0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Солдаты с пистолет-пулеметов Судаева ППС

Содержание

Судьба оружейника

Алексей Иванович Судаев прожил недолгую жизнь — смертельная болезнь унесла его меньше чем за неделю до его тридцать четвёртого дня рождения. Но за это время он успел вписать себя в историю мирового оружия столь же прочно, как и многие конструкторы, дожившие до старости.

На замену ППШ

Родился Алексей Иванович 23 августа 1912 года в городе Алатырь. С семнадцати лет работал слесарем, затем был техником на железной дороге. В 1934–1936 годах служил в железнодорожных войсках, где проявил интерес к стрелковому оружию. После армии, два года отучившись в Горьковском индустриальном институте, поступил на факультет вооружения Артиллерийской академии РККА имени Дзержинского. Во время учёбы проявил блестящие способности, в частности, в 1940 году приказом наркома обороны был удостоен высшей стипендии для особо отличившихся слушателей Академии. Дипломным проектом Судаева стал автоматический пистолет под патрон 7,62 мм ТТ, работающий по принципу короткого хода ствола с клиновым запиранием и оснащённый самовзводным ударно-спусковым механизмом.

После выпуска из Академии Судаев получил звание военинженера 3-го ранга и был назначен на НИПСВО (Научно-исследовательский полигон стрелкового вооружения). Там он разработал зенитную установку, производство которой было запущено в начале войны.

В начале 1942 года Красная армия объявила конкурс на создание нового пистолета-пулемёта, который должен был стать заменой ППШ. Во втором этапе испытаний, проходившем в апреле-мае 1942 года, принял участие и пистолет-пулемёт, разработанный Судаевым. В напряжённой борьбе ему удалось обойти конкурентов, в том числе творения таких именитых мастеров, как Дегтярёв, Коровин и Рукавишников. Конструкция Судаева показала исключительную надёжность и износостойкость, а по кучности стрельбы заняла второе место. В конце мая-начале июня пистолет-пулемёт Судаева отдельно соревновался с ППШ-2 — новым образцом разработки Шпагина. Несмотря на то что образец Судаева и здесь продемонстрировал своё решительное превосходство, присудить ему победу не решились по причинам административного характера. Было решено начать с выпуска опытной серии (по тысяче штук) обоих пистолетов-пулемётов для войсковых испытаний — пистолету-пулемёту Судаева было присвоено обозначение ППС-42. Окончательный выбор в пользу конструкции Судаева был сделан лишь в 1943 году, когда на вооружение был принят доработанный и улучшенный вариант, получивший обозначение ППС-43.

От ППШ пистолет-пулемёт Судаева выгодно отличался заметно меньшей массой и габаритами. К достоинствам относился и пониженный темп стрельбы, позволявший лучше контролировать расход боеприпасов. Несмотря на то что в конструкции отсутствовал переводчик режима огня, при необходимости можно было даже стрелять одиночными, просто отпуская спусковой крючок сразу же после нажатия. Также ППС был заметно технологичнее, требовал в два раза меньше металла и в три раза меньше станкочасов для производства, чем ППШ.

ППС завоевал большую популярность в войсках — его небольшой вес и компактность очень понравились танкистам, артиллеристам, разведчикам и всем остальным, для кого лёгкость и удобство оружия были важнее эффективной дальности стрельбы. Основным образцом ему стать так и не удалось — ППШ был хорошо освоен в производстве, поэтому было сочтено нецелесообразным в разгар войны затевать перестройку производства под существенно отличающийся образец. Производился ППС до 1945 года, всего за это время было выпущено около полумиллиона экземпляров обеих модификаций. По сравнению с шестью миллионами экземпляров ППШ, конечно, не очень много, но если сравнивать с другими образцами автоматического стрелкового оружия, тираж более чем приличный.

ППС оставался на вооружении Красной, а затем и Советской армии до середины пятидесятых годов, когда вместе с ППШ и карабином образца 1944 года был заменён единым автоматом под промежуточный патрон. Кстати, принятый на вооружение автомат тоже вполне мог бы оказаться изобретением Судаева, но об этом — чуть ниже. Последнее наставление по ППС было выпущено в Советском Союзе в 1955 году, уже после формального снятия с вооружения, а отдельные подразделения ВОХР использовали ППС почти до самого развала Советского Союза.

Мировое признание

Пистолет-пулемёт завоевал определённую популярность и за рубежом. Ещё в 1944 году, до окончания войны, его начали производить в Финляндии. Финский вариант назывался m/44 и отличался от оригинала калибром (9 мм «Парабеллум»). Приёмник m/44 был рассчитан на использование магазинов от пистолета-пулемёта Suomi, который на тот момент был основным в финской армии. Более поздняя модификация, выпущенная в начале 50-х годов, имела возможность использовать также магазины от шведского пистолета-пулемёта CarlGustaf M/45.

Разработчик m/44 Вилли Даус после войны оказался в Испании и в 1948 году наладил там производство своего пистолета-пулемёта при помощи немецких инженеров. Испанская версия называлась DUX-53, а доработанный вариант, появившийся через несколько лет, носил название DUX-59. Эти пистолеты-пулемёты понравились немцам, их производство было перенесено в ФРГ, где они выпускались до середины 50-х и в 1953–59 годах состояли на вооружении пограничной стражи.

Польша с 1948 по 1955 год производила PPS wz. 1943/1952 — точную копию ППС-43, отличающуюся лишь наличием фиксированного деревянного приклада вместо складного металлического плечевого упора. Таким образом польские оружейники, очевидно, пытались улучшить кучность стрельбы пистолета-пулемёта, устранив его самый весомый недостаток, пусть и за счёт увеличения веса и габаритов оружия. Эти пистолеты-пулемёты, наряду с ППС советского производства, состояли на вооружении польской армии до начала 80-х годов.

После окончания Второй мировой производство ППС-43 было налажено в Китае и Северной Корее. Корейцы производили точную копию советского образца, за исключением клейм, китайцы же внесли в конструкцию некоторые изменения для упрощения производства.

Не пистолетом-пулемётом единым

Если с пистолетами-пулемётами Алексей Иванович первопроходцем не был, то его первенства в деле разработки оружия под промежуточный патрон отрицать не получится никак. Именно Судаев разработал первый образец оружия под 7,62-мм патрон образца 1943 года конструкции Елизарова и Сёмина. Автомат Судаева получил название АС-44, его первый образец был представлен на полигонные испытания в мае 1944 года. Как и в ППС, в АС-44 широко применялась штамповка, что делало его простым в производстве. Толстостенный ствол увеличивал кучность стрельбы и делал возможным ведение длительного огня очередями без существенного перегрева оружия. Всего Судаевым было создано четыре варианта автомата. Основным требованием испытательной комиссии к АС-44 было повышение надёжности ряда деталей (ударника, возвратной пружины и др.). В Группе советских войск в Германии весной-летом 1945 года проходила войсковые испытания опытная серия АС-44 четвёртого образца. По их итогам было решено, что автомату требуется снижение массы. Резерв для её сокращения у конструкции был, но доработки не случилось. Вмешались внешние факторы.

Серьёзная болезнь подкосила Судаева в расцвете сил. Он продолжал свой труд до последнего — по свидетельствам современников, его больничная палата была больше похожа на рабочий кабинет, так как была заполнена чертежами, схемами и прочими бумагами. Однако завершить доработку АС-44 он не успел — 17 августа 1946 года Алексея Ивановича не стало.

Поскольку работа над АС-44 была прервана, был организован второй тур испытаний. Именно в нём принял участие Михаил Тимофеевич Калашников со своим АК-46, и именно он одержал в итоге победу. А ведь если бы не болезнь Судаева, самым легендарным оружием XX века вполне мог стать совсем другой автомат. На конструкцию АК Судаев, кстати, оказал огромное влияние — ряд решений, повышающих надёжность оружия и делающих его менее чувствительным к загрязнению, перекочевали из АС в АК и легли в основу его невероятной безотказности. Сам Калашников с теплом вспоминал:

«Будучи от природы очень одарённым человеком и уже умудрённым опытом конструирования, Судаев щедро делился со мною своими знаниями. Как сейчас помню его слова: «Делай всё проще, не гонись за ненужной оригинальностью».

ППС: пистолет-пулемёт для тотальной войны

В 1942 году советским конструктором-оружейником Алексеем Ивановичем Судаевым было разработано новое оружие, которое позднее многие специалисты назовут лучшим пистолетом-пулеметом Великой Отечественной войны. Речь идет о 7,62-мм пистолетах-пулеметах системы Судаева образца 1942 и 1943 годов, знаменитых – ППС. Всего за годы войны было выпущено более полумиллиона пистолетов-пулеметов Судаева обеих модификаций.

На момент начала проектирования нового пистолета-пулемета на вооружении Красной Армии уже находился знаменитый ППШ-41, который зарекомендовал себя отличным и эффективным оружием в бою, а также технологичным в производстве. В то же время у ППШ были и свои недостатки, к которым относили большую массу и габариты, что затрудняло применение оружия в стесненных условиях узких окопов, а также экипажами танков, десантниками и разведчиками. При этом в условиях военного времени остро стояла задача снизить затраты на массовое производство подобных моделей стрелкового оружия.

Уже в 1942 году был объявлен конкурс на более компактный, легкий и дешевый в производстве пистолет-пулемет, который по своим характеристикам не должен был уступать пистолету-пулемету конструкции Шпагина. Помимо самого Шпагина и Судаева в конкурсе участвовали и другие конструкторы-оружейники: Дегтярев, Коровин, Рукавишников, но победу по результатам конкурсных испытаний одержала модель пистолета-пулемета, предложенная Алексеем Судаевым. Полевые испытания нового оружия успешно прошли 6-13 июня 1942 года в частях Ленинградского фронта, после чего было развернуто серийное производство ППС на Сестрорецком оружейном заводе в Ленинграде.

Немаловажным было и то, что производство новой модели пистолета-пулемета первоначально было налажено в блокадном Ленинграде. Доставка любого оружия в окруженный врагом город была сложным делом. Именно поэтому было важно наладить выпуск стрелкового оружия внутри блокадного кольца на имеющихся производственных мощностях. При этом важно было помнить, что многие рабочие отправились в эвакуацию, ушли на фронт или погибли, в том числе и от страшной блокадной зимы 1941-42 годов. На смену им приходили мальчишки и девчонки, которые не только не имели опыта работы в промышленности, но и были ослаблены физически. Справляться с производством стоящего на вооружении пистолета-пулемета ППШ им было банально сложно. Новый пистолет-пулемет системы Судаева был окончательно принят на вооружение в конце 1942 года под обозначением ППС-42. Сам конструктор работал над данным оружием, находясь в блокадном городе, неслучайно среди его наград была и медаль «За оборону Ленинграда». К обороне города на Неве Алексей Иванович Судаев имел самое прямое отношение.

Читать еще:  Фото: Пулемет КОРД. Подборка фото-1

Автоматика ППС была построена на схеме со свободным затвором. Для стрельбы из пистолета-пулемета использовались патроны 7,62×25 ТТ. Стрельба из оружия велась с открытого затвора. Ударно-спусковой механизм пистолета-пулемета системы Судаева допускал ведение огня только в автоматическом режиме. Предохранитель находился в передней части спусковой скобы, при включении он блокировал спусковую тягу и поднимал планку с вырезами, которые блокировали рукоятку взведения, жестко соединенную с затвором, как во взведенном, так и в спущенном положении. В переднее боевое положение предохранитель можно было перевести нажатием указательного пальца непосредственно перед размещением его на спусковом крючке. В некоторых модификациях пистолета-пулемета при возникновении необходимости блокировки взведенного затвора рукоятка взведения могла быть заведена в дополнительный поперечный паз на ствольной коробке. Взведенный затвор в таком положении не мог сорваться самопроизвольно даже в случае падения оружия с высоты или сильном ударе. Кожух ствола и ствольная коробка ППС были единой деталью, они изготавливались методом штамповки.

Рациональная компоновка пистолета-пулемета и увеличенная с 83 до 142 мм длина хода затвора привели к уменьшению темпа стрельбы до 600-700 выстрелов в минуту. Это позволяло использовать спусковой механизм, который допускал ведение лишь автоматического непрерывного огня, и для стрельбы одиночными выстрелами, для этого стрелок должен был плавно нажимать и быстро отпускать спусковой крючок. Наиболее эффективной считалась стрельба короткими очередями по 2-5 патронов, при ведении огня длинными очередями серьезно увеличивалось рассеивание. Убойная сила пули сохранялась и на дистанции 800 метров, но эффективной дистанцией боя с использованием пистолетов-пулеметов Судаева были 100-200 метров. Прицельные приспособления были представлены мушкой и прицелом с перекидным целиком, который был рассчитан как раз на две фиксированных позиции – 100 и 200 метров.

Пистолет-пулемет Судаева комплектовался шестью магазинами, которые боец переносил в двух сумках. В них же располагался необходимый ЗИП: двугорлая масленка и составной шомпол. Питание пистолетов-пулеметов ППС-42/43 производилось с помощью коробчатых магазинов емкостью 35 патронов 7,62х25 ТТ. Магазины вставлялись в приемник (горловину), который был оснащен защелкой с предохранительной скобой, она предотвращала возможность случайного извлечения магазина. Выход патронов из магазина был двухрядным, это не только повышало безотказность оружия в боевых условиях, но и упрощало бойцу процесс наполнения магазина патронами.

Компактность ППС обеспечивалась за счет использования складного металлического приклада, обладающего достаточно простой конструкцией. В походном положении он просто укладывался на ствольную коробку. Перевод из походного положения в боевое занимал очень мало времени. Наличие на оружии пистолетной рукоятки позволяло надежно удерживать все модели ППС во время ведения огня. Со снаряженным магазином ППС весили чуть более 3,6 кг, тогда как ППШ-41 со снаряженным коробчатым магазином – 4,15 кг.

В 1943 году пистолет-пулемет был усовершенствован. Масса затвора был уменьшена с 570 до 550 грамм, длина ствола уменьшилась с 272 до 251 мм, а длина складывающегося приклада с 245 до 230 мм. Помимо этого, Судаев улучшил рукоятку взведения, флажок предохранителя, защёлку плечевого упора. Ствольная коробка и кожух ствола были объединены в единую деталь именно на этой модели, получившей обозначение ППС-43.

Одновременно с высокими служебно-эксплуатационными и боевыми качествами ППС отличался и выдающимися производственно-экономическими характеристиками. Конструкция данного пистолета-пулемета допускала выпуск 50 процентов узлов и деталей на прессо-штамповочном оборудовании методом холодной штамповки с использованием точечной и дуговой электросварки. По сравнению с ППШ-41 новое оружие было экономичнее в производстве, на его выпуск тратилось примерно в три раза меньше времени и в два раза меньше металла. Так, на изготовление одного пистолета-пулемета ППС-43 тратилось 2,7 человека-часа и 6,2 кг металла, а на производство ППШ-41 тратилось 7,3 человека-часа и 13,5 кг металла соответственно.

Сегодня можно уверенно говорить о том, что пистолеты-пулеметы ППШ и ППС внесли неоценимый вклад в победу в Великой Отечественной войне. Это было то стрелковое оружие, которое можно было производить массово с привлечением для их производства непрофильных предприятий советской промышленности, в большей степени это касалось именно пистолета-пулемета Судаева, который был проще в производстве. Снижение трудозатрат, большая технологичность и упрощение производства в условиях военного времени, когда за станки на советских предприятиях и заводах встали подростки и женщины (то есть к производству привлекалась неквалифицированная рабочая сила) имели огромное значение.

Как отмечает историк Андрей Уланов, такое оружие, как пистолет-пулемет Судаева, являлось идеальным для малоподготовленных бойцов, было неприхотливым в обслуживании и использовании. Образно говоря, присыпанный землей ППС можно было подобрать, отряхнуть, передернуть затвор и снова использовать в бою. На завершающем этапе войны оружие себя отлично зарекомендовало при боях в городской среде, где дистанция боя была небольшой. Красная Армия, насыщенная к этому моменту большим количеством автоматического оружия, в первую очередь пистолетами-пулеметами, могла вести эффективные штурмовые действия в городах. Эффективными пистолеты-пулеметы ППС и ППШ показали себя и в боях против японской Квантунской армии в августе 1945 года.

За счет массового производства пистолетов-пулеметов Красная Армия рассчитывала нарастить процент автоматического оружия в войсках. При этом, как отмечает Андрей Уланов, производство пистолетов-пулеметов в годы Великой Отечественной войны было выгодно и с технологической точки зрения. Нарастить выпуск такого оружия в военных условиях оказалось проще всего. Сначала в массовое производство пошел ППШ, а с конца 1942 года к нему прибавился еще более технологичный ППС. К концу войны их долю в войсках удалось довести до 50 процентов, что, безусловно, играло положительную роль. Пистолеты-пулеметы для Красной Армии времен войны были идеальным оружием. Они были технологичны, просты в производстве, их можно было выпускать в больших объемах. Так пистолетов-пулеметов ППШ в Советском Союзе было произведено около 6 миллионов штук. В этом плане ППС остался более «нишевой» моделью, которая особенно приглянулась экипажам бронетехники, разведчикам и десантникам.

При этом ППС выделяли простота конструкции, легкость, компактность, надежность в эксплуатации. В вооружении наиболее нуждающихся в подобном оружии танковых, воздушно-десантных, разведывательных подразделений, инженерно-саперных частей и партизан пистолет-пулемет Судаева занимал доминирующее место. С этим стрелковым оружием советские части отбросили врага от пригородов Ленинграда и дошли до Берлина. Выпуск ППС продолжался и после войны, всего было выпущено около двух миллионов экземпляров данного пистолета-пулемета. Вплоть до середины 1950-х годов ППС оставался штатным оружием экипажей советской бронетехники и войск специального назначения – морской пехоты и ВДВ, на вооружении тыловых, вспомогательных подразделений, внутренних и железнодорожных войск он находился еще дольше. При этом после войны ППС массово поставлялись дружественным странам Восточной Европы, Африки, а также в Китай и Северную Корею, в последних двух странах было налажено их массовой производство с адаптацией к местным промышленным реалиям.

Источники информации:
http://www.bratishka.ru
https://vpk-news.ru
https://planet-today.ru
https://www.armoury-online.ru
Материалы из открытых источников

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Слон против кита. Сравниваем немецкий MP-40 с советским ППС-43

В Сети часто мелькают сравнения двух культовых пистолетов-пулеметов — советского ППШ и немецкого MP40. А чуть менее известный ППС-43 конструкции Алексея Судаева обычно с «коллегой» из Третьего рейха не сравнивают, хотя они значительно более похожи друг на друга, в том числе и внешне. 42.TUT.BY попытался исправить историческую несправедливость и разобрать достоинства и недостатки двух пистолетов-пулеметов в сравнении.

Реальность и мифы про немецкое и советское оружие

С мифами все хорошо у обоих участников соревнования. Про ППС-43 часто пишут, что «он признан лучшим пистолетом-пулеметом Второй мировой войны», правда без указания, кем и когда именно.

MP-40 сплошь и рядом называют «шмайсером» и порой полагают, что вермахт был вооружен им поголовно: образ немецкого солдата с MP-40 на груди и с закатанными рукавами стал каноничным.

Как обычно, реальность оказывается несколько иной. Никакого всеобщего признания ППС-43 лучшим пистолетом-пулеметом ВМВ не было, у разных стран имелись разные мнения на сей счет, а всемирных конкурсов не проводилось. А миф родился из единственного высказывания Михаила Калашникова: великий оружейник просто сообщил свое личное мнение по вопросу, а уже потом его слова подхватили.

Что же касается MP-40, то Хуго Шмайссер имеет крайне малое отношение к этому оружию — мы подробно писали об этом. Им не вооружали немецких солдат поголовно: основой огневой мощи отделения вермахта был единый пулемет MG-34, позже MG-42, при поддержке карабинов Маузера.

А пистолетам-пулеметам отводилась скромная роль вооружения командиров отделений (позже и их заместителей) и экипажей бронетехники. Таким образом, в процентном отношении солдаты, вооруженные пистолетами-пулеметами, составляли в войсках рейха явное меньшинство.

Патрон: поражение целей на большом расстоянии, останавливающее действие

Много копий сломано и по поводу сравнения патронов 9×19 mm Parabellum, которыми «питался» MP-40, и советских 7,62×25 мм ТТ — они использовались в ППС-43.

Как правило, речь идет о том, что немецкий патрон имел лучшее останавливающее действие, а советский — большую эффективную дальность поражения, едва ли не в 500 метров. Апофеозом этого противостояния была история о том, что на расстоянии в 100 метров пуля, выпущенная из MP-40, не может пробить солдатский ватник.

Этот миф оказался таким живучим, что эксперт концерна «Калашников» Владимир Онокой проверил его на практике, обстреляв два ватника на манекенах. Разумеется, зимняя одежда пулю не сдержала.

История, что пуля патрона 7,62×25 ТТ может поражать цели на значительно большем расстоянии, чем 9×19, тоже, скорее всего, миф. Несколько большая дульная энергия советского патрона на расстоянии в 200 метров компенсируется большей массой пули немецкого. Эффективная дальность поражения для обоих патронов составляет 100−150 метров, максимум 200 — на этих расстояниях пули показывают примерно равные характеристики.

Что же касается останавливающего действия, то у 9-миллиметровой немецкой пули оно действительно несколько выше — хоть и не как у американского 45-го калибра (красноречиво прозванного manstopper). Строго говоря, 9-миллиметровый калибр — это такая «золотая середина», очень удачное сочетание качеств, и не случайно сегодня именно «парабеллумовский» 9×19 mm является самым распространенным пистолетным боеприпасом в мире.

Советский же 7,62×25, версия немецкого же патрона для легендарного «маузера» С-96, как утверждается, был принят не от хорошей жизни. Дело в том, что все основное стрелковое оружие в раннем СССР (револьвер Нагана, винтовка Мосина, пулемет максим) имело калибр 7,62 мм, что позволяло унифицировать производство стволов. Годы спустя эта проблема исчезла, и сегодня патрон 7,62×25 понемногу уходит в историю, тогда как 9×19 живее всех живых.

Преимущество здесь, очевидно, за «немцем».

Технологичность: «немецкое качество» и советское производство

Выражение «немецкое качество» уже практически стало синонимом надежности и неубиваемости. Правда, это обеспечивалось столь же «немецкой» трудоемкостью любого изделия. Рабочие и инженеры рейха просто не могли выдать практически ничего простого и дешевого — и не всегда такой подход был оправдан.

Так, пистолет-пулемет MP-38 с фрезерованной для облегчения ствольной коробкой и другими прекрасными комплектующими требовал 18 человеко-часов — то есть условный рабочий должен был потратить три четверти суток, чтобы сделать всего один пистолет-пулемет. Часто встречается утверждение, что MP-40 был сильно упрощенной моделью и требовал меньших усилий из-за широкого применения штамповки.

Читать еще:  Подборка фото: Винтовка СВУ

На самом деле это полуправда. Оружие действительно было проще предшественника, но не сильно. На изготовление одного MP-40 требовалось до 15 человеко-часов, что все равно довольно много.

Для сравнения: тяжелый и не самый простой по советским меркам ППШ-41 требовал 7,3 человеко-часа — вдвое меньше. А во второй половине войны, когда немцы начали ощущать сильную нехватку ресурсов, MP-40 попробовали упростить еще больше — и потерпели неудачу. С качеством начались жуткие проблемы.

Фото: wikipedia.org

А что касается ППС, то тут даже сравнивать смешно: на изготовление одного пистолета-пулемета уходило всего 2,7 человека-часа. Почти в шесть раз меньше, и это притом что его могли изготавливать неквалифицированные рабочие (изначально пистолет-пулемет делали в блокадном Ленинграде).

Так что MP-40 мог бы иметь шансы на победу, только если бы оружие Судаева клинило, скажем, в половине случаев и разваливалось в руках бойцов. Но такого не наблюдалось, и по критерию технологичности ППС-43 побеждает с большим отрывом.

Скорострельность и точность

И ППС-43, и MP-40 имеют простейший принцип работы автоматики — со свободным затвором. Но если у ППШ, использующего тот же принцип, это оборачивается дикой скорострельностью в 1100 патронов, негативно отражающейся на точности и экономии боеприпасов, то наши «герои» этим не страдают.

Немецкий пистолет-пулемет за счет тяжелых подвижных деталей, пневматического демпфера и слабой возвратной пружины имеет вполне скромную скорострельность в 600 выстрелов в минуту. А если стрелять с борта бронетехники или из-за укрытия, то точность можно повысить, зацепив оружие за что-нибудь специальным крюком внизу ствола.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

В СССР пошли другим путем: в конструкции ППС-43 был предусмотрен длинный ход подвижных частей, а фибровый буфер в задней части обеспечивал смягчение удара откатывающегося затвора. В результате скорострельность орудия упала до тех же вполне приемлемых 600 выстрелов в минуту. Крюка у пистолета-пулемета не имеется, зато есть простой дульный тормоз-компенсатор, что повышает удобство ведения огня и точность.

Испытания обеих систем на полигонах показали, что точности стрельбы и ППС-43, и MP-40 вполне хватает для выполнения боевых задач. Если ППШ, несмотря на солидную массу, при стрельбе очередями «водило» довольно сильно и кучность стрельбы снижалась, то за конструкциями Судаева и Фольмера подобного не замечено. И это невзирая на то, что у автоматов не было возможности стрельбы одиночными — чтобы выпустить одну пулю, достаточно было быстро нажать и отпустить спусковой крючок.

Здесь у нас был бы паритет, если бы не одно «но»: способ, которым немецкие конструкторы добивались снижения темпа стрельбы, оказался довольно затратным. Чтобы оружие стреляло, как задумано, требовалось очень высокое качество комплектующих — соответственно, при любой попытке упростить и удешевить производство оружие «мстило» своим создателям.

Фото: wikipedia.org

Так, в версии пистолета-пулемета от концерна Steyr инженеры предприняли попытку сделать MP-40 технологичнее, отказавшись от системы телескопических трубок и заменив их куском возвратной пружины большого диаметра, использовавшейся в пулемете MG-42. В зависимости от качества пружины ее усилие могло быть разным и темп стрельбы мог «плавать» в диапазоне от 600 до 1100 выстрелов в минуту. Понятно, что точность такого оружия начинала стремиться к нулю.

Помимо темпа стрельбы, точность обеспечивается и удобством управления оружием. Здесь у нас явный паритет: оба вида оружия имеют пистолетную рукоятку и металлический складной приклад. Первое можно назвать явным преимуществом, второе — недостатком (со временем такой приклад, в отличие от деревянного, разбалтывается). И MP-40, и ППС пытались делать в вариантах с деревянными прикладами (немцы сделали MP-41, а поляки уже после войны — клон оружия Судаева под названием wz. 1943/52). Большой популярности такие версии не снискали: компактность, обеспечивающаяся складным прикладом, оказалась важнее.

Итак, по точности огня у нас победил ППС-43 — советские оружейники смогли добиться отличных характеристик без усложнения конструкции.

Удобство в эксплуатации

Массогабаритные характеристики MP-40 и ППС-43 напрямую вытекают из их предназначения: войскам требовалось компактное оружие в первую очередь для экипажей бронетехники. На это изначально ориентировались немцы, а в СССР были недовольны чересчур крупным и тяжелым ППШ. Со сложенным прикладом MP-40 был всего 63 сантиметра в длину, с разложенным — 83 см.

Оружие Судаева имело буквально такие же габариты — 83 сантиметра в длину с разложенным прикладом, 61 — со сложенным. А вот по массе советское оружие сильно уступало — всего 3,9 килограмма против 4,8 (с патронами) у немецкого пистолета-пулемета. На войне, когда важен каждый лишний грамм, это важно.

И вновь у нас некоторое превосходство ППС-43.

Магазины: емкость и надежность

Коробчатые магазины для советских пистолетов-пулеметов принято ругать за небольшую (35 патронов) емкость и склонность к заклиниванию: считается, что знаменитый барабанный магазин ППШ куда лучше. Правда, это касается именно пистолета-пулемета Шпагина — огромная скорострельность порождала большой расход боеприпасов, и 35 патронов в магазине действительно были не бог весть чем.

А склонность к заклиниванию порождалась опять-таки «заточенностью» ППШ под барабанный магазин: из-за специфической схемы, при которой патрон всегда выходит с фиксированной позиции, конструкторам пришлось делать двухрядный магазин с однорядным выходом боеприпасов. Понятно, что ни к чему хорошему такое не привело.

Слева коробчатый магазин ППШ с однорядной подачей патронов, справа — магазин ППС с двухрядной подачей. Фото: wikipedia.org

В ППС ситуация кардинально другая: Судаев изначально делал свою модель под двухрядные коробчатые магазины, так что подача патронов также двухрядная. Большинство проблем с ненадежностью подачи боеприпасов как рукой сняло. А почти в полтора раза сниженная скорострельность позволила уменьшить расход боеприпасов: теперь 35 патронов стало хватать. Словом, претензий к магазину ППС практически нет.

А вот у MP-40 с магазином было все плохо. Та же проблема, как и у ППШ: двухрядный магазин, однорядная подача, и этот недостаток был в принципе неустраним. Отсюда, казалось бы, дикие инструкции для немецких разведчиков: «Автоматчики кроме автомата должны быть вооружены пистолетами (носить в карманах мундира на случай самозащиты, если откажет автомат)», «Для сохранения пружин обоймы (так сказано в документе) в небоевой обстановке держать без патронов, чистыми и смазанными. Перед заполнением обойм патронами их так же, как и автоматы, тщательно протереть и смазать слегка маслом. В обойму вставляются 24 патрона во избежание засорения, помещать обойму в карман отверстием вниз».

Мы полагаем, что здесь все ясно: с точки зрения магазина MP-40 проигрывает так же безнадежно, как по технологичности. Возможно, немцам просто не повезло сразу нащупать идеальный вариант, и в результате оружие нельзя было быстро и легко модернизировать, изменив схему на удачную.

Объемы выпуска

И MP-40, и ППС выпускались сотнями тысяч. Немецких пистолетов-пулеметов сделали во время войны не менее 1 200 000, советских — более скромно, 500 000. Здесь отдадим преимущество изделию оружейников рейха. Правда, ППС изначально не планировался как основное вооружение советских автоматчиков: у тех было еще несколько миллионов ППШ. Да и выпускали оружие Судаева не всю войну. Однако цифры есть цифры: MP-40 сделали больше.

Влияние на оружейников других стран

Ничто, пожалуй, не служит мерилом качества оружия так, как желание производить его копии в разных странах. И здесь обоим соперникам есть чем «гордиться»: в послевоенное время оружейники Европы и Азии с удовольствием копировали и MP-40, и ППС-43. Так, французы сделали свою версию MP-40 под названием Hotchkiss Universal, а бельгийцы — Vigneron M2.

Vigneron M2. Фото: wikipedia.org

Пистолет-пулемет Судаева стали копировать еще во время Второй мировой — например, в Третьем рейхе выпускали свою версию под названием MP-709. В свою очередь, познакомившись с устройством ППС-43, в Финляндии, на родине знаменитого «Суоми», представители компании Tikkakoski Оу решили, что конструкция Судаева нравится им больше, и сделали свою версию — в том числе под барабанный магазин от того же «Суоми» и патрон 9×19 Parabellum. Конструкция получила название m/44.

А когда владельца контрольного пакета Tikkakoski Оу, немца Вилли Дауса после войны «попросили» из Финляндии, он осел в Испании и продолжил производить «судаев» под названием Dux 53. Им вооружались, например, полицейские Западной Германии.

Фото: wikipedia.org

Также ППС делали в Польше и Китае, но это были все-таки страны-союзники СССР, так что, возможно, в выборе этого оружия имели место политические мотивы. Поэтому справедливо будет признать за моделями равенство.

Итак, наше сравнение закончено. Без бинокля видно, что ППС-43 в этой «битве слона с китом» одержал полную и убедительную победу. Возможно, это и не лучший пистолет-пулемет Второй мировой войны, но он оказался явно успешнее немецкого «коллеги». Впрочем, последний тоже весьма и весьма хорошее оружие, особенно если брать ранние версии.

Слон против кита. Сравниваем немецкий MP-40 с советским ППС-43

В сети часто мелькают сравнения двух культовых пистолетов-пулеметов — советского ППШ и немецкого MP40. А чуть менее известный ППС-43 конструкции Алексея Судаева обычно с «коллегой» из Третьего рейха не сравнивают — хотя они значительно более похожи друг на друга, в том числе и внешне. 42.TUT.BY попытался исправить историческую несправедливость и разобрать достоинства и недостатки двух пистолетов-пулеметов в сравнении.

Реальность и мифы про немецкое и советское оружие

С мифами все хорошо у обоих участников соревнования. Про ППС-43 часто пишут, что «он признан лучшим пистолетом-пулеметом Второй мировой войны», правда, без указания, кем и когда именно.

MP-40 сплошь и рядом называют «шмайсером» и порой полагают, что вермахт был вооружен им поголовно — образ немецкого солдата с MP-40 на груди и с закатанными рукавами стал каноничным.

Как обычно, реальность оказывается несколько иной. Никакого всеобщего признания ППС-43 лучшим пистолетом-пулеметом ВМВ не было — у разных стран имелись разные мнения на сей счет, а всемирных конкурсов не проводилось. А миф родился из единственного высказывания Михаила Калашникова: великий оружейник просто сообщил свое личное мнение по вопросу, а уже потом его слова подхватили.

Что же касается MP-40, то Хуго Шмайссер имеет крайне малое отношение к этому оружию — мы подробно писали об этом. Им не вооружали немецких солдат поголовно: основой огневой мощи отделения вермахта был единый пулемет MG-34, позже MG-42, при поддержке карабинов Маузера.

А пистолетам-пулеметам отводилась скромная роль вооружения командиров отделений (позже и их заместителей) и экипажей бронетехники. Таким образом, в процентном отношении солдаты, вооруженные пистолетами-пулеметами, составляли в войсках рейха явное меньшинство.

Патрон: поражение целей на большом расстоянии, останавливающее действие

Много копий сломано и по поводу сравнения патронов 9×19 mm Parabellum, которыми «питался» MP-40, и советских 7,62×25 мм ТТ — они использовались в ППС-43.

Как правило, речь идет о том, что немецкий патрон имел лучшее останавливающее действие, а советский — большую эффективную дальность поражения, едва ли не в 500 метров. Апофеозом этого противостояния была история о том, что на расстоянии в 100 метров пуля, выпущенная из MP-40, не может пробить солдатский ватник.

Читать еще:  Фото: Пулемет ДШК времен ВОВ. Подборка-3

Этот миф оказался таким живучим, что эксперт концерна «Калашников» Владимир Онокой проверил его на практике, обстреляв два ватника на манекенах. Разумеется, зимняя одежда пулю не сдержала.

История, что пуля патрона 7,62×25 ТТ может поражать цели на значительно большем расстоянии, чем 9×19, тоже, скорее всего, миф. Несколько большая дульная энергия советского патрона на расстоянии в 200 метров компенсируется большей массой пули немецкого. Эффективная дальность поражения для обоих патронов составляет 100−150 метров, максимум 200 — на этих расстояниях пули показывают примерно равные характеристики.

Что же касается останавливающего действия, то у девятимиллиметровой немецкой пули оно действительно несколько выше — хоть и не настолько, как у американского 45-го калибра (красноречиво прозванного manstopper). Строго говоря, девятимиллиметровый калибр — это такая «золотая середина», очень удачное сочетание качеств, и не случайно сегодня именно «парабеллумовский» 9×19mm является самым распространенным пистолетным боеприпасом в мире.

Советский же 7,62×25, версия немецкого же патрона для легендарного «маузера» С-96, как утверждается, был принят не от хорошей жизни. Дело в том, что все основное стрелковое оружие в раннем СССР (револьвер Нагана, винтовка Мосина, пулемет Максима) имело калибр 7,62 мм, что позволяло унифицировать производство стволов. Годы спустя эта проблема исчезла, и сегодня патрон 7,62×25 понемногу уходит в историю, тогда как 9×19 живее всех живых.

Преимущество здесь, очевидно, за «немцем».

Технологичность: «немецкое качество» и советское производство

Выражение «немецкое качество» уже практически стало синонимом надежности и неубиваемости. Правда, это обеспечивалось столь же «немецкой» трудоемкостью любого изделия. Рабочие и инженеры Рейха просто не могли выдать практически ничего простого и дешевого — и не всегда такой подход был оправдан.

Так, пистолет-пулемет MP-38 с фрезерованной для облегчения ствольной коробкой и другими прекрасными комплектующими требовал 18 человеко-часов — то есть условный рабочий должен был потратить три четверти суток, чтобы сделать всего один пистолет-пулемет. Часто встречается утверждение, что MP-40 был сильно упрощенной моделью и требовал меньших усилий из-за широкого применения штамповки.

На самом деле, это полуправда. Оружие действительно было проще предшественника, но не сильно. На изготовление одного MP-40 требовалось до 15 человеко-часов, что все равно довольно много.

Для сравнения, тяжелый и не самый простой по советским меркам ППШ-41 требовал 7,3 человеко-часа — вдвое меньше. А во второй половине войны, когда немцы начали ощущать сильную нехватку ресурсов, MP-40 попробовали упростить еще больше — и потерпели неудачу. С качеством начались жуткие проблемы.


Фото: wikipedia.org

А что касается ППС, то тут даже сравнивать смешно — на изготовление одного пистолета-пулемета уходило всего 2,7 человека-часа. Почти в шесть раз меньше, и это при том, что его могли изготавливать неквалифицированные рабочие (изначально пистолет-пулемет делали в блокадном Ленинграде).

Так что MP-40 мог бы иметь шансы на победу, только если бы оружие Судаева клинило, скажем, в половине случаев и разваливалось в руках бойцов. Но такого не наблюдалось, и по критерию технологичности ППС-43 побеждает с большим отрывом.

Скорострельность и точность

И ППС-43, и MP-40 имеют простейший принцип работы автоматики — со свободным затвором. Но если у ППШ, использующего тот же принцип, это оборачивается дикой скорострельностью в 1100 патронов, негативно отражающейся на точности и экономии боеприпасов, то наши «герои» этим не страдают.

Немецкий пистолет-пулемет за счет тяжелых подвижных деталей, пневматического демпфера и слабой возвратной пружины имеет вполне скромную скорострельность в 600 выстрелов в минуту. А если стрелять с борта бронетехники или из-за укрытия, то точность можно повысить, зацепив оружие за что-нибудь специальным крюком внизу ствола.


Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

В СССР пошли другим путем: в конструкции ППС-43 был предусмотрен длинный ход подвижных частей, а фибровый буфер в задней части обеспечивал смягчение удара откатывающегося затвора. В результате скорострельность орудия упала до тех же вполне приемлемых 600 выстрелов в минуту. Крюка у пистолета-пулемета не имеется, зато есть простой дульный тормоз-компенсатор — что повышает удобство ведения огня и точность.

Испытания обеих систем на полигонах показали, что точности стрельбы и ППС-43, и MP-40 вполне хватает для выполнения боевых задач. Если ППШ, несмотря на солидную массу, при стрельбе очередями «водило» довольно сильно, и кучность стрельбы снижалась, то за конструкциями Судаева и Фольмера подобного не замечено. И это невзирая на то, что у автоматов не было возможности стрельбы одиночными — чтобы выпустить одну пулю, достаточно было быстро нажать и отпустить спусковой крючок.

Здесь у нас был бы паритет, если бы не одно но: способ, которым немецкие конструкторы добивались снижения темпа стрельбы, оказался довольно затратным. Чтобы оружие стреляло, как задумано, требовалось очень высокое качество комплектующих — соответственно, при любой попытке упростить и удешевить производство оружие «мстило» своим создателям.


Фото: wikipedia.org

Так, в версии пистолета-пулемета от концерна Steyr инженеры предприняли попытку сделать MP-40 технологичнее, отказавшись от системы телескопических трубок и заменив их куском возвратной пружины большого диаметра, использовавшейся в пулемете MG-42. В зависимости от качества пружины ее усилие могло быть разным, и темп стрельбы мог «плавать» в диапазоне от 600 до 1100 выстрелов в минуту. Понятно, что точность такого оружия начинала стремиться к нулю.

Помимо темпа стрельбы, точность обеспечивается и удобством управления оружием. Здесь у нас явный паритет: оба вида оружия имеют пистолетную рукоятку и металлический складной приклад. Первое можно назвать явным преимуществом, второе — недостатком (со временем такой приклад, в отличие от деревянного, разбалтывается). И MP-40, и ППС пытались делать в вариантах с деревянными прикладами (немцы сделали MP-41, а поляки уже после войны — клон оружия Судаева под названием wz. 1943/52). Большой популярности такие версии не снискали: компактность, обеспечивающаяся складным прикладом, оказалась важнее.

Итак, по точности огня у нас победила ППС-43 — советские оружейники смогли добиться отличных характеристик без усложнения конструкции.

Удобство в эксплуатации

Массогабаритные характеристики MP-40 и ППС-43 напрямую вытекают из их предназначения: войскам требовалось компактное оружие в первую очередь для экипажей бронетехники. На это изначально ориентировались немцы, а в СССР были недовольны явно чересчур крупным и тяжелым ППШ. Со сложенным прикладом MP-40 был всего 63 сантиметра в длину, с разложенным — 83 см.

Оружие Судаева имело буквально такие же габариты — 83 сантиметра в длину с разложенным прикладом, 61 — со сложенным. А вот по массе советское оружие сильно уступало — всего 3,9 килограмма против 4,8 (с патронами) у немецкого пистолета-пулемета. На войне, когда важен каждый лишний грамм, это важно.

И вновь у нас некоторое превосходство ППС-43.

Магазины: емкость и надежность

Коробчатые магазины для советских пистолетов-пулеметов принято ругать за небольшую (35 патронов) емкость и склонность к заклиниванию — считается, что знаменитый барабанный магазин ППШ куда лучше. Правда, это касается именно пистолета-пулемета Шпагина — огромная скорострельность порождала большой расход боеприпасов, и 35 патронов в магазине действительно были не бог весть чем.

А склонность к заклиниванию порождалась опять-таки «заточенностью» ППШ под барабанный магазин — из-за специфической схемы, при которой патрон всегда выходит с фиксированной позиции, конструкторам пришлось делать двухрядный магазин с однорядным выходом боеприпасов. Понятно, что ни к чему хорошему такое не привело.


Слева коробчатый магазин ППШ с однорядной подачей патронов, справа — магазин ППС с двухрядной подачей. Фото: wikipedia.org

В ППС ситуация кардинально другая — Судаев изначально делал свою модель под двухрядные коробчатые магазины, так что подача патронов также двухрядная. Большинство проблем с ненадежностью подачи боеприпасов как рукой сняло. А почти в полтора раза сниженная скорострельность позволила уменьшить расход боеприпасов — теперь 35 патронов стало хватать. Словом, претензий к магазину ППС практически нет.

А вот у MP-40 с магазином было все плохо. Та же проблема, как и у ППШ: двухрядный магазин, однорядная подача, и этот недостаток был в принципе неустраним. Отсюда, казалось бы, дикие инструкции для немецких разведчиков «Автоматчики, кроме автомата, должны быть вооружены пистолетами (носить в карманах мундира на случай самозащиты, если откажет автомат)», «Для сохранения пружин обоймы (так сказано в документе) в небоевой обстановке держать без патронов, чистыми и смазанными. Перед заполнением обойм патронами их также, как и автоматы, тщательно протереть и смазать слегка маслом. В обойму вставляются 24 патрона, во избежание засорения, помещать обойму в карман отверстием вниз».

Мы полагаем, что здесь все ясно — с точки зрения магазина MP-40 проигрывает так же безнадежно, как по технологичности. Возможно, немцам просто не повезло сразу нащупать идеальный вариант, и в результате оружие нельзя было быстро и легко модернизировать, изменив схему на удачную.

Объемы выпуска

И MP-40, и ППС выпускались сотнями тысяч. Немецких пистолетов-пулеметов сделали во время войны не менее 1 200 000, советских — более скромно, 500 000. Здесь отдадим преимущество изделию оружейников Рейха. Правда, ППС изначально не планировался как основное вооружение советских автоматчиков — у тех было еще 6 миллионов ППШ. Да и выпускали оружие Судаева не всю войну. Однако цифры есть цифры — MP-40 сделали больше.

Влияние на оружейников других стран

Ничто, пожалуй, не служит мерилом качества оружия так, как желание производить его копии в разных странах. И здесь обоим соперникам есть чем «гордиться» — в послевоенное время оружейники Европы и Азии с удовольствием копировали и MP-40, и ППС-43. Так, французы сделали свою версию MP-40 под названием Hotchkiss Universal, а бельгийцы — Vigneron M2.


Vigneron M2. Фото: wikipedia.org

Пистолет-пулемет Судаева стали копировать еще во время Второй мировой — например, в Третьем рейхе выпускали свою версию под названием MP-709. В свою очередь, познакомившись с устройством ППС-43, в Финляндии, на родине знаменитого «Суоми», представители компании Tikkakoski Оу решили, что конструкция Судаева нравится им больше и сделали свою версию — в том числе под барабанный магазин от того же «Суоми» и патрон 9×19 Parabellum. Конструкция получила название m/44.

А когда владельца контрольного пакета Tikkakoski Оу, немца Вилли Дауса после войны «попросили» из Финляндии, он осел в Испании и продолжил производить «судаев» под названием Dux 53. Им вооружались, например, полицейские Западной Германии.


Фото: wikipedia.org

Также ППС делали в Польше и Китае, но это были все-таки страны-союзники СССР, так что, возможно, в выборе этого оружия имели место политические мотивы. Поэтому справедливо будет признать за моделями равенство.

Итак, наше сравнение закончено. Без бинокля видно, что ППС-43 в этой «битве слона с китом» одержал полную и убедительную победу. Возможно, это и не лучший пистолет-пулемет Второй мировой войны, но он оказался явно успешнее немецкого «коллеги». Впрочем, последний тоже весьма и весьма хорошее оружие, особенно, если брать ранние версии.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector