0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Южная корея и ее президенты: корейский путь капитализма на востоке

Две Кореи: конец конфронтации и путь в светлое будущее

Межкорейский саммит на высшем уровне, по мнению обеих сторон, прошёл блестяще и открыл широкие перспективы по развитию и объединению Кореи.

«Север и Юг будут добиваться полного и всеобъемлющего улучшения и развития отношений и тем самым приближать будущее совместное процветание и воссоединение», — гласит совместная декларация по итогам саммита лидеров КНДР и Южной Кореи.

Уже известно, что корейскими главами принято решение положить конец конфронтации, наладить железнодорожное сообщение между странами, провести встречу разделенных семей. Ну и, конечно, речь шла о восстановлении и расширении экономического сотрудничества.

Последний пункт является, несомненно, одним из самых важных и перспективных: мало кто сомневается, что сочетание южнокорейских технологий и дешевой рабочей силы в случае успеха интеграционных процессов обеспечат мощный экономический прорыв на международном рынке.

Есть все основания полагать, что прошедшая встреча – вовсе не экспромт, и ей предшествовала длительная и серьезная подготовка. Причем с участием дипломатов России и Китая, двух стран, которые в наивысшей степени (если не считать оба корейских государства) заинтересованы в прекращении конфликта на полуострове. Собственно, начавшемуся во время Зимней Олимпиады движению Пхеньяна и Сеула навстречу друг другу предшествовала серьезная работа, которая по вполне понятным причинам не афишировалась.

Напомним, что сама встреча проводилась не на пустом месте. Да и повестка ее была вполне ожидаемой.

Еще в июле 1972 года подписано совместное заявление Севера и Юга, в котором зафиксированы основные принципы объединения, которые стали базовыми, в том числе и для нынешней встречи: самостоятельно, без опоры на внешние силы; мирным путем; на основе «великой национальной консолидации».

Причем объединение страны в Пхеньяне видят путем создания конфедерации (Конфедеративная Демократическая Республика Корея) по формуле «одна нация, одно государство — две системы, два правительства».

В 1991 году КНДР и РК заключили Соглашение о примирении, ненападении, сотрудничестве и обменах, в 1992 году приняли Совместную декларацию о денуклеаризации Корейского полуострова.

13-15 июня 2000 года в Пхеньяне состоялся первый в истории межкорейский саммит. По его итогам Ким Чен Ир и занимавший в то время пост президента РК Ким Дэ Джун подписали Совместную декларацию Севера и Юга (15 июня), ныне рассматриваемую как основополагающий документ в вопросах объединения на долгосрочную перспективу. В декларации, в частности, объявлено о намерении сторон добиваться объединения страны «силами самой корейской нации».

2-4 октября 2007 года в Пхеньяне прошла вторая межкорейская встреча на высшем уровне, по итогам которой Ким Чен Ир и президент РК Но Му Хен подписали «Декларацию о развитии межкорейских отношений, мире и процветании», развивающую идеи и принципы Совместной декларации 2000 года.

Однако главной проблемой корейского диалога стала его нестабильность. Если Север в состоянии проводить последовательную политику, обеспеченную преемственностью власти, то подход Юга к вопросу объединения завязан на позицию очередного президента, или вернее, степени его личной зависимости от США, которые менее всего заинтересованы в создании единого корейского государства.

Так, интеграционные процессы затормозились, а потом были и заморожены после прихода к власти в 2008 году президента Южной Кореи Ли Мен Бака.

Предлогом для полного прекращения контактов стала гибель южнокорейского корвета «Чхонан», который 26 марта 2010 года затонул в Желтом море. Прежде чем затонуть, корабль, осуществлявший плановое патрулирование района, раскололся надвое. На борту находились 104 человека, погибли 46 моряков.

В происшедшей трагедии обвинили Пхеньян, несмотря на очевидное отсутствие мотивов таких действий. Международная комиссия под руководством США, созданная для расследования инцидента, в которую представителей КНДР не допустили заявила, что корвет затоплен торпедой, выпущенной с северокорейской подводной лодки.

И это при том, что министр обороны Республики Корея Ким Тхэ Ён заявил, что корвет затонул от взрыва одной из морских мин, которые во множестве устанавливались в этих водах в семидесятые годы.

А первым выводом международная комиссия было утверждение, что корвет был «уничтожен торпедой, изготовленной в Германии» (которых не могло быть на вооружении ВМФ КНДР).

Примечательно, что ряд южнокорейских экспертов так же оспорили окончательные выводы комиссии, указывая на невозможность незаметной торпедной атаки корабля, который на момент гибели сопровождался двумя судами, скоростными катерами, самолетами, и находился под наблюданием спутников слежения. К тому же в районе инцидента находились корабли ВМС США с их системой раннего обнаружения «Иджис».

Кроме того, эксперты указали на слишком большую коррозию представленных остатков торпеды, которые не могли проржаветь настолько глубоко всего за месяц пребывания в воде.

Хотя инцидент с «Чхонаном» здорово напоминал историю с крейсером «Мэн» и являлся очевидной провокацией противников корейского объединения, свою задачу он выполнил. Диалог был прекращен, и возникла вполне отчетливая угроза возобновления вооруженного противостояния между двумя частями одного народа.

Сегодня противников корейского урегулирования ничуть не меньше. Так, например Япония видит в объединенной Корее не только опасного экономического конкурента. Объединенное государство, располагающее к тому же ядерным вооружением, не оставит не малейшего шанса Токио на обладание островами Лианкур, суверенитет над которыми японцы оспаривают у Сеула.

Кстати, в случае воссоединения корейских государств вопрос денуклеаризации полуострова, возможно, перестанет быть актуальным для южан. Уже сегодня в Сеуле сторонники объединения склонны рассматривать ракетно-ядерную программу Пхеньяна как «общекорейский ресурс».

Про потери США от сближения КНДР и РК — экономические, политические и геополитические и говорить нечего. Начнем с того, что корейская конфедерация в случае ее возникновения, автоматически перестает быть военным союзником США, и американское военное присутствие на полуострове (в том числе и систем ПРО) становится излишним. Собственно, даже сам факт сегодняшних переговоров Кима и Муна вполне отчетливо обозначает в глазах мирового сообщества подлинную роль США как главного виновника корейского конфликта, постоянно провоцирующего рост напряженности, и мешающего урегулированию конфликта.

Прошедшую встречу корейских лидеров Трамп формально одобрил, но, как бы сквозь зубы. «После бурного года ракетных и ядерных испытаний происходит историческая встреча между Северной и Южной Кореей. Хорошее дело, но только время покажет!» — написал американский президент в «Твиттере».

Но ничего другого он не мог сказать, как и проигнорировать событие. По поступающим сообщениям, в Вашингтоне действия Сеула, пошедшего на «сепаратные» переговоры, рассматривают чуть ли не как предательство. В том числе и потому, что они серьезно ограничивают возможности США по давлению на КНДР.

Исходя из этого, есть все основания ожидать новые провокации – от вооруженных инцидентов и терактов, до попыток смены власти в Сеуле.

Тем более, что корейскому объединению могут препятствовать не только американцы. Поскольку в Сеуле многие рассматривают интеграцию двух частей страны не как объединение, а как воссоединение Северной Кореи с Южной. С обязательным демонтажем политической системы КНДР, с «люстрацией» и преследованием «слуг режима».

Читать еще:  Топор туристический: основные характеристики

Как бы то ни было, но корейский народ вновь двинулся по долгому пути, на котором его подстерегает немало препятствий и опасностей. Ведь даже такой, казалось бы, наиболее реальный и первоочередный шаг, как экономическая кооперация и объединение, имеет множество «подводных камней». Но альтернативы этому движению нет.

Как Корея за 40 лет из отсталой аграрной страны стала технологическим лидером

«Трассы Пхёнчхана могут быть ослепительно белыми от снега, но среди катков и бобслейных трасс стоит самое темное здание на планете – скрытое среди олимпийских объектов и похожее на угловатую черную дыру Это временный павильон для автомобильного гиганта Hyundai, разработанный британским архитектором Асифом Ханом», – написала британская The Guardian перед началом зимних Олимпийских игр в Южной Корее в 2018 г. Дело в том, что павильон снаружи был покрыт материалом из углеродных нанотрубок, что создавало оптическую иллюзию выхода в глубины космоса, возникшего посреди обычного городского пейзажа (подробнее см). На Олимпиаде в Пхёнчхане впервые была запущена в эксплуатацию мобильная сеть стандарта 5G, ездили беспилотные автобусы и даже можно было смотреть выступления фигуристов в формате 360 градусов, напоминает Bloomberg.

Если Олимпиада-2018 дала Республике Корее продемонстрировать технологические достижения, то предыдущая – 30 лет назад – показала успехи экономические. 17 сентября 1988 г. в Сеуле торжественно открылись XXIV летние Олимпийские игры. Это стало значимым событием не только для самой Кореи, но и для всего региона в целом. Игры 1988 г. в Сеуле были вторыми в Азии после Олимпиады в Токио в 1964 г., все остальные летние Олимпийские игры в XX в. проводились в западных странах. Игры в Корее оказались одними из самых посещаемых на тот момент. По данным Корейского института развития, в Олимпиаде 1988 г. приняли участие 159 стран и 8391 спортсмен. «Хотя Южная Корея заработала на Играх [1988 г.] $335 млн, самым большим достижением Олимпиады в глазах южнокорейцев было преобразование имиджа страны», – пишет исследователь Чу Ю Мин М. Джу, один из авторов книги «Мегасобытия и мегаамбиции: рост Южной Кореи и стратегическое использование событий Большой четверки».

После окончания Корейской войны в 1953 г. страна была одной из самых бедных в мире. Средний доход жителя Кореи к 1960 г. составлял всего $158 в год – меньше, чем, например, в Либерии и Гватемале. Олимпиада-1988 стала первым значительным публичным событием в истории современной Кореи. «Корейцы понимали, что теперь они у всех на виду и им нужно показать себя в наилучшем свете. На тот момент имидж Кореи в мире был негативным, страна ассоциировалась со студенческими демонстрациями, которые разгоняли слезоточивым газом», – пишет в книге «Новые корейцы» британский журналист Майкл Брин.

По данным Всемирного банка, в 1988 г. ВВП Корейской республики составлял $197 млрд (в текущих ценах). Почти через 30 лет, в 2017 г., он равнялся уже $1,5 трлн – в 8 раз больше. Период невероятного роста и развития корейской экономики часто называют «чудом на реке Ханган». Оно стало возможным в результате реформ, начатых президентом Пак Чон Хи, который руководил страной большую часть 1960-х и 1970-х гг. В 1962 г. правительство Пак Чон Хи запустило первый пятилетний план развития, и за 30 лет с этого момента экономика Южной Кореи значительно выросла, а ее структура радикально преобразилась. По данным авторов исследования «Южная Корея. Исследование страны» Савада и Шоу, реальный валовой национальный продукт (ВНП) Южной Кореи увеличивался в среднем более чем на 8% в год: с $2,3 млрд в 1962 г. до $204 млрд в 1989 г. Годовой доход на душу населения вырос с $87 в 1962 г. до $4830 в 1989 г.

В 2009 г. Корея стала первой страной, которая перешла от статуса получателя помощи Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) к статусу донора, указывает McKinsey.

Южная корея и ее президенты: корейский путь капитализма на востоке

&nbspКорейский путь

В погоне за утренней свежестью

Сегодня мы имеем уникальную возможность заглянуть в собственное будущее. То, что происходит в Южной Корее сейчас, судя по всему, ждет и Россию. И от этого нас предостерегает не кто-нибудь, а корейский президент Ким Тэ Чжун.

Западная печать окрестила Ким Тэ Чжуна «самым масштабным политиком на стыке двух столетий», «корейским Рузвельтом», который способен предложить «новый курс» для всей Азии. Добавим, что Ким Тэ Чжуну случалось давать советы и России. Так, в своей докторской диссертации «Южная Корея: драмы и надежды демократии», представленной шесть лет назад к защите в Дипломатической академии МИД РФ, он писал: «Копировать южнокорейскую модель не следует. На мой взгляд, Россия должна выбрать собственный путь, базируясь на двух китах — демократии в политике и рыночных отношениях в экономике».
У тогдашнего соискателя из Кореи были основания давать рекомендации Москве. Экономическое и политическое развитие России после распада СССР делало ее все более похожей на Южную Корею 30-летней давности: куцая демократия при авторитарном правлении, активное формирование крупных промышленных конгломератов, тесные связи между бюрократией и крупнейшими финансово-промышленными группировками.

Рыночная деспотия
В одном из своих выступлений, состоявшемся в мае 1973 года в Сан-Франциско, Ким Тэ Чжун, который тогда был «диссидентом, ярым противником южнокорейского военного режима Пак Чжон Хи», заявлял: «Демократия и рыночная экономика представляют собой две стороны одной медали. Если их разделить, то подлинных достижений быть не может. Нацистская Германия и милитаристская Япония растоптали демократию и бросили все силы на наращивание экономических и военных мускулов. Итог известен: оба режима скатились на путь шовинизма и агрессии и в результате рухнули, превратились в пепел. Напротив, те нации, которые подняли знамя демократии и рыночной экономики, здравствуют и процветают. В том числе послевоенная Германия и Япония».
Четверть века спустя, 25 февраля 1998 года, он почти слово в слово повторил эту фразу в Сеуле в инаугурационной речи. Седьмой президент Республики Корея Ким Тэ Чжун стал первым демократом, возглавившим корейскую нацию за пять тысячелетий ее истории. Больше того, у него есть шанс стать первым удачливым демократическим политиком в Азии в целом. До сих пор этой части света не везло на демократов. Эксперимент Сунь Ят Сена, ставшего лидером Китая после Синьхайской революции 1911 года, потерпел фиаско. Демократическую Индию раздирают религиозно-этнические и социальные противоречия. В большинстве других стран демократические силы, по высокопарному выражению Ким Тэ Чжуна, «в течение десятилетий переживали черные дни молчания, боли, унижения, жертв».
После того как в 1971 году на показушных президентских выборах, организованных диктатором Пак Чжон Хи, Ким Тэ Чжун получил 46% голосов, он провел пять лет в тюрьме и более десяти лет под домашним арестом и в ссылке. В 1980 году очередной сеульский диктатор Чон Ду Хван приговорил бунтаря к смертной казни. Ким Тэ Чжуна спасли американцы, настоявшие на том, чтобы корейские власти позволили ему эмигрировать в США.
На родину диссидент вернулся лишь во второй половине 80-х и буквально у трапа самолета вновь заговорил о демократии. Затем начал действовать: создал демократическую партию, потом — Форум демократических лидеров Азиатско-Тихоокеанского региона. Полемизируя с отцом сингапурского экономического чуда Ли Куан Ю, Ким Тэ Чжун указывал, что неверно считать демократию атрибутом исключительно западной культуры. И добавлял, что информатизация экономики, высокий уровень образования населения, пример развитых стран Запада — все это поможет демократии победить в XXI столетии и в Азии. К которой он причисляет и Россию.

Читать еще:  Всс винторез: российская специальная снайперская винтовка

Восточная демократия
Реализовать свою демократическую программу Ким Тэ Чжуну будет очень непросто: он неизбежно столкнется с сопротивлением корейской элиты, которая за послевоенные десятилетия создала общественную систему, при которой «гражданское общество» приучено беспрекословно подчиняться правилам игры, устанавливаемым сверху.
Ким Тэ Чжун первым подал пример терпимости. Накануне инаугурации он освободил из тюрьмы бывших диктаторов Чон Ду Хвана и Ро Дэ У, пригласив их в качестве почетных гостей на инаугурацию. На глазах у всей Кореи президент подошел к заклятым врагам и пожал им руки. А Ким Чжон Пилю, который при Пак Чжон Хи организовал на него несколько покушений, новоиспеченный глава государства предложил пост премьера.
Если первый шаг Ким Тэ Чжуна был нацелен на установление союза с той частью корейской элиты, которая в свое время правила руками военных диктаторов, то второй шаг призван консолидировать элиту в целом. Чтобы устранить противоречия между аграрным, сравнительно отсталым юго-западом и развитыми урбанизированными районами центра и востока страны, президент вывел из числа претендентов на высокие государственные посты некоторых своих друзей. И заполнил вакансии людьми из противоположного политико-географического лагеря.
Впрочем, Ким Тэ Чжун считает, что в первую очередь борьба за развитие гражданского общества должна вестись все же в сфере экономики, а не географии. «Без демократии в хозяйственных отношениях,— говорит он,— не может быть демократии в политике и обществе». И добавляет: «Но демократия в хозяйственных отношениях нужна также потому, что без нее Республика Корея не выйдет из кризиса и не построит действительно мощную, устойчивую экономику».
Что имеет в виду южнокорейский президент? В отличие от тех, кто усматривает в постигшем Южную Корею осенью кризисе козни Вашингтона и даже Пекина, Ким Тэ Чжун уверен: «Виновных не стоит искать за рубежом, они все здесь, в Сеуле». Новый президент винит в кризисе прежнее правительство, которое, пользуясь огромной политической властью в области экономики, «срослось с крупнейшими монополиями — чеболями, погрязло в коррупции, занималось махинациями, подтасовками, спекуляцией и таким образом довело страну до банкротства».
Цели Ким Тэ Чжуна образцово либеральны — ограничить вмешательство бюрократии в хозяйственную жизнь, преодолеть диктат в экономике гигантских чеболей, сделать их деятельность прозрачной и подотчетной обществу, создать условия для развития малого и среднего бизнеса, открыть Южную Корею для иностранного капитала. «Только так,— считает он,— страна сможет совершить еще один большой скачок вперед».
Все это рано или поздно придется сделать и российским властям. Сейчас дух либерализма в России умирает, что делает вероятным развитие ее экономики и политической системы по южнокорейскому пути. Как показывает опыт, какое-то время на этом пути можно добиваться выдающихся успехов. Но в конечном счете он ведет в тупик — перед обществом встает задача коренной перестройки. России стоит внимательнее присмотреться к тому, как пройдет правление Ким Тэ Чжуна. Чтобы, следуя по южнокорейскому пути, не проскочить нужный поворот.

ЕВГЕНИЙ БАЖАНОВ, директор Института актуальных международных проблем

Неразделенная любовь
Ким Тэ Чжун полюбил Россию, прочитав «Евгения Онегина». Теперь он наизусть декламирует отрывки из романа по-русски. В 90-х годах он трижды посещал Россию и всякий раз сталкивался с нежеланием политиков общаться с южнокорейским оппозиционером. В России подозрительно относятся к иностранцам, которые объясняют свой приезд в самую холодную страну Евразии любовью к русской культуре. Поэтому Сеул не без успеха убеждал тогдашнее руководство МИДа в том, что Ким Тэ Чжун — «корейский Жириновский и японский шпион». Мешали и амбиции. Например, бывший тогда председателем Думы Иван Рыбкин на просьбу принять Ким Тэ Чжуна отреагировал так: «Я четвертое лицо в России! А он кто? Кореец!»
В частной беседе в конце 1996 года Ким Тэ Чжун как-то пожаловался: «В Южной Корее уже почти не осталось политиков, уважающих Россию. Я чуть ли не единственный, кто по-прежнему доказывает, что Россия — великая держава, рано или поздно она преодолеет внутренние трудности и заявит о себе во весь голос, станет краеугольным камнем мира, стабильности и процветания на Дальнем Востоке. Помимо всего прочего я искренне и глубоко уважаю российскую культуру. Почему же российские власти всякий раз выказывают неуважение?»

Президенты Южной Кореи

Ли Сын Ман (1948-1960) 이승만

В 1948 г. был выбран первый президент Кореи – Ли Сын Ман. Инаугурация прошла в августе, и бразды правления в свои руки взял 73-летний ветеран национально-освободительного движения. Это был человек жёстких принципов, не склонный к компромиссам. Он не предпринимал мирных инициатив для объединения с Северной Кореей, но надеялся на соединение разрозненных частей на основе демократии. Положительно влиял на развитие бизнеса, привлекал инвестиции.

Через шесть лет после начала своего правления Ли Сын Ман внес изменения в Конституцию. Они предоставляли неограниченные возможности президентскому правлению, ограничив парламент и премьер-министра. Подкрепили его действия и остальные законы, которые контролировали политические партии и демонстрации. Государство затронул серьезный экономический кризис, ведь недавно пришлось пережить разрушения во время Корейской войны и разрыв с северной частью полуострова.

Несколько смягчила отношение к Президенту Республики Корея земельная реформа. У богатых помещиков скупали излишки земли, распределяя территории между крестьянами. Однако было немало других проблем:

  • Массовая безработица в городах.
  • Недостаток продовольствия.
  • Спад промышленного производства.

Свою миссию глава страны видел в сближении с англо-американским Западом. Но он не задумывался, как это может сказаться на этнической ментальности народа. Ли Сын Ман трижды переизбирался. В 60-х начались массовые беспорядки из-за подозрений в фальсификации выборов, которые остались в истории как «Апрельская революция». Тогда Ли Сын Ман подал в отставку и уехал на Гавайские острова. В 1965 г. опальный правитель умер.

Юн Бо Сон (1960-1962) 윤보선

Всего два года занимал пост президента Кореи Юн Бо Сон. Государство переживало экономические сложности, и люди по-прежнему страдали от безработицы. Все ожидали, что организаторов расправ с демонстрантами «апрельской революции» сурово накажут, но суды вынесли довольно мягкие приговоры.

В положительную сторону стали меняться отношения с северянами. Это было воспринято с энтузиазмом, и правительство стал «подталкивать» сам народ. Но правые силы обеспокоились такой тенденцией, особенно офицерство. Когда было решено сократить военных, чтобы снизить расходы, недовольство и недоверие среди населения усилились.

Группа офицеров под предводительством генерал-майора Пак Чжон Хи организовала переворот, о котором было заранее известно президенту Южной Кореи. Правительственные силы не сопротивлялись, был создан Высший совет госреконструкции. Многие СМИ закрыли, митинги оказались под запретом. В стране объявили военное положение.

Власть сосредоточилась в руках Высшего совета. Своё «внимание» он направил на сторонников сближения с северокорейцами. Многие были казнены, а остальные отправлены в тюрьму (примерно 20 тысяч людей). Накануне выборов снова была подкорректирована конституция. Усилилась власть главы государства. Главная борьба была между кандидатами Юн Бо Соном и Пак Чжон Хи. Выиграл последний, генерал-майор.

Пак Чон Хи (1963—1979) 박정희

После переворота главой Республики стал Пак Чон Хи. Новая власть обещала навести порядок, преодолеть экономическую отсталость, усилить регулирующую роль государства. С обеспечением порядка справились быстро. Криминальным группировкам пришлось умерить аппетиты – преступников провели связанными по улицам в назидание остальным. Задолженности крестьянских и рыбацких семей облегчили, а у бюрократов отобрали нелегально накопленное имущество.

Читать еще:  Детальные фото ПТРС. Фотоподборка-4.

Большое внимание было уделено аграрной сфере, что повысило рейтинг президента. Часть долговых обязательств крестьян забрало государство, предоставив им кредиты с низким процентом. На экономическую ситуацию такая политика не повлияла, но президент Кореи Пак Чон Хи получил более высокий рейтинг. Удалось наладить отношения с Японией, стали проявляться успехи в экономике:

  • Развивалась индустрия.
  • Делался акцент на технологиях.
  • Совершенствовалась область товаров и услуг.

Пак Чон Хи считался эталоном скромности, и всё это обеспечило победу на очередных выборах. Достойного преемника он не видел, и уступать пост не собирался. В случае выигрыша оппозиции многие реформы были бы закрыты только из-за их автора. Решение пойти на третий срок одобрили на референдуме, и Пак Чон Хи выиграл снова – оппозиция негодовала.

Слабым местом правления оказалась коррумпированность чиновников – от неё не удалось избавиться. Заслугой этого правителя считается превращение страны в развитое государство, которое могло защититься в случае войны. До его руководства не строились многоэтажки, канализацией в Сеуле обеспечивалась малая часть населения, электричество было доступно изредка, а страна зависела от американских кредитов (50% бюджета).

Начали шириться антиправительственные настроения. Чтобы уменьшить накал, президент Южной Кореи Пак Чон Хи обратился к попытке возобновления контактов с КНДР. Переговоры он использовал как причину для введения чрезвычайного положения, нарушив конституцию. Эксперты стали готовить дополнения в условиях секретности.

Была принята новая конституция, существенно ограничивающая свободу людей и расширявшая возможности главы РК (избирался на 6 лет любое количество раз, имел неограниченные полномочия). Правление носило всё более авторитарный характер, а любые попытки борьбы жестоко пресекались. Кризис власти продолжал назревать, и в 1979 г. Пак Чон Хи был убит заговорщиками.

Чхве Гю Ха (1979—1980) 최규하

В 70-х годах после убийства Пак Чон Хи обязанности президента Республики Кореи, согласно конституции, взял на себя Чхве Гю Ха. Вскоре коллегия выборщиков объявила его правителем. Следующие несколько месяцев были тяжелыми для государства, решался серьезный вопрос: возвращаться к авторитарному прошлому или избрать путь демократии. Реальной властью в этой обстановке обладал Комитет по национальной безопасности, возглавляемый генерал-майором Чон Ду Хваном. В 1980 году президент Кореи Чхве Гю Ха сложил с себя полномочия, а исполняющим обязанности стал Пак Чхун Хун. В 1980-м г. состоялись выборы нового президента.

Чон Ду Хван (1980-1988) 전두환

Во время правления президента Кореи Чон Ду Хвана развивалась экономика. Значительно увеличился экспорт и, в первую очередь, в США. Страна стала признанным экспортером в области электроники и техники. Достижения корейцев заметили на мировой арене, и им доверили проведение летней Олимпиады. Республика переживала постепенную демократизацию. Оппозиционные силы смогли возобновить деятельность. На референдуме в 1987 году приняли конституцию, которая действует и сегодня. Согласно ей, президент Республики Корея мог пребывать на посту пять лет и имел ограниченные права на применение чрезвычайных мер.

Ро Дэ У (1988—1993) 노태우

Президентом Южной Кореи Ро Дэ У стал в декабре 1987 года. Он прикладывал усилия для стабилизации ситуации в обществе и способствовал снижению влияния военных на политические процессы. Руководство действовало по программе «северной политики», которая предусматривала налаживание дипломатических связей с другими странами: СССР, Китаем и прочими. В 1990 г. страна стала членом ООН.

При Ро Дэ У исчезли многие запреты, в том числе и на протесты на производстве. Благодаря действиям этого президента, Республика стала считаться одной из «новых индустриальных стран». На подобный скачок повлиял быстрый экономический рост, около 8% каждый год за предшествующие 20 лет. Хотя формально президент Южной Кореи Ро Дэ У считался выходцем из военных, его президентство поспособствовало дальнейшему развитию демократии.

Ким Ён Сам (1993—1998) 김영삼

Новым главой был выбран Ким Ен Сам. Этот человек занимался политикой профессионально, и свою деятельность начинал как представитель оппозиции. Год был под арестом из-за выступлений против власти Чон Ду Хвана. В глазах народа президент Ким Ен Сан приобрел образ борца за справедливость. Новый глава выделил три главных направления: борьба с негативными общественными явлениями, рост экономики и установление порядка. Во время инаугурации он обратился к власти КНДР с призывом сотрудничества. Ким Ен Сан сделал упор на реформы. Среди них были следующие:

  • Закрытие пути в политику силовым структурам.
  • Открытость власти.
  • Борьба с коррупцией.
  • Реформа банковских счетов.
  • Усиление самостоятельности местного самоуправления.

Президент Кореи Ким Ен Сан делал весомые шаги во внешней политике, укрепляя связи с разными странами. Много внимания уделялось развитию туризма. Были арестованы прежние правители Ро Дэ У (за крупные взятки) и Чон Ду Хван (за коррупцию, диктатуру и участие в перевороте). Суд над бывшими президентами, непопулярные законы и разные катастрофы подорвали авторитет Ким Ен Сана. В 1998 году его сменил следующий.

Ким Дэ Чжун (1998-2003) 김대중

Этот человек тоже был профессиональным политиком, депутатом южнокорейского парламента. Его популярность выросла настолько, что представители власти в 70-х постоянно обвиняли его в заговорах против правительства. Ким Дэ Чжуна даже похищали спецслужбы, его приговаривали к смертной казни, отстраняли от политики.

Президент Кореи Ким Дэ Чжун сумел достигнуть успехов в преодолении финансово-экономического кризиса и наладить отношения с «соседкой» – КНДР. Государство взяло кредит у МВФ, но с помощью народа сумело его быстро отдать. С КНДР применили «политику солнечного тепла», благодаря чему произошел прорыв в отношениях.

Но Му Хён (2003—2007) 노무현

Во время торжественной речи президент Кореи Но Му Хен объявил о своих прерогативных направлениях: приблизить правительство к народу, заменить «политику солнечного тепла» по отношению к КНДР на «политику мира и процветания». Спустя 1,5 года разгорелся скандал из-за «незаконного» сбора средств на предвыборную компанию. Был поставлен вопрос об импичменте, и главу страны отстранили от своих полномочий. Народ выступил в поддержку правителя, устраивая «демонстрации со свечами». Суд оправдал Но Му Хена, и он вернулся к своим обязанностям.

Из-за различных скандалов и неурядиц в экономической сфере поддержка народа уменьшилась. В 2008 г. он оставил пост в результате импичмента. Но Му Хена обвинили в коррупции – взятке в 6 млн долларов. Экс-президент не выдержал и покончил жизнь самоубийством.

Ли Мён Бак (2008-2013) 이명박

Президент Кореи Ли Мен Бак обещал укрепить отношения с США, улучшить экономику и уделить внимание взаимодействию с КНДР. Но его рейтинг постепенно падал. Особенно народу не понравилась попытка установить свободную торговлю с США. На протяжении 2 месяцев длились протесты, но правительство добилось своего. Для студентов ввели «оплату с отсрочкой», чтобы каждый мог получать образование.

Пак Кын Хе (2013-2016) 박근혜

Следующим главой стала женщина – Пак Кын Хе, дочь Пак Чон Хи. Она обратилась к северокорейцам, призвав их отказаться от ядерной программы. В 2016 году остро встал вопрос о том, чтобы президент Кореи Пак Кын Хе покинула свой пост. Жители вышли на улицы, требуя импичмента. Оказалось, что глава страны делилась секретной документацией с подругой, которая выполняла роль «серого кардинала». Подруга редактировала секретные документы, использовала общественные фонды для вымогательства денег у крупных фирм, а также способствовала ужесточению политики по отношению к северянам. В связи с импичментом обязанности президента на себя взял Хван Гёан.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector