0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

В будущих войнах пентагон делает ставку на высокоскоростные системы космической связи

Армия

Космическая безопасность

Схватка за космос: США ставят на спутники

Зачем Пентагон собирается развернуть на низких орбитах сотни спутников

США готовятся развернуть в околоземном космическом пространстве новую систему, состоящую из сотен спутников. Россия же пока несколько отстает от лидеров «космического клуба», однако скорое внедрение своей подобной разработки могло бы позволить ей остаться в числе ведущих мировых игроков в околоземном космическом пространстве.

Центр космических и ракетных систем США намерен развернуть в космосе перспективную систему предупреждения о ракетном нападении нового поколения. Она получила название Overhead Persistent Infrared (ОPIR) и будет представлять собой группировку спутников на низких околоземных орбитах. Об этом пишет издание Defense News.

OPIR заменит нынешнюю систему предупреждения о ракетном нападении ВВС США — Инфракрасную систему космического базирования (Space Based Infrared System, SBIRS). При этом разговоры о подобной замене ведутся уже давно.

Кроме обнаружения запусков межконтинентальных баллистических ракет (МБР) предыдущая система SBIRS предназначалась для определения траектории их полета, распознавания боевых блоков и ложных целей, выдачи целеуказания противоракетными комплексами для перехвата боевых блоков, а также ведения разведки над территорией военных действий в инфракрасном диапазоне. По всей видимости, этими же тактико-техническими характеристиками, но в улучшенном варианте, будет обладать и система OPIR.

Как и ее предшественница, OPIR на первом этапе будет состоять из небольшого числа крупных и дорогостоящих спутников, функционирующих на геосинхронных орбитах. Аббревиатуру OPIR на русский язык можно приблизительно перевести как «Космический эшелон системы предупреждения о ракетном нападении, функционирующий в режиме непрерывного инфракрасного излучения».

Одновременно руководители ВВС США в Лос-Анджелесе считают необходимым в дальнейшем для совершенствования системы OPIR использовать принципы открытой архитектуры, что, по их мнению, должно привести к существенному повышению боевых возможностей системы.

Пока же Военно-воздушные силы США заключили контракт с корпорацией Lockheed Martin на $2,9 млрд на строительство трех геосинхронных спутников OPIR и подписали контракт с фирмой Northrop Grumman на строительство еще двух спутников, которые будут находиться на околополярных орбитах.

Планируется, что OPIR в дальнейшем в этих целях будет использовать космические аппараты, имеющие сравнительно незначительные массо-габаритные характеристики.

Выступая на одном из мероприятий Института аэрокосмических исследований Митчелла, руководитель программы по развитию космоса в Центре космических и ракетных систем полковник Деннис Байтвуд сказал, что рассматривается вопрос о создании группировки космических аппаратов, состоящей из сотен небольших спутников, использующих инфракрасный диапазон.

Идея размещения группировки OPIR на низких околоземных орбитах была весьма популярной в США последние месяцы. Представители Пентагона давно выдвигают идею использования космического сенсорного слоя на низкой околоземной орбите. К тому же эта группировка рассматривается как способ обнаружения и сопровождения гиперзвуковых крылатых ракет вероятного противника, которые могут пропустить существующие системы предупреждения о ракетном нападении.

Замысел перевода космических систем на небольшие спутники привлекает в США все больше и больше сторонников. В частности, руководители Агентства перспективных исследовательских проектов в области обороны заявили, что они планируют разместить элементы системы OPIR на своих экспериментальных малых спутниках.

«Ценность этих двух вариантов совершенствования системы OPIR заключается отнюдь не в замене одной системы на другую. Мы обнаруживаем, что угрозы для наших систем различны на каждой орбите. И возможности, которые мы можем получить от наших систем, также различны на каждой орбите», — сказал полковник Деннис Байтвуд.

Для Байтвуда подход с использованием небольших спутников привлекателен по двум основным причинам — стоимость и отказоустойчивость. Одновременно появляются возможности для небольших компаний США конкурировать за контракты Пентагона. А именно это обстоятельство особенно нравится высокопоставленным представителям ВВС США. Создание конкурентной среды, полагают американцы, резко увеличивает скорость и качество решения поставленных задач.

Однако планы Соединенных Штатов по дальнейшему освоению околоземного космического пространства вовсе не ограничиваются развертыванием только системы OPIR.

«В США разработана концепция «Network-centric warfare», определяющая новые способы ведения боевых действий на основе объединения сил, средств и ресурсов вооруженной борьбы системой сетей в единую общность», — рассказал «Газете.Ru» заместитель директора Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко.

Собеседник издания напомнил, что воплощение идей NCW прогнозируется к 2025 году.

На основе NCW секретариат минобороны США даже ввел понятие, охватывающее все виды вооруженных сил и получившие название «Глобальное информационное поле» (Global Information Grid).

В свете такой интенсивной работы США в космосе перед Россией также встает стратегическая задача по созданию космического интегрированного единого телекоммуникационного пространства.

В стране уже идет разработка многофункциональной космической информационной системы на базе орбитальной сети малых космических аппаратов, которых должно быть не менее 150. Ее целью станет обеспечение основных показателей систем разведки и связи военного назначения.

Ожидается, что она сможет, как минимум, обеспечивать коммутацию (маршрутизацию) и ретрансляцию пакетов данных; многопозиционную радиотехническую разведку реального времени; многоракурсную панхроматическую и гиперспектральную оптическую съемку местности; многопозиционную бистатическую радиолокацию подстилающей поверхности Земли; мониторинг и уточнение параметров гравитационного поля Земли; радиомониторинг ионосферы.

Если система будет создана, реальным может стать глобальный мониторинг земной, водной поверхностей, воздушного пространства, а также перспектива появления российского космического интернета, что выдвинет страну в число передовых информационно-развитых государств.

Учитывая, что на данный момент несколько Россия отстает от лидеров «космического клуба», скорое внедрение разработки могло бы позволить ей остаться в числе ведущих мировых игроков в околоземном космическом пространстве.

Читать еще:  Советская 100-мм зенитная пушка кс-19 1947 года – становой хребет послевоенной пво советского союза

О новой военно-космической стратегии Пентагона

Цель – сохранение военного превосходства в космосе

Министерство обороны США разрабатывает новую космическую стратегию, направленную на реализацию Стратегии национальной обороны 2018 года, сказал 6 февраля на брифинге в Институте Митчелла на Капитолийском холме в Вашингтоне заместитель министра обороны по космической политике Стив Китай (Steve Kitay).

Представитель Пентагона отметил, что космическая стратегия Пентагона строится на трёх основных принципах: сохранение превосходства в космосе; обеспечение поддержки из космоса; обеспечение стабильности «на всём пространстве». По его словам, в космической стратегии Министерства обороны США предусматривается, что защита их доступа к космическому пространству сравнима с тем, как военно-морской флот обеспечивает безопасность на море, обеспечивая международную торговлю и безопасный проход судов в общих водах.

Стив Китай указал на «сильные аналогии» между космической и морской силой. По его словам, моря и космос являются «незаменимыми источниками и проводниками национальной власти, процветания и престижа». Это означает, что Космические силы США не должны ограничиваться традиционными орбитами, на которых развёрнуты военные спутники. «Если мы видим угрозы за пределами геосинхронной орбиты, мы должны быть готовы к этому, чтобы осведомленность о космической ситуации распространялась за пределы этих регионов», – подчеркнул представитель Пентагона.

В выступлении Стива Китая, который был инициатором создания Космических сил как отдельного и самостоятельного рода войск, не говорилось о сроках завершения разработки новой стратегии, равно как и о тех видах космических вооружений, которые предполагается создать. Однако ряд инициатив Пентагона дают об этом некоторое представление.

В июле 2019 года Пентагон объявил тендер на создание автономной орбитальной космической станции. В представленном Пентагоном списке «желаемых будущих возможностей» станции значатся «космическая сборка, микрогравитационные эксперименты, логистика и складирование, производство, обучение, тестирование и оценка, размещение полезной нагрузки и другие функции». Как отмечают аналитики американского военного портала Breaking Defense, исходя из требований заказчика, можно сделать вывод, что речь идёт о необитаемой станции с внутренним объёмом не более одного кубометра и массой полезной нагрузки не более 80 кг. Этот объект должен подготовить создание более крупной орбитальной станции с экипажем на борту.

В заявке Минобороны США в перечне «желаемых будущих возможностей» упоминаются осуществление «временной или постоянной стыковки с другими модульными станциями того же типа (пилотируемыми или беспилотными)», а также «условия для транспортировки людей», «возможность смены орбиты» и «обеспечение радиационной стойкости для применения за пределами низкой околоземной орбиты», то есть на расстоянии свыше 2 тыс. км от Земли.

Причина, по которой Пентагон объявил тендер на такую небольшую орбитальную станцию, очевидна – отсутствие надлежащего опыта в создании и эксплуатации больших космических станций.

Первая и единственная орбитальная станция США «Скайлэб» была запущена 14 мая 1973 года, приняла три экспедиции на кораблях «Аполлон», затем сошла с орбиты и разрушилась 11 июля 1979 года.

За всё время существования этой станции её преследовали технические неполадки. Когда «Скайлэб» вышла на орбиту высотой 435 км и стала раскрывать солнечные батареи, одна из них не раскрылась, другая оторвалась. Вскоре на станции стала катастрофически расти температура, достигнув внутри 38 °C, а на внешней стороне 80 °C. «Скайлэб» осталась без электроснабжения и терморегулирования, эксплуатация станции сделалась невозможной. Было решено доставить на станцию замену теплоизолирующему экрану – своего рода «зонтик», натянутый на раздвигающиеся спицы. «Зонтик» был в кратчайшие сроки изготовлен и отправился на станцию вместе с первой экспедицией на корабле «Аполлон». «Скайлэб» приняла ещё две экспедиции, но в 1979 году возросшая солнечная активность привела к увеличению плотности атмосферы на высоте орбиты «Скайлэба», и станция стала снижаться. Поднять её на более высокую орбиту было невозможно, так как у неё не было собственного двигателя (подъём орбиты осуществлялся двигателями пристыкованных кораблей «Аполлон», полёты которых к тому времени были прекращены). Районом затопления станции предполагалась точка в 1300 км южнее Кейптауна, но ошибка в расчётах привела к смещению точки падения обломков; часть из них упала в западной Австралии вблизи крупных городов и только чудом обошлось без жертв.

В 1984 году Рейган объявил о планах построить международную космическую станцию. США начали разработку проекта орбитальной космической станции «Фридом» вместе с европейскими, канадскими и японскими специалистами как ответ на советскую станцию «Мир». Эта работа велась десять лет, но не была доведена до конца ввиду её дороговизны и сложности. В 1993 году проект в уменьшенном виде был преобразован в часть Международной космической станции и составляет американский сегмент МКС.

И вот спустя почти три десятилетия после провала проекта «Фридом» США осторожно приступают к проекту новой космической станции, на этот раз чисто военного назначения. Исходя из своего небольшого и неудачного опыта в строительстве и эксплуатации космических станций, американцы решили на этот раз действовать медленно, но верно. Если станция «Скайлэб» достигала в длину 25 метров и имела внутренний объём свыше 350 кубометров, то прототип будущих американских Deep Space Nine (так называлась космическая станция в сериале Star Trek) называют в американских СМИ не иначе как Tiny Space Station – крохотной космической станцией.

Российские военные аналитики предполагают, что военная орбитальная станция будет использоваться как командный пункт для управления полётами многоразового космического аппарата самолётного типа Boeing Х-37, представляющего собой уменьшенную до девяти метров в длину копию Space Shuttle. Начиная с 2010 года, X-37 совершил пять длительных космических полётов. В сентябре 2017 года космический мини-челнок был запущен на орбиту с помощью ракеты Илона Маска Falcon 9 и пробыл на орбите 780 дней, приземлившись 27 октября 2019 года в Космическом центре Кеннеди (Флорида).

Предполагается, что X-37 может выполнять разведывательные функции, а также сбивать или захватывать спутники противника. В январе 2012 года, во время второго полёта, сообщалось о сближении X-37B с китайской космической станцией «Тяньгун-1», возможно, со шпионскими целями. Пентагон опроверг эту информацию на том основании, что орбиты двух космических аппаратов разнонаправленные и их пересечение было кратковременным, но СМИ сообщали, что на борту X-37 могут находиться «смертоносные высокоэнергетические лазеры» (deadly high energy liquid laser beam emitters), позволяющие уничтожить космический объект противника за доли секунды.

Читать еще:  Советские танки серии бт 2, 5 и 7: на гусеницах и на колесах

По данным сотрудника Массачусетского технологического института, эксперта по лазерному оружию Субраты Гошроя (Subrata Ghoshroy), X-37 служит интегрированным испытательным стендом для всех видов оружия, которое движется с гиперзвуковыми скоростями, таких как разработанная DARPA воздушно-реактивная ракета Waverider X-5 (Scramjet), которая достигла скорости в 5,1 Маха.

Для управления многофункциональным космическим самолётом X-37 нужен компактный космический командный пункт существенно большего размера, чем тот прототип, о котором говорится в техническом задании на пентагоновский тендер орбитальной станции. Однако, как уже сказано, у США нет успешного опыта строительства и эксплуатации крупных космических станций, поэтому американские военные начали с небольшого, имея в виду, что «путь в тысячу ли начинается с одного шага».

Для управления боевыми действиями в космосе потребуется более крупный командный пункт, оснащённый собственными средствами обороны и нападения. Поэтому можно ожидать нового тендера Пентагона на разработку настоящей Doom Star – «Звезды смерти».

Памятуя, что работы на проектом станции «Фридом» в сотрудничестве с европейскими, канадскими и японскими инженерами велись десять лет и к успеху не привели, можно заключить, что у России и Китая (которых Пентагон называет своими главными противниками в будущих космических войнах) есть время для разработки своих космических стратегий и соответствующих космических аппаратов.

«Проект в формате «звёздных войн»: зачем Пентагон планирует создать военную орбитальную станцию

Министерство обороны США ищет подрядчика на разработку собственной орбитальной станции. Заявки будут приниматься до 9 июля. Об этом говорится в тендере, размещённом на сайте Подразделения оборонных инноваций Пентагона.

«Министерство обороны США ищет проекты автономной орбитальной станции. Проект должен поддерживать сборку в космосе, проведение экспериментов с микрогравитацией, логистику и хранение, производство, обучение, оценочные испытания, размещение полезной нагрузки и иные функции. Проекты должны быть выведены на низкую околоземную орбиту в течение 24 месяцев с момента заключения контракта и иметь системы наведения, навигации и управления для длительной автономной работы», — говорится в документе, с которым ознакомился RT.

«Не просто фантастика»

Как отмечают аналитики американского портала Breaking Defense, исходя из главных требований заказчика, можно сделать вывод, что речь идёт о необитаемой станции с внутренним объёмом не более 1 куб. м и массой полезной нагрузки 80 кг. Однако этот объект вполне может стать основой для более крупной орбитальной станции с экипажем на борту.

Так, в заявке Минобороны США в перечне «желаемых будущих возможностей (доступных в качестве опций на начальном или будущем этапе реализации)» упоминаются осуществление «временной или постоянной стыковки с другими модульными станциями того же типа (пилотируемыми или беспилотными)», а также «условия для транспортировки людей», «возможность смены орбиты» и «обеспечение радиационной стойкости для применения за пределами низкой околоземной орбиты», то есть на расстоянии свыше 2 тыс. км от Земли.

По мнению Breaking Defense, планы Пентагона демонстрируют, что перспективы появления в космосе американских военнослужащих как на специальных станциях на орбите Земли, так и в пространстве между Землёй и Луной — «уже не просто научная фантастика».

Как отметил в беседе с RT военный эксперт, заведующий кафедрой политологии и социологии Российского экономического университета имени Г.В. Плеханова Андрей Кошкин, проект космической станции Минобороны США напоминает программу «звёздных войн» времён Рональда Рейгана. Тогда в рамках проекта «Стратегическая оборонная инициатива» (СОИ) США рассматривали возможность разместить в космосе боевые установки, предназначенные для уничтожения советских межконтинентальных баллистических ракет.

«Это проект в формате «звёздных войн». То есть речь идёт о космической платформе, на которой будут размещаться установки для атаки из космоса. Например, лазеры с ядерной накачкой или ракеты», — предположил Кошкин.

В свою очередь, эксперт журнала «Арсенал Отечества» Алексей Леонков считает, что США не обладают богатым опытом создания собственных орбитальных станций. Наиболее амбициозный проект — станция Freedom — появился как раз во времена СОИ Рейгана как ответ советскому «Миру». Но этот проект, предполагавший участие европейских и американских союзников, так и не был реализован до конца. Остатки разработок той поры — американский сегмент Международной космической станции (МКС).

«Если в дела орбитальных станций вмешивается Пентагон, то это говорит о том, что станция будет иметь чисто военное назначение. Все эксперименты на её борту будут осуществляться в интересах Пентагона. И понятно, что этот проект не будет международным», — говорит Леонков.

По словам военного эксперта Юрия Кнутова, станция также может использоваться для управления другими космическим объектами. Например, орбитальным самолётом ВВС США Boeing Х-37, о задачах которого в космосе Пентагон не распространяется.

«Если состыковать эти два проекта, то всё становится на свои места, — утверждает Кнутов. — Эта станция будет управлять действиями таких кораблей, как Boeing Х-37, который будет вести войну в космосе. Станция может стать командным пунктом и центром для размещения космического оружия».

На Луну и дальше

Космические военные программы Соединённых Штатов официально со времён холодной войны не предполагают создания пилотируемых орбитальных боевых станций. Однако нынешний президент Дональд Трамп выступает за то, чтобы в рамках Вооружённых сил США функционировали космические войска как отдельный вид ВС.

В декабре прошлого года он подписал указ о создании в Пентагоне Космического командования. Кроме того, в администрации неоднократно заявляли о необходимости преодолеть якобы имеющееся отставание от России и Китая в области использования космического пространства в военных целях. В ВВС США в рамках подготовки к более интенсивному использованию космического пространства разработали даже специальное обучающее мобильное приложение для боевых пилотов.

Читать еще:  Всё для практической стрельбы

В МИД России ранее заявляли, что готовы к диалогу по предотвращению гонки вооружений в космическом пространстве. В то же время российское внешнеполитическое ведомство отмечало, что США препятствуют выработке международного соглашения, которое бы остановило милитаризацию космоса.

«Такой сценарий в целом был ожидаем с учётом линии США на обеспечение своего одностороннего доминирования в космосе любыми способами, о чём, в частности, свидетельствует решение Вашингтона о развёртывании ударных компонентов ПРО в околоземном пространстве к 2030 году», — говорится в заявлении МИД России.

Формально США, как и другие участники Договора о космосе 1967 года, могут создавать станции военного назначения на околоземной орбите. Международное право запрещает размещать в космосе лишь оружие массового уничтожения, а также использовать Луну и другие небесные тела в военных целях. Однако милитаризация космоса не способствует снижению международной напряжённости, отмечают эксперты.

Кроме того, в Пентагоне открыто изучают планы военной экспансии за пределы земной орбиты. Так, в опубликованном в мае совместном докладе Исследовательской лаборатории ВВС США и Экспериментального управления оборонных инноваций говорится о том, что в средне- и долгосрочной перспективе (пять лет и более) разработка и развёртывание систем и средств в космосе будут иметь два стимула: «Первый — потребность вооружённых сил в расширении базирования и деятельности критически важных объектов в окололунном пространстве с целью сокращения возможностей наших противников в части обнаружения этих объектов и ударов по ним, а также для укрепления наших возможностей и снижения возможностей наших противников в применении силы через космос, из космоса и в космосе. Второй стимул — необходимость создания должной инфраструктуры и средств для возвращения, а затем для постоянного присутствия США на Луне и за её пределами».

Однако размещение военной базы США на Луне будет прямым нарушением договора 1967 года, отмечают эксперты.

«США угрожают международной безопасности, поскольку не считаются с международно-правовыми документами, ограничивавшими вывод вооружений в космическое пространство, — подчёркивает Кошкин. — Следующий шаг — вывод в космос ядерного оружия».

Адекватный ответ

Как отмечал ранее первый замначальника Главного оперативного управления Генштаба Виктор Познихир, размещение американского оружия в космосе может быть направлено для нанесения превентивного удара по России, Китаю или любому другому государству и уничтожения баллистических ракет на ранних стадиях полёта.

В качестве адекватных ответных мер Москвы было названо принятие на вооружение комплексов «Сармат» и «Авангард», способных преодолеть американскую глобальную систему ПРО.

В свою очередь, глава Генштаба Вооружённых сил России Валерий Герасимов отмечал, что Москва будет отвечать «зеркальными и асимметричными мерами» на размещение американского оружия в космосе.

«Военно-космические планы США несут опасность для всех стран, — считает Кошкин. — России придётся отвечать своей космической программой, которая позволит нейтрализовать подобную угрозу».

По словам Алексея Леонкова, есть два направления противодействия планам американцев. Первый путь — дипломатический — усиление международного давления на США. Второй — военно-технический — укрепление собственного оборонного потенциала.

«В своё время мы провели много экспериментов в космосе, в том числе в оборонных интересах, — напоминает Леонков. — В СССР создавали военные орбитальные станции «Алмаз». Все проекты мы можем возродить и даже улучшить. Тот прорыв, какого мы добились в области гиперзвука, Россия может повторить и в космосе».

В будущих войнах пентагон делает ставку на высокоскоростные системы космической связи

В конце 2020 года и начале 2021 на низкую околоземную орбиту будут выведены три космические аппарата, которые станут первыми в сети спутников с оптической связью программы Управление перспективных исследовательских проектов Министерства обороны США (DARPA) Blackjack.

Как передает Armiya.az со ссылкой на «Красная Весна», об этом сообщил портал Spacenews.

Управление тактических технологий DARPA начало программу Blackjack в 2018 году, чтобы показать военную полезность низкоорбитальных группировок недорогих спутников.

К 2022 году планируется запустить до 20 спутников программы.

Первый демонстрационный аппарат Mandrake 1 представляет собой кубсат, несущий суперкомпьютерные чипы обработки. Второй, Mandrake 2, состоит из двух небольших спутников, которые будут использовать оптические межспутниковые линии связи для широкополосной передачи данных.

Третий аппрет, запланированный к запуску, Wildcard, — программно-определяемая радиосистема, которая будет использоваться для экспериментов по связи низкоорбитальных спутников с наземными тактическими радиостанциями.

Менеджер программ Blackjack Пол Томас сказал, что Mandrake 1 и Mandrake 2 будут запущены на разных носителях. Но есть вероятность, что Mandrake 2 и Wildcard будут запущены одним носителем.

Одной из целей программы Blackjack является создание спутников с меньшими затратами, чем при создании традиционных военных космических аппаратов. Эта задача решается путем использование датчиков, которые могут быть массово произведены для установки на спутниковых платформах разных поставщиков.

«Мы сосредоточились в первую очередь на спутниковых платформах и полезных нагрузках. Затем — на автономной системе управления полетами, которую мы называем Pit Boss. Первые две военные полезные нагрузки будут интегрированы и запущены в середине-конце 2021 года, а остальная часть созвездия — в 2022 году», — рассказал Томас.

«Мы должны показать, что созвездия могут передавать нужное количество данных и поддерживать систему управления Pit Boss. После этого мы начнем строить настоящее оборудование. К концу следующей весны у нас будет оборудование, а затем мы проведем следующее лето, сосредоточившись на подготовке спутникового оборудования к запуску в конце 2021 года», — добавил он.

Среди предполагаемых для программы Blackjack полезных нагрузок — постоянный инфракрасный порт (OPIR) системы предупреждения о ракетном нападении производства Collins Aerospace и Raytheon; радиочастотные системы от Northrop Grumman Mission Systems, Trident и Systems & Technology Research; системы определения положения, навигации и синхронизации Northrop Grumman; оптические межспутниковые системы связи от SA Photonics; и детекторы электрооптического и инфракрасного излучение от L3Harris.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector