1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Счётчик танкиста Калашникова

Конструктор Калашников: дебют

Если спросить у иностранца, какие слова больше прочих ассоциируются у него с Россией, с высокой долей вероятности в самом коротком списке окажется «Калашников». Знаменитый автомат стал одним из символов не только СССР и Российской Федерации, но и всего XX века. Не обошла слава и его создателя Михаила Тимофеевича Калашникова. Однако, как это часто бывает, известность эта стала однобокой и порой, мягко говоря, необъективной. Попробуем разобраться с творчеством конструктора, ставшего заложником своего самого известного детища.

Несостоявшийся конструктор танков

Как правило, при упоминаниях о Михаиле Тимофеевиче в ход идёт лишь созданный им автомат. Даже пулемёт Калашникова в итоге оказался в тени своего предшественника — хотя для конструктора-оружейника создание удачного единого пулемёта под патрон с закраиной представляло гораздо более сложную задачу.

Ещё реже пишут о других работах Калашникова, которые не были приняты на вооружение. Понятно, что были эти образцы менее удачны — но, с другой стороны, именно нехватка информации о них зачастую порождает рассказы о безграмотном сержанте, который вдруг вынырнул из ниоткуда, размахивая чертежами «лучшего в мире автомата». На самом деле, путь Калашникова к победе в послевоенном «автоматном» конкурсе был долог и сложен, и до самого финала будущий АК не был однозначным лидером.

Однако начинать рассказ о конструкторском творчестве Калашникова стоит всё-таки с более раннего времени — с работы, имеющей отношение не к стрелковому оружию, а к танкам. Речь идёт о счётчике моторесурса двигателя, который тогда ещё даже не сержант, а простой танкист красноармеец Калашников спроектировал в 1940 году. Собственно, взлёт карьеры будущего конструктора мог начаться именно с него — за разработку счётчика механик-водитель Калашников получил именные часы от командующего Киевским округом генерала армии Г.К. Жукова и был командирован на завод №174 в Ленинград для помощи в налаживании производства счётчика. Повернись история иначе, возможно, мир так и не узнал бы конструктора стрелкового оружия Калашникова, но зато «от Африки до Арктики» были бы известны танки Т-74…

К счастью или нет, но конструктором танков Михаил Тимофеевич не стал. Счётчик Калашникова был выпущен небольшой опытной серией, а затем началась война, и о его производстве, как и об основной планировавшейся на заводе №174 продукции — новых танках Т-50 — пришлось забыть. Завод поехал в эвакуацию на восток, а танкист Калашников — на фронт. Вновь заняться конструированием Калашников решил уже в 1942 году, получив после ранения отпуск для восстановления.

Пистолет-пулемёт для танкистов?

Сама история создания как опытного пистолета-пулемёта, так и двух других образцов — карабина и ручного пулемёта — достаточно полно описана в целом ряде изданий и в воспоминаниях самого Михаила Тимофеевича. Более интересно взглянуть на сами образцы и то, как их оценивали в тот период, когда долечивавшийся после ранения танкист Калашников был, как иногда принято говорить, «никто и звать никак». Если выражаться более корректно, Михаил Тимофеевич был одним из множества изобретателей, сумевший, однако, не просто «родить идею», чем занималось в годы войны множество людей, но и довести её до воплощения в металле. При этом большинство авторов проектов не разменивались на мелочи вроде стрелкового оружия, предпочитая сразу чертить «планы разгрома Гитлера за две недели».

Итак, на Научно-исследовательский полигон стрелкового вооружения (НИПСВО) Главного артиллерийского управления Красной армии (ГАУ КА) Михаил Тимофеевич попал со своим пистолетом-пулемётом — уже вторым образцом, доработанным в мастерских эвакуированного в Алма-Ату Московского авиационного института. Работа со специалистами МАИ и на имеющемся у них оборудовании весьма благоприятно сказалась на результате, да и, вероятно, на дальнейшей судьбе Калашникова.

Образцы пистолетов-пулемётов на стрелковый полигон, с конструкторами или без них, поступали регулярно. Фактически весь 1942 год шла достаточно напряжённая работа по выбору нового пистолета-пулемёта в рамках объявленного ГАУ задания. Только в ходе конкурсных испытаний было опробовано несколько десятков образцов пистолетов-пулемётов разных конструкторов. Кроме «конкурсных» был ещё и «самотёк» из самых разных мест — от мастерских Карельского фронта до Сталинградского судоремонтного завода.

Однако многие из этих образцов, даже созданные в специализированных оружейных конструкторских бюро, отсеивались уже на предварительном опробовании, если демонстрировали явные проблемы с работой. Уже тот факт, что пистолет-пулемёт Калашникова прошёл этот этап и был допущен к полноценным испытаниям, сам по себе немало значит. Впрочем, даже этот образец Михаилу Тимофеевичу пришлось доводить на самом полигоне — в частности, пистолет-пулемёт получил новый ствол от ППШ, рукоятку перезаряжания, разобщитель и ещё ряд деталей.

* Так в документе. Вес пустого ППШ с пустым магазином примерно соответствует коробчатому магазину на 35 патронов, а вот вес полностью снаряжённого соответствует скорее барабанному магазину на 71 патрон.

Судя по данным в таблице, танкист Калашников сосредоточился в первую очередь на компактности своего пистолета-пулемёта. В тот момент это действительно была достаточно важная проблема. Имевшиеся на вооружении Красной армии образцы Дегтярёва и Шпагина с нескладным деревянным прикладом и массивным барабанным магазином для вооружения экипажей бронетехники были, мягко говоря, не лучшим выбором. В тесном заброневом пространстве ППШ было очень непросто разместить так, чтобы он был в случае необходимости под рукой, но при этом не служил постоянным источником синяков.

Срочное покидание машины с оружием тоже было непростым. Неудивительно, что с началом Великой Отечественной войны Главное автобронетанковое управление Красной армии (ГАБТУ КА) регулярно бомбардировало соседей, отвечавших за стрелковое вооружение, просьбами сделать что-то более лёгкое и компактное, иной раз прямо указывая: «по типу немецкого МП-40».

Особое внимание испытателей привлекла оригинальность конструкции пистолета-пулемёта Калашникова. Большинство образцов — как серийных, так и опытных — создавалось на схеме автоматики со свободным затвором, как наиболее простой и технологичной. Именно таким был самый первый образец конструкции Калашникова, сделанный в паровозном депо станции Матай под Алма-Атой, но приехавший на НИПСВО пистолет-пулемёт был построен уже на схеме полусвободного затвора. Причиной переделки стали испытания в Алма-Ате: массивный свободный затвор при высоком темпе стрельбы и относительно малой массе пистолета-пулемёта при автоматической стрельбе приводил к слишком большому рассеиванию.

Но и введение оригинальной и при этом достаточно сложной системы торможения затвора не сняло вопрос полностью — по кучности автоматической стрельбы образец конструкции Калашникова примерно вдвое уступил и ППШ, и победителю конкурса 1942 года пистолету-пулемёту Судаева. Возможно, этот параметр молодому конструктору и удалось бы улучшить путём правильного подбора компенсатора и иных мер, но главным препятствием для решения хотя бы о доработке проекта стала явная производственная сложность. Только для одной детали — спиральной трубки затвора — механической лаборатории НИПСВО потребовалось 12 станкочасов работы техника 7-го разряда, при этом полученная деталь требовала дополнительной отделки. В условиях массового производства военного времени это было бы просто недопустимо.

Запрограммированная неудача

Однако, если дорабатывать пистолет-пулемёт не стали, самого Калашникова ГАУ решило не выпускать из поля зрения — тем более что сам Михаил Тимофеевич сообщил о наличии у него проекта ещё и ручного пулемёта. Тема «ручника» для ГАУ в тот момент была ещё более актуальна, чем вопрос пистолета-пулемёта. Армии остро требовался новый ручной пулемёт, и начальство здраво решило, что в таких условиях даже разработки какого-то старшего сержанта будут совсем не лишними.

Читать еще:  Новая экипировка и снайперская винтовка «точность»

Калашникову снова пришлось вернуться в Среднеазиатский военный округ, но на этот раз уже с официальным заданием от ГАУ на создание ручного пулемёта собственной конструкции. Сам Михаил Тимофеевич об этой работе вспоминал довольно неохотно:

«На конкурс представлялись три отличающихся друг от друга пулемёта — В.А. Дегтярёва, С.Г. Симонова и мой. Они дошли до финальной части соревнований. Не буду рассказывать обо всех подробностях полигонных испытаний. Скажу лишь, что мой образец не выдержал экзамена. Комиссия сделала вывод: он не имеет преимуществ перед принятыми ранее на вооружение армии изделиями. Так и ручной пулемёт стал достоянием музея».

В оправдание молодого конструктора стоит заметить, что поставленная перед разработчиками задача оказалась для тех условий слишком сложной. Её не смогли решить и конструкторы со стажем и опытом, гораздо большим, чем у Калашникова — Дегтярёв, Симонов, Шпагин, Владимиров, будущий соперник Калашникова по «автоматному» конкурсу Булкин — этот ряд можно продолжать долго.

Основной причиной неудач стало «тяжёлое наследие царского режима» — винтовочный патрон, имевший гильзу с закраиной, вызывавшей из-за своей геометрии значительные трудности при подаче. Это в свою очередь снижало надёжность оружия в целом даже в обычных условиях, а при загрязнении, отсутствии смазки и т.д. практически в 100% случаев приводило к задержкам. На момент участия Калашникова в конкурсе более-менее был отработан только магазин на 10 патронов к винтовке СВТ, но для пулемёта этого явно было мало. Магазин на 20 патронов приемлемой надёжности был отработан только в 1944 году. Наличие закраины также приводило к тому, что из обычной ленты, даже металлической, патроны нельзя было подавать «на прошив» простым проталкиванием вперёд — требовалась двухступенчатая подача. Это также увеличивало сложность конструкции и её вес.

Не удивительно, что в итоге за годы войны нового ручного пулемёта под винтовочный патрон в СССР на вооружение так и не приняли. Тем не менее и вторая неудача не заставила Калашникова отказаться от выбранного пути — хотя, судя по воспоминаниям конструктора, попытки подтолкнуть его к такому решению были. Вскоре на полигоне снова появился образец конструкции Калашникова, теперь под новый «промежуточный» патрон образца 1943 года… но ещё не автомат.

Источники и литература:

  1. Документы ЦАМО РФ из фонда ГАУ КА
  2. Калашников М.Т. Записки конструктора-оружейника – М.: Воениздат, 1992

Счётчик танкиста Калашникова

Михаил Калашников: гений-самоучка или плагиатор?

В этом месяце исполнилось бы 100 лет со дня рождения Михаила Калашникова — русского и советского конструктора стрелкового оружия, доктора технических наук, генерал-лейтенанта, изобретателя всемирно известного автомата Калашникова (АК) .

Главное детище

Автомат был принят на вооружение в 1949 году. Его официальное название — «7,62-мм автомат Калашникова образца 1947 года» (АК-47). Также его часто называют просто «калаш». По словам самого конструктора, главными качествами его оружия являются «простота и надежность».

— Я создавал автомат, будучи сержантом, и постоянно помнил, что солдат академий не заканчивал, — говорил Калашников.

Автомат Калашникова не очень дорого стоит из-за простоты в производстве. В некоторых странах его покупают дешевле, чем курицу.

По оценкам журнала Foreign Policy, стоимость одного автомата АК на черном рынке колеблется от 10 долларов в Афганистане до 3,8 тысячи долларов в Индии. В США автомат Калашникова можно приобрести за 70—350 долларов.

Автомат Калашникова входит в «Книгу рекордов Гиннесса» как самое распространенное оружие в мире. В настоящее время в мире насчитывается около 100 млн АК. Это значит, что на 60 взрослых жителей нашей планеты приходится по одному автомату. Он состоит на вооружении армий и спецподразделений 106 стран мира.

Автомат Калашникова изображен на гербах некоторых государств. В настоящее время он присутствует на гербе африканской страны Зимбабве (с 1980 года), на гербе и флаге Мозамбика (с 1975 года), гербе азиатского государства Восточный Тимор. С 1984 по 1997 год АК был изображен на гербе африканского государства Буркина-Фасо. АК изображен и на эмблеме ливанской группировки «Хезболла».

В конце XX века французский журнал «Либерасьон» признал автомат Калашникова изобретением века. Знаменитому оружию удалось обойти атомную бомбу и космические технологии.

В 2004 году журнал «Плейбой» назвал автомат Калашникова одним из «50 изделий, изменивших мир», определив его место после компьютера Apple Macintosh, противозачаточных таблеток и видеомагнитофона Sony Betamax.

Считается, что из автомата Калашникова было убито больше людей, чем в результате артиллерийского огня, авиабомбардировок и ракетных обстрелов. Ежегодно от пуль АК погибает четверть миллиона человек.

Легендарный российский оружейник Михаил Калашников всегда говорил, что всю жизнь изобретал оружие для защиты, а не для убийства:

— Я спокойно сплю, потому что всегда создавал оружие для защиты. Это политики не могут договориться и используют его для убийства.

Как же изобретатель-самоучка, человек без высшего образования да еще сын кулака Михаил Калашников сумел изобрести такое совершенное орудие убийства?

Этапы большого пути

Михаил Тимофеевич Калашников родился в селе Курья Алтайского края. Он был семнадцатым ребенком в многодетной крестьянской семье, где родилось девятнадцать, а выжило всего восемь детей.

В 1930 году семья его отца — Тимофея Александровича Калашникова, признанного кулаком, была сослана из Алтайского края в Томскую область, поселок Нижняя Моховая.

С детских лет интересовался Миша Калашников техникой, исследуя устройство и принципы работы разных механизмов. В школе увлекался физикой, геометрией и литературой. По окончании седьмого класса с разрешения родителей вернулся на Алтай, в Курью, но устроиться на работу не смог. Проучившись там еще год, решил вернуться к матери и отчиму, где получил паспорт, подделав печать в справке (сыну кулака справка не полагалась). Именно здесь и начинаются непонятки с биографией нашего героя. В одних документах дата его рождения 10 ноября 1919 года, в других — 19 числа того же месяца.

Через несколько месяцев после повторного возвращения в Курью он впервые ознакомился с устройством оружия, разобрав собственными руками пистолет браунинг. Интересно, где он его взял и куда смотрела ЧК?

В 18 лет Миша покинул родное село и переехал в Алма-Атинскую область Казахской ССР, где с 1936 по 1938 год работал техническим секретарем политотдела 3-го отделения Туркестано-Сибирской железной дороги. Наверное, бюрократическая работа в политотделе так ему приелась, что пареньку захотелось сделать что-нибудь самому, своими руками.

Нелегкий путь к мечте

Осенью 1938 года Михаил Калашников был призван в Красную армию в Киевский особый военный округ. После курса младших командиров получил специальность механика-водителя танка и служил в 12-й танковой дивизии в городе Стрый (Западная Украина).

Уже там проявил, может быть, не изобретательские способности, а смекалку: разработал инерционный счетчик выстрелов из танковой пушки, приспособление к пистолету ТТ для повышения эффективности стрельбы через щели в башне танка, счетчик моторесурса танка.

Этот счетчик был первым изобретением молодого танкиста Калашникова, но настолько значимым, что он был вызван для доклада о нем к командующему Киевским особым военным округом генералу армии Георгию Жукову. После беседы с командующим Михаил направляется в Киевское танковое техническое училище для изготовления опытных образцов, а после завершения испытаний в Москву для сравнительных испытаний и далее на Ленинградский завод имени Ворошилова, для доработки и запуска в серию.

Великую Отечественную войну Калашников начал в августе 1941 года командиром танка в звании старшего сержанта. В октябре того же года под Брянском был тяжело ранен. В госпитале по-настоящему загорелся идеей создания своего образца автоматического оружия. Начал делать наброски и чертежи, сопоставляя и анализируя собственные впечатления о боях, мнения товарищей по оружию, содержание книг госпитальной библиотеки. Пригодились также советы одного лейтенанта-десантника, до войны работавшего в каком-то НИИ и хорошо знавшего системы стрелкового оружия, а также историю их создания.

Читать еще:  Журнал "Солдат Удачи"

Вернувшись домой, с помощью специалистов депо (!) через три месяца создал опытный образец своей первой модели пистолета-пулемета. Позднее образец был представлен находившемуся в то время в Самарканде начальнику Военно-инженерной академии им. Ф. Э. Дзержинского А. А. Благонравову — выдающемуся ученому в области стрелкового оружия.

Как и следовало ожидать, отзыв Благонравова был отрицательным. И это было понятно: пистолет-пулемет (ПП) не ложка, на колене не сделаешь. В Главном артиллерийском управление (ГАУ) РККА также не рекомендовали принимать ПП Калашникова на вооружение по ряду технологических причин, в частности в заключении говорилось, что «пистолет-пулемет Калашникова в изготовлении сложнее и дороже, чем автоматическое оружие ППШ-41 Шпагина и ППС Судаева, и требует применения дефицитных и медленных фрезерных работ. Поэтому, несмотря на ряд новшеств, в настоящем виде своем промышленного интереса не представляет». Так неудачно окончился для Калашникова его первый шаг в создании ПП.

«Калашников перед тем, как прийти в мое подразделение, работал в Алма-Ате в паре с оружейником Казаковым, — вспоминал позже начальник испытательного подразделения Василий Лютый. — Образцы присылались на Научно-исследовательский полигон ГАУ в Голутвин. Однако эти образцы стрельбой не испытывались, поскольку были слишком примитивными. Вопреки тому, что пишет и рассказывает о себе Калашников в газетах и журналах, ответственно заявляю, что, работая в Казахстане, он не создал чего-либо, достойного внимания. Михаил Тимофеевич очень талантливый человек. Однако по уровню общеобразовательной подготовки, практических познаний и опыту он не достигал конструкторов-профессионалов, которые вооружали армию…»

Один из многих

Затем Калашников несколько лет работал на Центральном научно-исследовательском полигоне стрелкового и минометного вооружения ГАУ РККА. Ничего толкового за это время он не создал. И вдруг разработанный им под промежуточный патрон 7,62×39 образца 1943 года автомат победил в конкурсе 1947 года и был принят на вооружение.

Основными критериями для нового оружия были объявлены: маневренность, скорострельность, убойное действие пули и меткость стрельбы. На первом этапе конкурса 1946 года в УСВ ГАУ было представлено шестнадцать эскизных проектов автоматов таких выдающихся конструкторов, как Шпагин, Судаев, Дегтярев и многих других.

Затем на основании решения конкурсной комиссии были рекомендованы для проведения полигонных испытаний шесть проектов, включая оружие Калашникова. Остальные проекты были забракованы.

В конце концов победил Калашников. За счет чего? Как сам он говорил в своих воспоминаниях, в его автомате не было ничего, что он бы изобрел сам. Весь этот автомат состоит из компонентов, в разное время придуманных другими изобретателями.

В частности, запирание канала ствола производилось двумя боевыми выступами поворачивающегося вокруг своей продольной оси затвора. На это М. Т. Калашникова натолкнула конструкция затвора американской винтовки M1 «Гаранд».

Питание автомата патронами осуществлялось из отъемного быстросменяемого стального коробчатого магазина секторного типа с двухрядным расположением 30 патронов, который, по словам отечественных экспертов «…был заимствован с автомата Судаева».

Калашников отказался от составной фрезерованной ствольной коробки, открытой сверху для грязи и песка. Ее заменили закрытой штампо-сварной коробкой, которая во многом повторяла аналогичную конструкцию в немецком автомате МР-43.

Конструктор применил в своем оружии ударно-спусковой механизм «с перехватом курка», который изобрел в 20-х годах чех Эммануил Холек. В чистом виде такой механизм был использован на автомате Шмайсера.

Советский конструктор использовал на одном из вариантов своего автомата металлический, складывающийся под ствольную коробку приклад, конструктивно аналогичный складному прикладу немецких пистолетов-пулеметов МР-38/МР-40.

Кроме того, Калашников работал не один. Как вспоминали многие коллеги-конструкторы, он, например, не занимался чертежами. Техника проектирования и расчетов была Михаилу Тимофеевичу неведома.

Поэтому для оказания помощи в создании чертежной документации к М. Т. Калашникову прикомандировали опытных чертежников-конструкторов и инженеров-технологов.

Отработка всей технической документации и изготовление опытных образцов автоматов Калашникова была поручена специальному проектно-конструкторскому бюро и цеху опытных работ Отдела главного конструктора (ОГК) Ковровского завода № 2.

Зловещая тень Хуго Шмайсера

На Западе в настоящее время широко распространено мнение о том, что прототипом для полного или частичного копирования при разработке автомата Калашникова АК-47 послужила немецкая «штурмовая винтовка» StG-44 Хуго Шмайсера. В качестве оснований сторонники этой гипотезы часто приводят внешнее сходство между образцами и тот факт, что конструкция АК-47 появилась на свет во время работы в Ижевске группы ведущих немецких оружейников.

Кроме того, изучение StG-44 советскими специалистами проходило на заводе в городе Зуль, где были смонтированы и переданы в СССР для технической оценки 50 образцов StG-44.

Один из сторонников теории Шмайсера говорит об этом так: «Вы не заметили, что АК-47 очень похож на штурмовую винтовку Третьего рейха — шмайсер? Не догадывались, почему? А потому, что у нее был один автор (точнее соавтор) — Хуго Шмайсер». Правда, необходимо сказать, что (не вдаваясь в подробности) внутри шмайсер и АК заметно отличаются.

Доктор технических наук Юрий Брызгалов, например, считает, что «немецкий пистолет-пулемет МП-43 лишь внешне чуточку похож на АК-47, принцип его работы совсем иной». То, что Калашников собрал и объединил в своей конструкции все лучшее, что было в отечественном и зарубежном оружейном деле, профессор ставит ему только в заслугу, потому что «все конструкторы-оружейники при создании новых образцов оружия пользуются этим методом».

Заслуга Калашникова в данном случае не в изобретении, а в конструкции. Он именно конструктор автомата. Он из множества разнообразных компонентов, созданных другими, отобрал именно те, что оптимально решают стоящую перед ним задачу, задачу создания оружия, доступного любому бойцу после самого минимального обучения, оружия, способного работать в любых мыслимых и немыслимых условиях, оружия достаточно простого в производстве, чтобы его можно было изготовить миллионами экземпляров, что называется, на коленке.

Есть ли жизнь после смерти?

Наверное, на этот вопрос можно ответить так: если человека помнят люди, то он живет в их памяти. Михаил Тимофеевич Калашников — такой человек и его помнят не только в нашей стране.

На вопрос, не сожалеет ли он о том, что не нажил особых богатств, Калашников отвечал:

— Нельзя все мерить деньгами. Для меня самое дорогое, когда люди говорят: «Ваше оружие спасло мне жизнь!» Зачем мне миллионы? Я и так живу хорошо…

Заслуги М. Т. Калашникова были высоко оценены. Он был дважды Героем Социалистического труда, Героем Российской Федерации. Награжден многими советскими, российскими и иностранными орденами и медалями.

Михаил Тимофеевич Калашников умер 23 декабря 2013 года на 95-м году жизни в Ижевске. Проститься с Михаилом Калашниковым приехали президент России Владимир Путин, министр обороны Сергей Шойгу, руководитель администрации президента Сергей Иванов, министр промышленности и торговли Денис Мантуров, губернатор Московской области Андрей Воробьёв, генеральный директор государственной компании «Ростех» Сергей Чемезов.

На родине Михаила Калашникова в селе Курья Алтайского края ему установлен прижизненный бронзовый бюст. В 2017 году в Москве открыт памятник конструктору.

Часы типа «будильник» или первое изобретение Калашникова

«Конструктором и изобретателем я чувствовал себя от рождения. Хочу сослаться на статью, напечатанную в окружной армейской газете в далеком 1940 году. Она называется “Изобретатель Калашников” и рассказывает о том, как 20-летний красноармеец изобрел прибор для танка — счетчик моточасов, из ненужных частей и деталей собрал опытный образец. “Неутомимая энергия бойца заражала всех окружающих. Они увидели в нем крупные задатки настоящего новатора техники, изобретателя”».

Читать еще:  Снайперская винтовка Хеклер Кох СЛ8 (Heckler&Koch SL8)

Обычно в рассказе об изобретении счетчика упоминается, что в его судьбе принял участие сам Г.К. Жуков, который в тот момент как раз был командующим Киевского особого военного округа. Но следует понимать, что внедрение какого-либо новшества в конструкцию серийных танков находилось в компетенции несколько других людей. Решающее слово должны были сказать военные инженеры из ГАБТУ КА – Главного автобронетанкового управления Красной армии. А для этого изобретение Калашникова требовалось всесторонне испытать, что и было сделано на полигоне в Кубинке зимой 1940 года.

Для начала испытатели ознакомились с конструкцией прибора. Согласно отчету, основными деталями счетчика являлись:

«1. Часы типа «будильник».
2. Электромагнитное реле с механизмом, переключающим прибор с показаний «без нагрузки» на показания «с нагрузкой».
3. Механизм тахометра.
4. Механизм для автоматической заводки часов.
5. Счетчики, учитывающие время, проработанное мотором».

Правда, насчет п.4 – механизма автоматической заводки часов – в отчете имелась оговорка, что в представленном на испытания приборе он отсутствует, а имеется только в общем виде на чертеже.

Впрочем, даже и без него испытатели решили не испытывать судьбу, устанавливая изготовленный «самим автором подсобными средствами» прибор в танк. Счетчик Калашникова был подключен к двигателю трактора СХТЗ-НАТИ, установленному на стенде. Первоначально прибор был установлен непосредственно на тормозе вместо тормозного тахометра. Но включение показало, что место было выбрано, мягко говоря, неудачно. Из-за вибраций тормоза «происходили хаотические включения и выключения механизма работы часов», причем часть времени оба механизма «с нагрузкой» и «без нагрузки» работали одновременно.

Испытателям пришлось демонтировать прибор с двигателя и установить его на жесткой стойке в стороне от стенда. Теперь с двигателем счетчик был связан тросом тахометра длиной два с половиной метра. Замыкание реле, переключавшего прибор с показаний «с нагрузкой» и «без нагрузки» производилось условно – замыканием контактов аккумулятора вручную. В этот раз после 9 часов 36 минут работы двигателя прибор Калашникова зафиксировал время работы с нагрузкой и без совершенно точно.
Хуже было с показаниями тахометра – на приборе и на взятом для контроля тахометре системы Хаслера в ходе испытаний цифры расходились, порой весьма изрядно, даже с учетом того, что шкала у Калашникова была размечена по 200 оборотов в минуту, и число по нему отсчитывали на глаз. Но даже при этом было видно, что иногда при одинаковых оборотах двигателя прибор показывал разные значения.

В целом, было достаточно ясно, что прибор еще сырой и явно нуждается в дальнейшей доводке. Кроме того, в отчете были отмечены следующие недостатки:
«1. Сравнительная сложность и большое количество вращающихся и движущихся деталей вследствие универсальности прибора, что может быть причиной отказов в работе прибора, особенно при сильной тряске.
2. Наличие вращающегося привода к прибору.
3. Большие габаритные размеры прибора.
4. Недостаточная надежность часового механизма типа «будильник»».



Однако необходимость в автоматическом счетчике моточасов «с нагрузкой» и «без нагрузки» действительно была очень велика, и эту задачу изобретение Михаила Тимофеевича выполняло, пусть и с условностями. Поэтому проверку принципов конструкции сочли пройденной. Теперь требовалось изготовить уже не подсобными средствами, а в заводских условиях новый прибор, в котором будут устранены отмеченные недостатки, и только после полномасштабных испытаний этих новых приборов добавить счетчик Калашникова в табель оборудования боевых и транспортных машин.

Как мы знаем, счетчики Калашникова на советских танках так и не появились. Планы по его доработке и внедрению отменились после начала Великой Отечественной войны. Карьера танкового конструктора Калашникова закончилась в самом начале, а в августе 1941 года командир танка Т-34 старший сержант Калашников пошел в свой первый настоящий бой.

С благодарностью Алексею Морозову, обнаружившему в Российском государственном военном архиве отчет об испытаниях «комбинированного прибора товарища Калашникова».

Песня про конструктора Калашникова.

Миф (др-греч.: «речь, слово; сказание, предание») — повествование, передающее представления людей о мире, месте человека в нём, о происхождении всего сущего, о богах и героях.
Преобладание мифологического сознания относится главным образом к архаической (первобытной) эпохе и связывается с её культурной жизнью, в системе которой миф играл доминантную роль.
Советским людям сочинили много мифов, например, о гениях из народа — Калашникове, Шолохове.
Мифы эти пропагандистские, но постсоветским людям они чрезвычайно дороги.
Мифы эти агрессивно защищают даже те, кто отказался от идей коммунизма и социализма.

Он был 17-м ребёнком в многодетной крестьянской семье, где родилось 19, а выжило 8 детей.
В 1930 г. семью, признанного кулацкой, сослали с Алтая в Томскую обл., пос. Нижняя Моховая.
С детства интересовался техникой, исследуя устройство и принципы работы разных механизмов.
В школе увлекался физикой, геометрией и литературой.
В 15 лет ознакомился с устройством оружия, разобрав собственными руками пистолет браунинг.

В 18 лет покинул село и переехал в Алма-Атинскую область Казахской ССР, где с 1936 по 1938 год работал техническим секретарём политотдела 3-го отделения Туркестано-Сибирской железной дороги.
Общение с машинистами, токарями, слесарями укрепило интерес к технике, зародило желание сделать что-то самому.

После курса младших командиров получил специальность механика-водителя танка и служил в 12-й танковой дивизии в г. Стрый (Западная Украина).
Там проявил изобретательские способности — разработал инерционный счётчик выстрелов из танковой пушки, приспособление к пистолету ТТ для повышения эффективности стрельбы через щели в башне танка, счётчик моторесурса танка.
Прибор учёта моторесурсов танка был первым изобретением молодого танкиста Калашникова, рекомендованным к серийному производству ещё в 1940 году, но организовать это не успели.

Последнее изобретение было значимым, его вызвали для доклада о нём к командующему Киевским Особым военным округом генералу армии Георгию Жукову.
После беседы с Жуковым его направили в Киевское танковое техническое училище для изготовления опытных образцов, а после завершения испытаний в Москву для сравнительных испытаний и далее на Ленинградский завод им. Ворошилова для доработки и запуска в серию.

Отечественную войну начал в августе 1941-го командиром танка в звании старшего сержанта. В октябре под Брянском был тяжело ранен.
В госпитале по-настоящему загорелся идеей создания своего образца автоматического оружия.
Начал делать наброски и чертежи, сопоставляя и анализируя собственные впечатления о боях, мнения товарищей по оружию, содержание книг госпитальной библиотеки.
Пригодились также советы одного лейтенанта-десантника, до войны работавшего в каком-то НИИ и хорошо знавшего системы стрелкового оружия, а также историю их создания.

По направлению докторов был отправлен на реабилитацию в шестимесячный отпуск.
С помощью специалистов депо через 3 месяца создал опытный образец пистолета-пулемёта.
Командирован в Алма-Ату, где изготовил более совершенный образец в учебных мастерских Московского авиационного института, эвакуированного в столицу Казахстана.
Образец представили находившемуся в то время в Самарканде начальнику Военно-инженерной академии Дзержинского Благонравову — выдающемуся учёному в области стрелкового оружия.

Хотя отзыв Благонравова был в целом отрицательным, он отметил оригинальность разработки и рекомендовал направить старшего сержанта Калашникова для дальнейшего обучения.

ВСЁ. Далее писать ничего не стоит.
Как говорицца: гений, хуле.

И погромче нас были витии,
Да не сделали пользы пером.
Дураков не убавим в России,
А на умных тоску наведем.

Ты хочешь здешние обычаи исправить;
Ты хочешь дураков в России поубавить,
И хочешь убавлять ты их в такие дни,
Когда со всех сторон стекаются они,
Когда без твоего полезного совета
Возами их везут со всех пределов света.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector