0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Плавающий танк Т-37Б / «Танк Шитикова» / Т-37В: обзор, фото, характеристики.: обзор, фото, характеристики.

«Танк Шитикова» – Т-37Б

В 1934 г. конструктор КБ-Т П. Шитиков, занятый в проектировании Т-43-2, выполнил собственный проект колесно-гусеничного плавающего танка Т-37Б и танкетки-транспортера. Однако в КБ-Т завода № 37 к его проекту отнеслись скептически. Тогда он написал письмо К. Ворошилову, в котором, в частности, говорилось: «Я имею все основания полагать, что проект, над которым я работал, имеет значительное превосходство, то есть больше качественных показателей, чем официальные проекты. Он легче по массе, скорость движения выше, лобовые листы корпуса расположены под наклоном, полное отсутствие алюминиевого литья». Письмо помогло сдвинуть дело с мертвой точки.
Нарком направил письмо на имя начальника УММ, где была образована комиссия под управлением председателя Научно-технического комитета (НТК) Лебедева, которая в ноябре 1934г. рассмотрела проект в сравнении с проектом нового танка Т-38.

Танк П. Шитикова Т-37Б, 1935г.

На заседании по обсуждению проекта П. Шитиков высказал следующие соображения: «В быстроходных машинах ведущее колесо гусеничного хода является вредным, и в своем проекте я от него отказался. Ведущим колесом гусеничного хода является то же, что и на колесном ходу, причем гусеничная цепь охватывает его только на половину окружности. Этого вполне достаточно, так как нормальное сцепление достигается как за счет трения, так и зацеплением имеющихся на ободе колеса выступов за клыки гусеницы. Такое решение значительно упрощает конструкцию.
Корпус весь выполнен из листов, расположенных наклонно, что обеспечивает хорошую пулестойкостъ».
Присутствовавшие на совещании представители КБ-Т завода № 37 и Опытного завода Спецмаштреста им. Кирова Н. Астров, В. Симский, Н. Козырев, напротив, отмечали множественные недостатки конструкции, сложности в массовом изготовлении корпуса, неработоспособность танка при движении на гусеничном ходу под нагрузкой и главное – отсутствие новизны.
Тогда П. Шитиков выдвинул последний козырь – значительное уменьшение массы танка (до 2,5 т), что должно было, по его мнению, положительно сказаться на ресурсе ходовой части, и главное – танк такой массы можно было перевозить в кузове трехтонного грузовика.
Кроме того, за проект высказался начальник 3-го управления УММ РККА Павловский: «Хочется отметить простоту конструкции, особенно подвески. Корпус будет трудным и дорогим, но при исправлении отдельных мест конструкции машина ходить будет». Возможно, это было вызвано тем, что за изготовление опытного образца танка уже высказался К. Ворошилов. Поэтому неудивительно, что при массе недостатков, обнаруженных в проекте, комиссия постановила: «Проект тов. Шитикова подлежит переработке, заводу № 37 оказать ему в этом соответствующую помощь».
Реализация проекта началась в 1935г., когда колесно-гусеничный ход уже не рассматривался как обязательное условие для плавающего танка. Поэтому здесь П. Шитиков уже козырял лишь малой массой своего танка, что позволяло осуществлять его переброску в кузове грузовика ЗИС.
Весной 1935г. опытный образец танка, получившего индекс Т-37Б, был готов.

Танк Т-37Б, 1935г.

От Т-37А он отличался меньшими габаритами, массой 2700 кг (на взвешиваниях от 2620 до 2690 кг) и конической башней. Кроме того, засос воздуха для охлаждения двигателя осуществлялся через отверстия в нижней части башни, что, по мнению конструктора, должно было положительно сказаться на безопасности системы охлаждения к возможности ее заливания водой.
Экипаж танка состоял из двух человек, которые располагались «в затылок» в боевом отделении под башней. Для посадки и высадки экипажа применялся башенный люк. Механик-водитель влезал в танк первым, и его рабочее место находилось в корпусе, а наблюдательный лючок-пробка – в подбашенной коробке. Командир танка входил в танк последним, а покидал его первым, так как его рабочее место находилось в башне позади и вверху относительно механика-водителя. В случае гибели командира танка механик-водитель оказывался замурованным на своем месте, так как вытащить командира и освободить путь себе он не мог.
Башня танка имела большие размеры и изготавливалась штамповкой. По заданию она должна была иметь круговое вращение, однако в ходе испытаний выяснилось, что развернуть башню и вести огонь назад по ходу нельзя, так как особенности посадки экипажа мешали этому.
Кроме того, во время испытаний были обнаружены многочисленные поломки МТО, затекание воды в люк водителя при сходе в воду и выходе из нее, спадание гусеничных цепей, недостаточная маневренность на воде, «недоработки конструкции ходовой части».
Вскоре после испытаний Т-37Б П. Шитиков подал проект нового танка Т-37В, который отличался от Т-37Б задним расположением ведущего колеса, дальнейшим облегчением конструкции, улучшением размещения членов экипажа, увеличением бензиновых баков. Так, в письме зам. начальника АБТУ РККА Г. Бокису от 28 июня 1935 г. Шитиков писал:
«Информирую Вас, что мною уже окончательно закончена модернизация Т-37А, которая содержит:
1) по весу легче, следовательно, скорость выше;
2) имеет лучшую пулестойкость;
3) изготовление значительно проще;
4) свободно размещены командир и водитель, они могут свободно обмениваться местами, не выходя из танка;
5) лучшая плавучесть.
Прошу посмотреть эту работу. Она проделана в порядке социалистического соревнования по рабочему проекту».
Но новая модификация Т-37 уже не вызвала одобрения у руководства УММ, и потому работы по изготовлению Т-37В не проводились.

Проект «танка Шитикова» (Т-37Б)

Разработчик: инженер КБ-Т завода № 37 П.Шитиков

Начало работы над проектом: 1934

Изготовление первого опытного прототипа: 1935

Судьба проекта: серийно не выпускалась, ввиду огромного количества присущих проекту технических и конструктивных недостатков

Рис. 208 Модель-копия танка Т-37Б

У этого проекта достаточно интересная предыстория. Один из конструкторов КБ-Т завода № 37, работавший над проектом плавающего танка с комбинированным движителем, Т-43-2, П.Шитиков, в инициативном порядке в 1934 году самостоятельно разработал проект аналогичного танка. А вместе с ним ещё и вариант танкетки-транспортёра. Однако руководство завода изначально отнеслось к его работе скептически, объясняя это тем, что танк – достаточно сложная машина, и разработать нормальный проект в одиночку практически невозможно.

Рис.209 Танк Т-37Б на испытаниях без установленного вооружения

Не получив поддержки на рабочем месте, конструктор обратился с письмом на имя Наркома Обороны СССР К.Е.Ворошилова. В письме он отметил, что его разработка имеет гораздо более высокие характеристики, чем проекты танков, разработанных в официальных КБ, включая и КБ собственного завода.

Рис.210 Т-37Б. Модель-копия. Вид на правый борт.

В качестве примера он отметил, что его танк имеет более высокую расчётную скорость движения, меньшую полную массу, и форму корпуса, которая обеспечивает более высокую защищённость машины при использовании брони толщина которой аналогична устанавливаемой на танках других проектов. кроме того, в конструкции его танка полностью отсутствовало дорогостоящее алюминиевое литьё. По распоряжению Ворошилова, в УММ, для проверки данной информации, была создана специальная комиссия, которую возглавил председатель НТК УММ. Ей была поручена работа по проверке достоверности информации, изложенной в письме Шитикова. Предложенный им проект танка решено было сопоставить с разработками по проекту танка Т-38, который планировалось принять на вооружение РККА.

Рис.211 Т-37Б на испытаниях. 1935г.

При защите своего проекта Шитиков отметил, что, по его мнению, в быстроходных машинах с колёсно-гусеничными движителями ведущее колесо для гусеничного хода не требуется. Его роль будет выполнять ведущее колесо, являющееся таковым для колёсного хода. Причём, по его мнению, было достаточно только половинного охвата цепью данного колеса, если придать ему требуемую форму.

Рис.212 Танк Шитикова. Вид сзади

Подобное решение позволяло, по утверждению автора проекта, существенно упростить конструкцию движителя и повысить надёжность его работы. Кроме этого Шитиков акцентировал внимание членов комиссии на форме корпуса своей машины, подчёркивая её высокую противопульную защиту.

Рис.213 Модель-копия танка Т-37Б. Ввид спереди

Представители КБ-Т, приглашённые на заседание, со своей стороны, указывали на большое количество технических недостатков, присущих данному проекту, неточности в расчётах, сложность серийного изготовления корпусов и башен подобной конструкции, неработоспособность предложенной конструкции при движении под нагрузкой на гусеницах. А главное на то, что в проекте полностью отсутствовали новые технические решения.

Читать еще:  Фото: Пулемет НСВ "Утес". Подборка-2

Рис.214 Танк Т-37Б. Модель-копия. Вид сзади.

В повторном выступлении Шитиков, в качестве главного контраргумента указал на то, что его машина обладает массой всего в 2500 кг, что, с его точки зрения, автоматически должно было привести к увеличению эксплуатационного ресурса ходовой части танка. А также позволяло перевозить танк на серийно выпускавшихся трёхтонных грузовиках.

Проект неожиданно был поддержан начальником третьего управления УММ РККА Павловским. Вероятнее всего по той простой причине, что лично Ворошилов высказался за то, что «конструктору надо дать шанс».

Подобная поддержка привела к тому, что, несмотря на огромное количество вскрытых недостатков предлагаемой конструкции изначально высокую сложность и стоимость изготовления подобного танка, было принято решение о том, что проект следует переработать, а КБ-Т обязано оказать в этом Шитикову необходимую помощь.

Практически официальные работы по проекту начались в начале 1935 г. На тот период представители армии уже не так жёстко настаивали именно на колёсно-гусеничном ходу для новых плавающих танков. поэтому у ШИтикова уже на старте остался только один козырь – малая масса танка. Опытный танк был изготовлен по его проекту весной 1935 года. Машине присвоили индекс Т-37Б.

От версии Т-37А новая машина отличалась меньшей массой, габаритами и формой башни. Ещё одним существенным отличием новой конструкции был подсос воздуха для охлаждения работающего двигателя через специальные отверстия в нижней части танковой башни. По мнению конструктора, подобное решение повышало безопасность работы данной системы и препятствовало заливу её забортной водой на плаву.

Рис.215 Основные проекции танка Т-37Б

Оба члена экипажа размещались друг за другом в боевом отделении непосредственно под башней. Посадку/высадку экипаж осуществлял через башенный люк. Подобная компоновка, в случае гибели командира, не позволяла механику-водителю покинуть танк, так как освободить себе проход к верхнему люку, пока тело командира находилось в танке, он не мог никак.

Башня имела достаточно большие для плавающего танка размеры и должна была изготавливаться штамповкой. Согласно выданному ТТХ она должна была вращаться на 360 градусов. Однако в ходе испытаний выяснилось, что развернуть башню для ведения огня в кормовом направлении физически невозможно. Этому мешает размещение рабочих мест членов экипажа.

Рис.216 Танк Шитикова (Т-37Б). Вил спереди.

В процессе проводимых испытаний фиксировались множественные поломки МТО, самопроизвольный сброс гусениц, затекание воды в смотровой люк механика-водителя, плохая маневренность на плаву, а также множественные вопросы к ходовой части.

Но конструктор на этом не успокоился и почти сразу после завершения испытаний предоставил новый проект, Т-37В. В нём ведущее колесо было перенесено в кормовую часть танка, масса ещё более облегчена, ёмкость топливных баков возросла, а размещение рабочих мест танкистов более не препятствовало ведению кругового обстрела.

Все достоинства своего нового проекта Шитиков подробно изложил в письме, датированном 28.06.35. на этот раз оно было адресовано на имя Бокиса, являвшегося заместителем начальника АБТУ.

Но проект даже не приняли к рассмотрению, введу его крайне низкой проработанности.

О ТТХ данной машины практически никакой достоверной информации, кроме приведённой в тексте статьи, не сохранилось.

Малый плавающий танк Т-37Б

Первый в СССР и мире серийный плавающий танк Т-37А имел уникальные технические характеристики и боевые возможности, но все же не был лишен недостатков. Несовершенство конструкции привело к старту разработки нескольких новых плавающих бронемашин, и некоторые из них позже поступили на вооружение. Также были созданы несколько менее удачных образцов, которым не удалось выйти из стадии испытаний. Вместе с другими машинами своего класса до войск не добрался плавающий танк П.И. Шитикова Т-37Б.

В 1932 году московский завод №37 (ныне НИИ дальней радиосвязи) получил первые заказы на выпуск серийных малых танков Т-37А. Почти одновременно с этим конструкторское бюро предприятия приступило к изучению вариантов модернизации этой машины, а также к созданию совершенно новых образцов. Итогом этих работ стало появление нескольких опытных образцов боевых бронированных машин с теми или иными особенностями и отличающимися характеристиками.

В 1934 году с инициативным предложением выступил сотрудник КБ И.П. Шитиков. На тот момент он участвовал в разработке плавающего танка Т-43-2, но решил внести свой вклад в более старый проект. Он предложили новый вариант модернизации малого плавающего танка Т-37А. В этом проекте предлагались некоторые новые идеи и решения, в том числе не применявшиеся в отечественной практике ранее. Серьезная переработка исходного проекта, как ожидалось, могла привести к улучшению конструкции с одновременным получением повышенных технических и боевых характеристик.

Любопытно, что И.П. Шитиков разрабатывал свой проект самостоятельно, без активного участия других специалистов. Эта особенность работ стала поводом для критики: руководство завода №37 посчитало, что создать танк в одиночку – пусть даже и на основе существующего образца – не удастся. По этой причине проект не получил поддержки, однако его автор не опустил руки.

Вскоре конструктор отправил письмо на имя наркома обороны К.Е. Ворошилова. В нем он утверждал, что обновленный танк отличается от серийных более высокими расчетными характеристиками. В частности, удалось уменьшить массу при сохранении прежнего уровня защиты, а также повысить ходовые характеристики. В соответствии с распоряжением Ворошилова, предложением Шитикова занялись специалисты Управления по моторизации и механизации Красной Армии.

Обсуждение проекта с участием разработчика и представителей УММ завершилось с неоднозначными результатами. Предлагаемый танк действительно имел некоторые преимущества перед серийными образцами, но при этом не был лишен заметных недостатков. Его следовало переработать и внести определенные коррективы, после чего можно было рассчитывать на получение желаемых результатов. В итоге предложение одобрили и приняли к реализации. Новый этап проектных работ, уже при поддержке армии, стартовал в начале 1935 года.

Изначально проект обозначался по фамилии автора – «плавающий танк И.П. Шитикова». Впоследствии ему присвоили обозначение Т-37Б. Оно указывало на определенную преемственность с существующим образцом. Позже был создан и проект с литерой «В», однако он так и остался на бумаге.

Одной из главных проблем серийного Т-37А была перегрузка двигателя. Повышенная нагрузка на силовую установку приводила к перегревам и поломкам. Таким образом, перспективный танк нуждался в более мощном двигателе, а также должен был иметь уменьшенную массу. Кроме того, следовало улучшить характеристики на воде. Такие задачи были решены с использованием уже известных или новых идей.

Проблему массы предложили решать при помощи переработанной конструкции корпуса. Его планировалось собирать из броневых листов толщиной 4,7 и 9 мм с наиболее мощной защитой в лобовой проекции. Листы соединялись между собой заклепками или сваркой; стыки дополнительно герметизировались. Форма корпуса была определена с учетом получения максимальных внутренних объемов при одновременном сохранении минимальной массы. Компоновка машины соответствовала некоторым другим проектам того времени. В передней части корпуса планировалось поместить трансмиссию, за ней последовательно находились два рабочих места танкистов, а в корме помещалась силовая установка.

Корпус танка Т-37Б лишь частично напоминал агрегаты Т-37А. Вновь использовали изогнутый нижний лобовой лист, над которым помещалась наклонная верхняя деталь. Также применили вертикальные борта, соединявшиеся с наклонной изогнутой кормовой деталью. При этом была переделана крыша корпуса. Наклонный верхний лобовой лист фактически переходил в наклонную крышу. На последней сзади предусматривался небольшой кожух для выхлопной трубы и глушителя. Для сокращения массы конструкторы отказались от подбашенной коробки традиционного вида. Теперь она представляла собой невысокое кольцо в центральной части крыши.

Впервые в отечественной практике танк получил башню конической формы. Броневые детали купола собирались под углом 45° к горизонтали. Спереди на башне предусматривался прямоугольный кожух для пулеметной установки. Крыша башни была выполнена выгнутой наружу и имела люк.

Серийный танк Т-37А оснащался карбюраторным двигателем ГАЗ-АА мощностью 40 л.с., характеристики которого были недостаточными. Новый танк нуждался в более мощной силовой установке, но пригодные моторы отсутствовали. По этой причине И.П. Шитиков и его коллеги оснастили свой танк спаркой двигателей ГАЗ-АА, а также готовой трансмиссией, заимствованной у серийного грузового автомобиля.

В корме корпуса параллельно у бортов установили пару двигателей ГАЗ-АА. При помощи карданных валов и редукторов крутящий момент передавался на агрегаты трансмиссии, находившиеся в передней части машины. В составе трансмиссии имелись четырехступенчатая коробка передач, коническая главная передача и дифференциальный механизм поворота. Мощность выдавалась на ведущие колеса переднего расположения.

Ходовая часть танка Шитикова основывалась на агрегатах Т-37А, но имела серьезные отличия. На каждом борту помещалось по четыре опорных катка, сблокированных попарно. Четвертый каток отличался увеличенным диаметром и был вынесен назад. Он также выполнял функции направляющего колеса. Первый и второй катки каждого борта соединялись при помощи балансиров по схеме «ножницы», подобно устройствам танка Т-37А. Подвеска третьего и четвертого катка основывалась на наработках по танку Т-33. Во всех случаях использовались балансиры и пружины.

Читать еще:  Фото: Пистолет-пулемет ПП-19 "Бизон" со шнековым магазином

На кормовом листе корпуса предусматривалась установка отдельного водоходного движителя. Он представлял собой трехлопастной гребной винт, помещенный в цилиндрическом канале. Последний обозначался как направляющий аппарат и мог вращаться вокруг вертикальной оси, управляя вектором тяги. На случай попадания воды внутрь корпуса в обитаемом отсеке установили помпу.

Как и другие малые танки того времени, бронемашина Т-37Б не имела мощного вооружения. В шаровой установке башни предлагалось помещать пулемет ДТ калибра 7,62 мм. При помощи спинного упора наводчик мог поворачивать башню в любом направлении. Вертикальная наводка изменялась в пределах от -8° до +14°. В боевом отделении удалось разместить стеллажи для 24 дисковых магазинов емкостью более 1500 патронов. Иное вооружение отсутствовало.

Танк Шитикова должен был управляться экипажем из двух человек. Механик-водитель находился в передней части обитаемого отсека, непосредственно за трансмиссией. На марше и в бою он должен был следить за дорогой при помощи небольшого прямоугольного лючка в подбашенной коробке. В боевой обстановке использовалась опускаемая крышка с щелью. Второй член экипажа являлся командиром и отвечал за использование вооружения. Его место находилось непосредственно за водителем, внутри башни. Он мог следить за обстановкой как через открытый верхний люк, так и при помощи смотровых щелей.

Корпус Т-37Б не имел люков для экипажа. Попадать внутрь танка предлагалось через единственный люк в крыше башни. Сначала в танк должен был забираться водитель, затем – командир. Высадка осуществлялась в обратном порядке. Сравнительно небольшие габариты танка в известной мере облегчали посадку и высадку.

За счет переделки корпуса новый плавающий танк был заметно меньше базового образца. Его длина незначительно превышала 3,5 м, ширина была менее 2 м, высота – не более 1,8 м. Изначально боевая масса указывалась на уровне 2,5 т, но на практике этот параметр достиг 2,8 т. Несмотря на это, скорость на шоссе должна была достигать 45 км/ч. Скорость на воде – до 6 км/ч. Запас хода по хорошей дороге – 200 км.

В первых месяцах 1935 года И.П. Шитиков при участии специалистов УММ завершил переработку имеющегося проекта, и вскоре завод №37 изготовил опытный танк нового типа. Следует отметить, что эта машина так и осталась в единственном числе. Новые прототипы, не говоря уже о серийной технике, не строились.

Во время испытаний было установлено, что Т-37Б действительно имеет преимущества перед машиной с литерой «А». Два 40-сильных двигателя позволяли показывать более высокие ходовые и динамические характеристики. Однако на этом преимущества фактически заканчивались.

Трансмиссия, соединяющая два отдельных двигателя, оказалась недостаточно надежной и постоянно ломалась. Ходовая часть показала себя плохо и регулярно нуждалась в мелком ремонте. Кроме того, с танка неоднократно слетали гусеницы. Запас плавучести имеющегося корпуса оказался недостаточным, а кроме того, не оправдала себя новая форма его крыши. Во время плавания вода заливала лобовую деталь и даже попадала в лючок механика-водителя. Также оказалась недостаточной маневренность на воде, обеспечиваемая поворотным кольцевым каналом.

Вооружение в виде одного пулемета все еще считалось приемлемым, но углы наводки оказались недостаточными. Из-за специфического расположения рабочих мест экипажа командир-стрелок не мог развернуть башню для ведения огня назад. Кроме того, наличие всего одного люка резко затрудняло посадку и эвакуацию экипажа.

В существующем виде танк Шитикова Т-37Б не представлял интереса для армии. Он действительно имел некоторые преимущества перед серийной или опытной техникой, но выявленные недостатки не позволяли реализовывать их на практике. После недолгих испытаний единственного опытного образца проект было решено закрыть. Все усилия промышленности следовало сосредоточить на других проектах плавающих танков.

Впрочем, И.П. Шитиков не отказался от своих идей. Всего за несколько недель он внес коррективы в имеющийся проект и уже в июне 1935 года вновь обратился в Наркомат обороны. Новый вариант малого плавающего танка он обозначил как Т-37В. От предыдущего он, прежде всего, отличался компоновкой внутренних объемов. Теперь все устройства трансмиссии помещались в кормовом отсеке; там же на бортах находились ведущие колеса. Ходовая часть теперь имела менее оригинальный вид и включала по две тележки на каждом борту. Обитаемый отсек был изменен, и теперь башня, сдвинутая к левому борту, могла свободно поворачиваться в любом направлении. Также имели место другие мелкие доработки.

Специалисты рассмотрели второе предложение, и на этот раз их решение оказалось весьма суровым. Проект посчитали недостаточно проработанным, и потому непригодным для дальнейшего развития. Кроме того, на таком решении, вероятно, сказался опыт недавних испытаний. Проект Т-37Б мог избавиться от принципиальных недостатков только в результате самой серьезной переработки.

Получив новый отказ, И.П. Шитиков вернулся к полноценной работе над другими проектами в составе конструкторского коллектива. Вскоре при его участии конструкторское бюро завода №37 представило новые образцы техники. Тем не менее, и на этот раз он не отказался от идеи самостоятельной разработки бронемашины. Примерно через год начались работы по проекту перспективного бронированного транспортера на основе плавающего танка Т-37Б. Этот проект был доведен до испытаний опытного образца, но тоже не получил одобрения от потенциального заказчика.

Малый плавающий танк Т-37А имел определенные недостатки, и это учитывалось при разработке новых образцов бронетехники. Тем не менее, не все варианты модернизации и обновления существующей конструкции справлялись с такими задачами. Так, проекты Т-37Б и Т-37В не оправдали ожиданий, и потому развитие направления плавающих танков продолжилось при помощи иных разработок.

РАБОТЫ ШИТИКОВА

В истории проектирования плавающих танков хочется отдельно выделить работы П. Шитикова, инженера конструкторского бюро завода № 37. Пожалуй, это единственный из конструкторов завода, который самостоятельно разработал несколько различных проектов (большей частью не совсем удачных), часть из которых была даже реализована в металле.

Летом 1934 года, когда в КБ-Т полным ходом велись работы по танку Т-43-2, Шитиков создал «проект своего танка и танкетки, оба колесно-гусеничные и плавающие» (15). Сначала он попытался «продвинуть» свои конструкции в КБ завода № 37, но получил отказ. Тогда он написал письмо в вышестоящие инстанции — наркому обороны К. Ворошилову:

«По сути дела то явление, что несколько специалистов, хотя и очень уважаемых и авторитетных, практически контролируют абсолютно все новые технические идеи в области нашей танковой техники, ни в коем случае нельзя считать нормальным. От такой постановки дела наше вооружение очень много теряет, так как нет никакого элемента соревнования. Я имею все основания полагать, что проект, над которым я работал, имеет значительное превосходство, то есть больше качественных показателей, чем официальные проекты. Он легче по массе, скорость движения выше, лобовые листы корпуса расположены под наклоном, отсутствие алюминиевого литья» (16). Дополнительный «вес» посланию придавала и подпись — «П. Шитиков, партийный стаж с 1906 года по прошлой партработе в Баку, член Общества старых большевиков».

Нарком обороны не мог игнорировать такое послание — с положительной резолюцией Ворошилов направил его начальнику УММ РККА И. Халепскому, а тот, в свою очередь, поручил рассмотреть проект председателю научно-технического комитета УММ РККА Лебедеву.

Танк Т-37А с дизельным двигателем «Перкинс». НИБТ полигон, 1935 год. Хорошо виден сам двигатель, радиатор и топливный бак (АСКМ).

Специально созданная комиссия рассмотрела проект Шитикова в ноябре 1934 года. В стенограмме заседания говорилось следующее:

«Шитиков, инженер завода № 37. В быстроходных машинах ведущее колесо гусеничного хода является вредным, и в своем проекте я от него отказался. Ведущим колесом гусеничного хода является то же, что и на колесном ходу, причем гусеничная цепь охватывает его только на половину окружности. Этого вполне достаточно, так как нормальное сцепление достигается как за счет трения, так и зацеплением имеющихся на ободе колеса выступов за клыки гусеницы. Такое решение значительно упрощает конструкцию.

Корпус весь выполнен из листов, расположенных наклонно, что обеспечивает хорошую пулестойкость.

Павловский, начальник 3-го управления УММ РККА. Хочется отметить простоту конструкции, особенно подвески. Корпус будет трудным и дорогим, но при исправлении отдельных мест конструкции машина ходить будет» (17).

Присутствовавшие представители Спецмаштреста, заводов № 37 и имени Кирова — Астров, Козырев, Симский, Брусенцов и Маркин — напротив, отмечали неработоспособность машины на гусеничном ходу, отсутствие новизны и необходимость существенной переработки проекта. Однако проект уже получил одобрение вышестоящих инстанций и, в результате обсуждения, комиссия постановила: «Проект тов. Шитикова подлежит переработке, заводу № 37 оказать ему в этом соответствующую помощь».

Читать еще:  Солдаты с пулеметом СГ-43. Подборка-2

Заручившись поддержкой «наверху», Шитиков в начале 1935 года предлагает свой вариант модернизации танка Т-37А (на заводе № 37 в это время уже шло проектирование нового танка Т-38). Проект был одобрен, и весной 1935 года был изготовлен опытный образец. В документах завода № 37 и Автобронетанкового управления РККА эта машина именовалась Т-37Б (или Т-376), но в литературе чаще всего его называют «танк Шитикова».

По сравнению с Т-37А, Т-37Б имел несколько меньший корпус, измененную конструкцию ходовой части и новую башню конической формы. Двигатель и трансмиссия остались без изменений. Особенностью танка было то, что командир и механик-водитель размещались в башне, друг за другом.

Кроме того, засос воздуха для охлаждения двигателя осуществлялся через отверстия в нижней части башни. Благодаря всем этим нововведениям Шитикову удалось уменьшить массу танка до 2600 кг, но существенных улучшений характеристик это не дало. В ходе испытаний Т-37Б, проведенных в начале мая 1935 года, отмечалась неудачная конструкция ходовой части, а также низкое расположение места механика-водителя, из-за чего «при выходе на берег вода заливается в люк водителя» (18).

В том же 1935 году на базе танка Т-37 Б Шитиков разработал легкий не плавающий бронированный артиллерийский тягач, изготовленный в металле и прошедший испытания. В дальнейшем опыт работ по этой машине был использован при проектировании бронированного тягача Т-20 «Комсомолец».

Не особо расстраиваясь из-за неудачи с Т-37Б, Шитиков в короткий срок разработал еще один вариант танка, получивший обозначение Т-37В. В архиве удалось найти чертежи этого проекта. Судя по ним, Т-37В представлял собой очередную модернизацию Т-37А с измененной конструкцией корпуса, башней от Т-37 Б, установкой звездочки в корме и приводом гребного винта непосредственно от коробки перемены передач танка. 28 июня 1935 года в своем письме заместителю начальника АБТУ РККА Г. Бокису Шитиков писал: «Согласно Вашему отношению к Спецмаштресту, Вы согласились с предложением изготовить и испытать опытный образец танкетки по предложенному мной проекту. По принципу это колесно-гусеничный танк, но без стандартной ведущей звездочки с цепной трансмиссией на колеса…

Информирую Вас, что мною уже закончена модернизация Т-37А, которая содержит:

1) по весу легче, следовательно, скорость выше;

2) имеет лучшую пулестойкость;

3) изготовление значительно проще;

4) свободно размещены командир и водитель, они могут свободно обмениваться местами, не выходя из танка;

5) лучшая плавучесть.

Прошу посмотреть эту работу Она проделана в порядке социалистического соревнования по рабочему проекту (речь идет о проектировании танка Т-38. — Прим. автора.)» (19).

Общие вид опытного танка Т-43-1 конструкции Опытного завода имени Кирова на гусеничном ходу. Ленинград, весна 1935 года (АСКМ).

Но Т-37В не получил одобрения военных, которые отдали предпочтение танку Т-38. В дальнейшем Шитиков много работал над проектом колесно-гусеничного танка без звездочки гусеничного хода, вариантами модернизации Т-37А и бронированным тягачом «Комсомолец». Например, в протоколе № 6 совещания при директоре завода № 37, проходившего 29 января 1938 года, среди прочих пунктов повестки дня значится:

«Слушали о работах Шитикова. 1. Модернизация Т-18. 2. Модернизация Т-37А, чертежи общих видов и макет в 1/5 новой машины тов. Шитикова — гусеничный плавающий разведывательный танк.

По представленному тов. Шитиковым проекту. Эта тема должна быть рассмотрена особо ввиду ее важности. Принципиальная оценка предъявленного проекта и макета тов. Павловым (в это время начальник АБТУ РККА. — Прим. автора) дается вполне положительная» (20).

Кроме того, Шитиков участвовал в работах по модернизации Т-38 и проектировании машины 010 — прототипа танка Т-40.

Серийный вариант легкого танка Т-41. Масштаб 1:35.

Радийный вариант легкого плавающего танка Т-37А с бронекорпусом Подольского завода имени Орджоникидзе. Угольники, установленные на поплавках, служили для защиты рамочной антенны при движении по лесу и кустарнику. Масштаб 1:35.

Легкий плавающий танк Т-38 выпуска 1936 года. Масштаб 1:35.

Легкий танк Т-40 выпуска 1941 года. Масштаб 1:35.

Продольный разрез корпуса танка Т-40, копия заводского чертежа.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Похожие главы из других книг:

Ни работы…

Ни работы… В экономике начались процессы, подозрительно напоминающие «перестройку». В промышленности показатели стремительно шли вниз, зато жизнь на бирже кипела вулканически — надо же было спекулянтам куда-то вкладывать дешевеющие на глазах деньги! За март — июнь 1917

Работы по металлу

Работы по металлу Единственные металлические предметы, найденные у майя классического периода, — две ножки статуэтки из тумбаги (сплав золота и меди). Но эти ножки, хотя и находились в земляном заполнении одного ящичка для приношений, связанного со стелой в Копане, имеющей

Работы С. А. Бандеры

Работы С. А. Бандеры К 25-летию ОУН Боевой путь Организации Украинских Националистов еще далеко не закончен. Освободительная борьба национального движения продолжается по плану разворачивания украинской национальной революции так, как он выкристаллизовался в

Работы на Урале

Работы на Урале Об Урале как о единой горной системе «Книга» не дает представления. Нет в ней указаний, что составители карты как-либо связывали северный «Камень» с южными Аралтовыми горами — Уралтау, по которым позднее все эти хребты получили название Урала. Напротив,

Прочие работы

Прочие работы Бартольд В. История изучения Востока в Европе и России. 2-е изд. Л., 1925. Бузескул В. Лекции по истории Греции. Т. 1. Введение в историю Греции. Обзор источников и очерк разработки. 3-е изд., перераб. Пг., 1915. Вейнберг И.П. Рождение истории. Историческая мысль на Ближнем

Прочие работы

Прочие работы Бибиков M.B. Византийская историческая проза. М., 1996. Бицилли П.М. Элементы средневековой культуры. СПб., 1995. Вайнштейн О.Л. Историография средних веков. М.-Л., 1940. Вайнштейн О.Л. Западноевропейская средневековая историография. М.-Л., 1964. Ле Гофф Ж. Цивилизация

Прочие работы

Прочие работы Барг M. A. Эпохи и идеи. Становление историзма. М., 1987. Барг М.А., Авдеева К.Д. От Макиавелли до Юма. Становление историзма. М., 1998. Бациева С.М. Историко-социологический трактат Ибн Халдуна «Мукаддима». М., 1965. Игнатенко. A.A. Ибн-Хальдун. М., 1980. Киссель М.Н. Джомбаттиста

Прочие работы

Прочие работы Бадентер Э. Бадентер Р. Кондорсе (1743 — 1794). Ученый в политике. М., 2001. Мчедлова М.М. Вопросы цивилизации во французском обществознании. М., 1996. Токарев С.А. Истоки этнографической науки. М., 1978. Февр Л. Цивилизация: эволюция слова и группы идей // Л.Февр. Бои за

Прочие работы

Прочие работы Аникин A.B. Юность науки. Жизнь и идеи мыслителей-экономистов до Маркса. М., 1979. Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм. Т. 2. Игры обмена. М., 1988. Вайнштейн О.Л. Историография средних веков. М.-Л., 1940. Вайнштейн О.Л. Западноевропейская

Прочие работы

Прочие работы Габитова P.M. Философия немецкого романтизма. M., 1978. Гуревич А. Я. Проблема ментальностей в современной историографии // Всеобщая история: дискуссии, новые подходы. Вып. 1. М., 1989. Гуревич А.Я. Послесловие. Жак Ле Гофф и «Новая историческая наука» во Франции // Ж. Ле

Прочие работы

Прочие работы Новикова Л.И., Сиземская И.Н. Парадигма русской философии истории // Очерк русской философии истории. Антология. М., 1996. Семенов Ю.И. О русской религиозной философии конца XIX— начала XX вв. // ФиО. 1997. № 4; Новый безбожник. 2001. № 2; Коммунист. 2001. № 6.

Общие работы

Общие работы Верт Н. История Советского государства. 1900–1991. – М., 1994. История XIX века. Под редакцией Лависса и Рамбо. В 8-ми томах. 2-е издание. – М., 1938–1939.История Европы, тт. 2–4. – М., 1992–1994. История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории Советского государства. – М.,

Структура работы

Структура работы Эта книга рассматривает антибольшевистское движение в контексте региональной истории Архангельской губернии, начиная с первых лет ХХ века и до попыток большевиков интегрировать регион в единое Советское государство в начале 1920-х гг. Она исследует

Дезактивационные работы в мае

Дезактивационные работы в мае Работа шла примерно по старому плану, в трёх направлениях:1. наблюдение за состоянием 4?го блока, ибо основные засыпки уже кончились, а вводились различные зонды, с помощью которых можно было мерить температуру, радиационные поля,

Организация работы

Организация работы Работа Оперативной группыПравительственная комиссия стала только конкретным управленческим механизмом той огромной государственной работы, которая проходила под управлением Оперативной группы Политбюро ЦК КПСС. Оперативная группа заседала

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector