0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Самые дорогостоящие армии мира

Спецпроект “Ъ”

Составитель: Вадим Зайцев

Художник: Вера Жегалина

Умеренная оборона

Глобальные военные расходы выходят на траекторию стабильного, но умеренного роста. Но о новой гонке вооружений говорить можно только на примере отдельных, в том числе довольно неожиданных, регионов.

Военные расходы всех стран мира, по оценке консалтинговой компании IHS, в 2016 году выросли до $1,57 трлн. В 2018 году они должны превзойти уровень, достигнутый до начала мирового кризиса 2008–2009 годов. До 2020 года темпы роста военных расходов не превысят 2% в реальном выражении по сравнению с 6–7% в 2007–2008 годах. При скромной количественной динамике обращают на себя внимание качественные изменения в структуре мировых трат на оборону.

Одним из неожиданных последствий геополитической напряженности вокруг конфликтов на Украине и в Сирии стала стремительная милитаризация Прибалтики. Аналитики IHS называют этот регион самым быстрорастущим в мире с точки зрения военных трат. В 2014 году Эстония, Латвия и Литва потратили на оборону $0,9 млрд, в 2016-м — $1,4 млрд, а в 2020-м при сохранении текущих тенденций увеличат профильные ассигнования до $2 млрд.

В 2016 году в топ-5 стран с крупнейшими военными расходами впервые попала Индия. В 2018-м она может занять место Великобритании в топ-3. Индия и Китай, расходы которого на оборону, согласно прогнозам, удвоятся в 2010–2020 годах (со $123 млрд до $233 млрд), уже обеспечивают основную долю прироста в целом в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В АТР уже тратится каждый четвертый доллар из глобального военного бюджета.

Только страны, прилегающие к акватории Южно-Китайского моря, потенциально наиболее проблемной точке на карте мира в ближайшее десятилетие, в 2011–2015 годах потратили $166 млрд на закупку вооружений. В 2016–2020 годах этот показатель должен вырасти до $250 млрд в результате усиления в основном морского и воздушного военного потенциала, то есть перехода от территориальной обороны к концепции проекции силы.

Рост военных расходов в реальном выражении (в пределах 1,5%) также демонстрируют Европа и Северная Америка. Одним из неожиданных последствий геополитической напряженности вокруг Украины и в Сирии стала стремительная милитаризация Прибалтики.

Аналитики IHS называют этот регион самым быстрорастущим в мире с точки зрения военных трат. В 2014 году Эстония, Латвия и Литва потратили на оборону $0,9 млрд, в 2016-м — $1,4 млрд, а в 2020-м при сохранении текущих тенденций увеличат профильные ассигнования до $2 млрд.

Во всех остальных регионах мира военные расходы снижаются. Причем быстрее всего в России и странах СНГ (почти на 8%). По всей видимости, 2015 год на долгое время останется пиковым для российского военного бюджета.

Экспорт безопасности

Мировая военно-промышленная и аэрокосмическая индустрия ожидает дивидендов от глобальной политической напряженности и видит в качестве наиболее перспективной ниши для развития сферу кибербезопасности.

По данным консалтинговой компании Deloitte, устойчивый понижательный тренд динамики выручки оборонных компаний мира (рост на 5,8% в 2012 году, на 3,2% в 2013-м, на 1,9% в 2014-м и снижение на 0,1% в 2015 году) был переломлен в 2016-м (оценочный рост на 3%). Отказ от сокращения бюджетов и реализации дорогостоящих программ военного строительства будет иметь как минимум среднесрочный характер из-за опосредованного противостояния мировых держав в конфликтах на Украине и в Сирии, приходом к власти в США связанной с интересами военно-промышленного лобби администрации и окончанием сырьевого суперцикла, высвобождающего ресурсы для вложений в оборонную и аэрокосмическую отрасли.

По данным опроса топ-менеджеров ведущих компаний мирового ВПК консалтинговой компании McKinsey, основными вызовами участники рынка считают политические риски, экспортное регулирование, а также требования к трансферу технологий (офсетные соглашения). А наиболее перспективной нишей на рынке оборонных технологий респонденты назвали инфраструктуру кибербезопасности. Согласно последнему докладу консалтинговой компании KPMG, кибербезопасность уверенно занимает место в числе ключевых компетенций крупнейших оборонных конгломератов наряду с логистикой, ударными средствами поражения, C4ISR (командование, управление, связь, компьютеры, разведка, наблюдение и рекогносцировка) и автономными системами.

В последние несколько лет в глобальном секторе ОПК происходит смещение от органического роста в пользу развития за счет слияний и поглощений. В 2015 году была зафиксирована крупнейшая за всю историю отрасли сделка — покупка компанией Уоррена Баффета Berkshire Hathaway американского производителя комплектующих для аэрокосмической промышленности Precision Castparts за $31,6 млрд. Всего в 2015 году в секторе заключили сделок M&A на сумму $68 млрд, в 2016 году — на $38 млрд, а в первом квартале 2017 года — на $14 млрд (часть из них еще не закрыта). При этом свыше 90% сделок приходится на стратегических, а не финансовых инвесторов.

Мировой рынок продукции военного назначения, по оценке компании IHS, достиг определенной точки насыщения на уровне $69–70 млрд в год. Россия сохраняет за собой второе место по объему экспорта, но к 2018 году, как ожидается, уступит его Франции, чей портфель заказов на ПВН с 2014 года увеличился с $36 млрд, до $55 млрд (российский портфель заказов оценивается в $45 млрд).

Женщины в пятом измерении

В вооруженных силах как минимум 16 стран мира для женщин сняты основные ограничения на прохождение военной службы в боевых частях.

В ноябре 2015 года вооруженные силы США официально предоставили женщинам возможность проходить службу на всех штатных должностях, доступ к которым ранее имели только мужчины (всего 220 тыс. позиций). Однако существенного роста числа женщин-военнослужащих за этим не последовало.

В ВС США, по данным на август 2016 года, служили 205 тыс. женщин. То есть 15,5% от общей численности при среднем показателе для стран НАТО в 10,8%. Но пока это меньше пикового показателя 1989 года в 229 тыс. человек.

Основные препятствия для привлечения женщин к военной службе, насколько можно судить, лежат далеко от сферы гендерных предрассудков. Так, по данным на конец 2016 года, 85% женщин-курсантов училищ морской пехоты США не выдерживали тестов на физическую готовность. Для сравнения такие же тесты не сдают только 2,7% курсантов-мужчин.

Впрочем, в отдельных странах из представительниц слабого пола комплектуются целые подразделения. Примерами чему служат рота армейского спецназа Jegertroppen в Норвегии или ракетная часть в составе Народно-освободительной армии Китая.

Позициям мужчин в вооруженных силах угрожают не только женщины. Роботизированная техника, прежде всего беспилотные летательные аппараты или дроны (БПЛА или БАС, беспилотные авиационные системы), теснит людей независимо от их половой принадлежности. По оценкам IHS, в 2016–2025 годах объем продаж БПЛА в мире составит 63 тыс. единиц на сумму $82 млрд, сухопутных роботизированных систем — 30 тыс. единиц на $4,9 млрд.

Более фундаментальным вызовом привычному облику солдата с автоматом наперевес становится перенос боевых действий в «пятое измерение», то есть феномен кибервойн (четыре традиционных «измерения» — сухопутное, морское, воздушное и космическое). Наиболее известным эпизодом считается атака израильского червя Stuxnet на объекты иранской ядерной программы в 2010 году. По официальным данным НАТО, в 2016 году ежемесячно фиксировалось около 500 инцидентов, связанных с кибербезопасностью электронных коммуникаций стран-участниц альянса (на 60% больше, чем в 2015 году).

Война на разорение

Даже дистанционные войны с использованием воздушных налетов и крылатых ракет обходятся национальным бюджетам слишком дорого. Стоимость отдельных образцов военной техники может превышать ВВП целых стран.

Атака 59 крылатыми ракетами «Томагавк» 7 апреля 2017 года сирийской авиабазы Шайрат обошлась американцам примерно в $65 млн. А одна-единственная самая мощная неядерная авиационная бомба GBU-43/B MOAB, впервые использованная в Афганистане 13 апреля 2017 года, стоит, по некоторым оценкам, $16 млн. Экономическая целесообразность подобных акций находится под большим вопросом.

С августа 2014 года по декабрь 2016 года США потратили на операцию против запрещенного в России ИГ $10,9 млрд. В том числе $4,4 млрд на воздушную кампанию и $2,4 млрд на боеприпасы. Таким образом, один день дистанционной войны стоит около $13 млн. Уничтожение одного боевика ИГ, если исходить из обнародованной Пентагоном оценки в 50 тыс. погибших, обошлось в $220 тыс. То есть примерно столько же, сколько расходуется на годовое содержание одного военнослужащего в самых финансово обеспеченных армиях мира.

Один день проведения военной операции России в Сирии, согласно подсчетам РБК, обходится примерно в $2,5–2,7 млн. Но в данном случае речь идет о действиях «на земле». К тому же российские официальные лица не устают повторять о бесценном для вооруженных сил опыте участия в реальных боевых действиях и успешном коммерческом продвижении показанных в деле вооружений.

К началу 2017 года Россия опробовала в Сирии 162 образца современных и модернизированных систем вооружения. По словам министра обороны РФ Сергея Шойгу, военные приостановили закупки десяти образцов ВиВТ из-за выявленных в ходе операции недостатков.

Читать еще:  Вертолёт ка-26: технические характеристики (ттх), конструкция, модификации, история создания, применение

В сфере военно-технического сотрудничества были получены новые крупные заказы. В частности, с Китаем заключено соглашение на поставку 24 истребителей Су-35. Алжир, вероятно, заказал 12 фронтовых бомбардировщиков Су-32. Обсуждаются параметры поставки 12–18 Су-35 в Индонезию.

Современная военная техника сама по себе может быть дороже ведения средних масштабов войны. Проходящий ходовые испытания новейший американский авианосец USS Gerald Ford стоит $13 млрд. То есть больше, чем США потратили к настоящему времени на операцию против ИГ в Сирии и Ираке. Это также превышает объем ВВП таких относительно крупных стран, как Монголия или Намибия.

Выпускающий редактор проекта: Ольга Шкуренко

Самые дорогостоящие армии мира

$64,6 тыс. за 12 месяцев — именно такой объем средств чаще всего расходует правительство Российской Федерации на одного военного. В военных структурах ключевых государств НАТО эта цифра превышает российскую отметку почти в пять раз, но вот на территории Африканского континента она практически раз в двадцать меньше. Что касается цен на обслуживание ядерных подразделений, то тут разброс не такой огромный: приблизительно $20 млрд в год в Америке и $10–15 млрд, по различным данным на территории Российской Федерации. Но не все можно решить благодаря финансам и ракетам. Каждый второй военный эксперт говорит об уменьшении сдерживающих возможностей ядерного щита и предсказывает вероятность войны даже в Интернете и с использованием специальных насекомых.

Мировой щит

Среди мировых затрат на военный сектор в рамках прошлого года наблюдалась стабилизация, но уже в ближайшем будущем можно будет наблюдать прирост, и это не только из-за ближневосточных нефтяных монархий и стратегического соперничества на территории Азиатско-Тихоокеанского участка, как это было изначально, но и благодаря изменениям представления об угрозе безопасности в Западных государствах, долгий период уменьшавших в настоящем выражении оборонный бюджет.

Глобальные затраты на военный сектор в прошлом году оценили специалисты лондонской Международной академии исследований касательно проблем обороны в $1,5 трлн. Коллектив аналитиков ведомства сообщил, что несущественно равновесие, когда уменьшение оборонного бюджета в передовых государствах компенсировал прирост на территории Ближнего Востока и в районе АТР, скорей всего является завершившимся этапом. Ключевой провод для этого заключается в коренной переоценке риска безопасности в Западных государствах, происшедшие после ситуации в восточных областях Украины и главное, после успешных авиаударов ВВС РФ в Сирии. Посткрымское положение активизировало процедуру повышения денежного ассигнования дабы укрепить оборонный потенциал.

В прошлом году все четыре из 26 государств, состоявших в НАТО выложили на оборонный сектор целевые 2% ВВП, для остальных 22 государств средняя отметка продемонстрировала каких-то 1,1%. Такой расход далек от рекордно низкой затраты на военный сектор, если сравнивать с ВВП. Такая цифра является характерной для стран Африки, но, к примеру, в несколько раз меньше, чем в РФ (4,18%), и в несколько раз меньше, чем в Америке (3,33%). При этом по вложениям в военный сектор на душу населения передовые члены НАТО по-прежнему занимают лидирующие строчки в мире.

Что достигнуть показателя в 2% ВВП государства ЕС нужно будет повысить оборонные характеристики своих казначейств на $100 млрд. Но пока рекордный уровень прироста затрат на военный сектор в ЕС показывает исключительно Польское государство; среди топовых участников, которые принимают участия в вооруженных столкновениях Украинская держава, Иран и Российская Федерация.

Что касается милитаризации, то ее реально оценить не только при помощи формальных нюансов финансовых вложений, но и отталкиваясь от географической местности. Если взглянуть на пропорции числа армий и площади государственной территории, вне конкуренции будет Сингапур, где на 1 кв. км можно увидеть свыше 100 бойцов,— страна опережает ближайшего преследователя свыше чем в 10 раз. А вот в списке государств, где военного увидеть не так легко, оказались большие по территории страны Африканского континента.

Боевая реклама

Международные рынки вооружений и военного оборудования по традиции принято рассматривать в качестве единственной возможности для множества государств планеты провести модернизацию армии и улучшить оборонный сектор.

Технологически передовые единицы техники со временем теряют свою эксклюзивность перед западной продукцией ровно на столько, на сколько теряется национальная потребность у остальных товаров промышленного сектора, которые производятся в текущем мировом хозяйственном секторе. Глобализация серийного изготовления имеет в своей основе трансграничную кооперацию и неразрывную связь армии с гражданскими технологиями. Их коммерческая реклама чаще всего тоже происходит в одиночной связке. Увеличивающийся доступ передовых государств к новому военному оборудованию тоже основывается на углубленном сотрудничестве между оборонными фабриками этих государств и обмене технологий при подписании соглашения на поставку вооружения.

Тем не менее западные регионы вместе с Америкой в частности сберегают первые строки в оборонном научно-исследовательском и опытно-конструкторском секторах. Америка постоянно выкладывает на военные разработки практически половину всех предоставляемых на это в мире денег. Кроме всего прочего, Соединенные Штаты по прежнему выступают в роли крупнейшего экспортера вооружения, вторую строчку сберегает за собой РФ; вместе на них приходится приблизительно половина мирового рынка военного оборудования.

Вооруженные столкновения зачастую принято считать в роли ключевого драйвера реализации оружия на так называемом нерегулярном рынке. Следом за повышением численности конфликтных областей на карте можно увидеть прирост по закупкам военного оборудования каждым участником противостояния. Точно такой же принцип работает и в обратном порядке. Российское военное столкновение в Сирии может выступить в роли обратного примера эксплуатации передовых прототипов военного оборудования (таких, как самолет Су-35С или новейшие разработки в области ракет «Калибр-НК») в реальном боевом конфликте для повышения рыночной востребованности на них.

Как рассказал весной прошлого года после окончания ключевой фазы спецоперации ВКС в Сирии глава РФ В. Путин, объемы экспортного спроса на отечественные товары военной классификации достигли предельной с 1992 года отметки — $56 млрд. Экспертная оценка потенциальной маркетинговой рекламы сирийского конфликта для российского ВПК демонстрирует показатель в $7 млрд.

Универсальная армия

Невзирая на постоянное обновление военного оборудования, которое позволяет проводить боевые операции на расстоянии — с ду в руках или находясь в бункере, к реализации боевых заданий, как и в старые времена, все также привлекаются животные. Их роль не настолько большая, но в определенных сферах военного сектора она довольно важна.

Цена содержания передовыми армиями планеты одного солдата как отношение общей затраты на оборону к числу вооруженных сил преодолевает отметку в $300–400 тыс. за год. Если брать во внимание комплектацию и снаряжение, поэтапно эволюционирующих в сторону персонального боевого комплекса (прототип «солдата будущего»), человека с оружием принято называть во всех смыслах главным ресурсом. Характерно, что во многих государствах Африки данная отметка в 200 раз меньше и демонстрирует $1,5–3 тыс. в год (в РФ— $64,6 тыс. в год).

На нашей планете поэтапно отказываются от армейского призыва в пользу смешанного принципа комплектования и профессиональной контрактной армии, при этом военные конфликты все также принято считать делом молодых. Во многих странах планеты военная служба может начинаться не ранее 18 лет. Самая низкая возрастная комплектация установлена на территории Ирана и Доминикане — 15 лет, самая высокая — 20 лет — в Марокко.

Население страны издавна и до сейчас было и пока остается в роли ключевого компонента военного сектора. Не исключено, что в предстоящем вооруженные столкновения будут решаться битвой боевых роботов или вовсе перенесутся в Интернет. Пока же войска не способны полноценно отказаться от эксплуатации для военных целей животных. На протяжении многих лет применение братьев наших меньших было ключевой революций в военной сфере, примером можно назвать конницу, ставшую из-за изобретения стремян главным ударным войском.

В некоторых сферах животные и сейчас фактически незаменимые. К примеру, при перевозке грузов в горных и пересеченных регионах, в военном исследовательском секторе или для подводных минно-взрывных операций. В данном контексте размещение Министерства обороны РФ весной текущего года тендера на приобретение дельфинов за 1,75 млн руб. и пяти макак за 1,49 млн руб. не вызывает сомнения.

Большинство военных экспертов говорят, что за животными не только прошлое, но и будущее военных столкновений. В данной ситуации разговор идет о насекомых в качестве биологического оружия, а также как разведовательных гаджетов. В последней ситуации подразумевается полностью механическая или технически оснащенная живность.

Какими животными и насекомыми пользовались и пользуются для военных целей

Первой птиц для боевых целей применяла княгиня Ольга. Она испепелила город древлян — Искоростень — благодаря привязанным к лапам птичек горящих паклей. Зачастую голуби использовались для передачи писем и разведывательной.

Новое нестабильное положение

Число конфликтных ситуаций на нашей планете повышается, изменяется как характерность, так и приоритеты, которые ставят для себя враги. В одно время типичные инструменты предотвращения военных столкновений вроде ядерного вооружения утрачивают свое значение, возложив на свои плечи роль тяжелого бремени для государственных казначейств.

Военные конфликты поэтапно возвратили свои позиции, став привычным фоном мирового политического сектора. Большинство экспертов говорит, что прирост численности столкновений и смена их качества через полноценное или второстепенное вовлечение дополнительных сообществ, при участии ядерных государств, угрожает разбалансировкой сформировавшегося мирового сектора безопасности. Высокоточные технологии и оборудование ПРО уменьшают возможности ядерных сил, которым отведена стабилизирующая роль во время холодной войны, что теоретически делает вероятным неядерное военное столкновение между сверхгосударствами.

Читать еще:  ХОРОШАЯ ЦЕНА. Охотничий карабин Baikal 145 Лось

При этом, по информации на прошлый год, содержание одного ядерного носителя выливается Америке в $1,8 млн за год, цена содержания и техобслуживания всего сектора стратегической ядерной армии перебивает отметку в $20 млрд за год. Для РФ аналогичная информация по различным данным демонстрирует $10–15 млрд за год. Общая затрата членов «ядерной команды» на свои армии превышает $100 млрд в год.

Наоборот, возвращением к холодной войне стало участие топовых государств в серьезных конфликтных столкновениях благодаря своим союзникам, это видно на примере Сирии. Если для многих местных организованных группировок конечный результат заключается в захвате и удержании территорий или же контроле передачи ресурсов, то для внешних членов вооруженные столкновения берут на себя роль инструмента влияния на политический сектор соперника. Такие «сложные» ситуации довольно опасные, так как их невозможно предсказать.

Теоретически столкновения нового вида способны развиваться совсем по иному сценарию, также без присутствия ядерных носителей. В современном мире ключевая роль не живой силе или территории врага, а данным и контролю ее путей. Полностью установленной кибернетической блокады должно хватить для полноценного дисбаланса в коммуникациях враждебной страны для достижения триумфа. Исходя из числа находящихся в рамках околоземной орбиты армейских спутников, к таком развитию событий готовы на данный момент исключительно три государства: РФ, Америка и Китай.

Самые кровавые вооруженные столкновения, которые происходят сегодня на планете

Гражданский конфликт в Сирии начался 5 лет назад году на почве условной «арабской весны». Вооруженный конфликт привел к самому большому на планете с момента Второй мировой гуманитарному кризису: за 5 лет столкновения умерло около 400 тыс. жителей страны, в том числе 15 тыс. в начале текущего года, близко 10 млн получили статус беженцев. Столкновения продолжаются и на данный момент.

Самые дорогие армии мира

Мировые военные расходы в 2015 году стабилизировались, но в среднесрочной перспективе будут расти, причём не только благодаря ближневосточным нефтяным монархиям и стратегическому соперничеству в Азиатско-Тихоокеанском регионе, как это было раньше, но и в силу изменения представлений об угрозах безопасности в странах Запада, долгое время снижавших в реальном выражении оборонные бюджеты.

кликабельно

Глобальные военные расходы в 2015 году оцениваются лондонским Международным институтом исследования проблем безопасности в $1,5 трлн. Специалисты института отмечают, что относительное равновесие, когда снижение оборонных бюджетов в развитых странах компенсировалось ростом на Ближнем Востоке и в регионе АТР, вероятно, пройдённый этап. Основная причина этого — коренная переоценка рисков безопасности на Западе, происшедшая после конфликта на Украине и особенно после успешной операции России в Сирии. Посткрымская реальность активизировала процесс увеличения бюджетных ассигнований на укрепление оборонного потенциала участников альянса.
Пока рекордные темпы роста военных расходов в Европе демонстрирует только Польша; среди мировых лидеров — участвующие в локальных боевых действиях Украина, Иран и Россия.
В 2015 году только четыре из 26 европейских членов НАТО (Греция, Польша, Великобритания и Эстония) тратили на оборону целевые для блока 2% ВВП, для остальных 22 стран средний показатель составил 1,1%. Этот уровень далёк от рекордно низких военных расходов относительно ВВП, характерных для африканских государств, но, например, в четыре раза меньше, чем в России (4,18%), и в три раза меньше, чем в США (3,33%). При этом по военным расходам на душу населения ключевые участники НАТО остаются на лидирующих позициях в мире.
Для достижения отметки 2% ВВП европейским странам альянса потребуется увеличить оборонные статьи бюджетов на $100 млрд (на 45%). Однако пока рекордные темпы роста военных расходов в Европе демонстрирует только Польша; среди мировых лидеров — участвующие в локальных боевых действиях Украина, Иран и Россия.
Уровень милитаризации можно оценить не только по формальным критериям финансирования, но и исходя из географических параметров. Если посмотреть на соотношение численности вооруженных сил и площади национальной территории, вне конкуренции окажется Сингапур, где на 1 кв. км размещается больше 100 военнослужащих, — он опережает ближайших преследователей более чем в 10 раз. А вот в группе государств, где солдата встретить не так-то просто, предсказуемо оказались в основном крупные по площади государства Африки.

кликабельно

Международный рынок вооружений и военной техники (ВВТ) традиционно рассматривается как единственная возможность для подавляющего большинства стран мира модернизировать армию и увеличить военный потенциал.
Технологически сложные образцы ВВТ перестают быть эксклюзивным западным продуктом ровно в той степени, в какой теряют национальную принадлежность остальные промышленные товары, выпускаемые в современной мировой хозяйственной системе. Глобализация производства основана на трансграничной кооперации и неразрывной связи военных и гражданских технологий. Их коммерческое продвижение зачастую также осуществляется в одной связке. Расширяющийся доступ развивающихся стран к современным ВВТ также основан на углублении сотрудничества между оборонными предприятиями этих стран и трансфере технологий при заключении контрактов на поставку оружия.

кликабельно

Тем не менее западный мир в целом и США в частности сохраняют лидирующие позиции в оборонных научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработках (НИОКР). США стабильно тратят на военные исследования почти половину всех выделяемых на это в мире средств. Помимо этого, США остаются крупнейшим экспортёром оружия, второе место сохраняет за собой Россия; в совокупности на них приходится примерно половина мировой торговли ВВТ.
Вооружённые конфликты обычно считаются ключевым драйвером продаж оружия на так называемых нерегулярных рынках. Вслед за увеличением числа горячих точек на карте следует рост закупок ВВТ участниками противостояния, и наоборот. Российская военная кампания в Сирии может служить обратным примером использования новейших образцов военной техники (таких, как истребитель Су-35С или крылатые ракеты «Калибр-НК») в реальных боевых действиях для стимуляции рыночного спроса на них.
Как заявил в марте 2015 года после завершения основной фазы операции ВКС в Сирии президент России Владимир Путин, портфель экспортных заказов на отечественную продукцию военного назначения достиг максимального с 1992 года показателя — $56 млрд. Экспертные оценки потенциального маркетингового эффекта сирийской кампании для отечественного ВПК достигают $7 млрд.

Несмотря на непрерывный прогресс военных технологий, позволяющих вести боевые действия удалённо — с пультом в руках или сидя за компьютером, к выполнению боевых задач, как и тысячелетия назад, по-прежнему привлекают животных. Их роль не так велика, однако в некоторых областях военного дела остаётся исключительно важной.

кликабельно

Стоимость содержания ведущими армиями мира одного военнослужащего как отношение общих расходов на оборону к численности вооружённых сил достигает $300–400 тыс в год. Учитывая оснащение и экипировку, последовательно эволюционирующую в сторону индивидуальных боевых комплексов (концепция «солдат будущего»), человека с ружьём можно считать во всех смыслах ценным ресурсом. Характерно, что в ряде африканских стран этот показатель в 200 раз меньше и составляет $1,5–3 тыс в год (в России — $64,6 тыс в год).
В мире постепенно отказываются от обязательного призыва в пользу смешанных принципов комплектования и профессиональных контрактников, при этом война по-прежнему остаётся делом молодых. В большинстве государств мира военную службу можно начать не раньше 18 лет. Самый низкий порог установлен в Иране и Доминиканской Республике — 15 лет, самый высокий — 20 лет — в Марокко и Габоне.
Люди всегда были и пока остаются ключевым компонентом военной машины. Не исключено, что в будущем войны станут противостоянием боевой роботизированной техники или вовсе перейдут в киберпространство. Пока же армия не в силах полностью отказаться от применения в военных целях братьев наших меньших. Вплоть до начала Нового времени использование животных было основой революций в военном деле, пример — конница, ставшая благодаря изобретению стремян главной ударной силой.
В некоторых областях животные до сих пор практически незаменимы. Например, при транспортировке грузов в горной и пересечённой местности, в военных исследованиях или подводном минно-взрывном деле. В этом контексте размещение Минобороны России в марте 2016 года заявок на закупку пяти дельфинов-афалин за 1,75 млн руб. и пяти макак-резусов за 1,49 млн руб. не должно вызывать удивления.
Отдельные военные теоретики считают, что животные не только прошлое, но и будущее технологий войны. Прежде всего речь идёт о насекомых как биологическом оружии, а также как средствах разведки и поражения. В последнем случае имеются в виду полностью механические или технически модифицированные насекомые.

Количество конфликтов в современном мире растёт, меняется как их характер, так и цели, которые ставят перед собой противники. Одновременно привычные инструменты сдерживания военной агрессии вроде ядерного оружия теряют свое значение, оставаясь тяжёлым бременем для национальных бюджетов.

кликабельно

Война постепенно вернула свои позиции в качестве обыденного фона мировой политики. Эксперты предупреждают, что рост числа конфликтов и изменение их качества через прямое или косвенное вовлечение многосторонних коалиций, в том числе с участием ядерных стран, грозит разбалансировкой сложившейся глобальной конфигурации обеспечения безопасности. Высокоточное оружие и системы ПРО снижают значение ядерных сил сдерживания, сыгравших стабилизирующую роль в период холодной войны, что теоретически делает возможным неядерный военный конфликт между великими державами.
При этом, по данным на 2015 год, содержание одной ядерной боеголовки обходится США в $1,8 млн в год, стоимость содержания и обслуживания всей инфраструктуры стратегических ядерных сил превышает $20 млрд в год. Для России аналогичный показатель по разным оценкам составляет $10–15 млрд в год. Общие расходы членов «ядерного клуба» на свои арсеналы превышают $100 млрд в год.
Напротив, возвращением к опыту холодной войны стало участие ядерных держав в локальных конфликтах через своих союзников, что и происходило в Сирии. Если для большинства местных вооружённых групп конечной целью остаются захват и удержание территорий либо контроль перемещения ресурсов, то для внешних игроков боевые действия служат инструментом влияния на политику оппонента. Такие «сложносочинённые» конфликты кажутся особенно опасными, поскольку чреваты непредсказуемым развитием событий.
Теоретически конфликты нового типа могут протекать и по другому сценарию, также не принимающему во внимание наличие ядерного оружия. В современных условиях ключевую ценность представляет не живая сила или территория противника, а информация и контроль её потоков. Успешно развёрнутой киберблокады должно быть достаточно для полного расстройства коммуникаций враждебного государства и, таким образом, для обеспечения победы. Судя по количеству размещённых на околоземной орбите военных спутников, к такой перспективе готовы пока только три страны: Россия, США и Китай.

Читать еще:  Шокер айфон (iphone): действие, видео и фото, отзывы, цена, разновидности

Самые кровопролитные военные конфликты, которые происходят сейчас в мире

Гражданская война в Сирии началась в 2011 году на волне т.н. «арабской весны». Боевые действия привели к крупнейшему в мире со времён Второй мировой войны гуманитарному кризису: за 5 лет конфликта погибло около 400 тыс сирийцев, в том числе 15 тыс с начала 2016 года, около 10 млн стали беженцами. Крупнейший перед началом войны сирийский город Алеппо до сих пор представляет собой арену ожесточённого противостояния между различными оппозиционными группировками и лояльными президенту Башару Асаду силами.

Рейтинг армий мира 2020 по версии Global Firepower

Аналитическая компания Global Firepower каждый год составляет рейтинг армий мира, 2020 год не стал исключением. Эксперты анализируют свыше 50 параметров, таких как финансовые возможности, добыча и потребление полезных ископаемых, качество логистических услуг, состояние военно-воздушных сил, сухопутных войск, военно-морских сил и др.

Когда-то Александр III сказал, что у России только 2 союзника: ее армия и флот. Эту цитату при желании можно применить к любой другой стране, ведь военная мощь – гарантия спокойной жизни и независимости.

Рейтинг армий мира 2020, полный список Global Firepower

Топ-10 самых сильных армий мира 2020 года

10. Бразилия

Десятое место в рейтинге военной мощи стран мира было отдано бразильской армии, которая доминирует на южноамериканском материке с точки зрения военной силы.

По количеству военно-воздушного транспорта она занимает пятое место в мире, по нефтедобыче находится на 10-й позиции, а по общей численности населения – на пятой. Также Бразилия входит в первую пятерку стран по количеству действующих аэропортов (4,093), рабочей силы, задействованной в отрасли логистики, а также количеству морских портов и терминалов (17).

Оборонный бюджет Бразилии относительно невелик и составляет 27,8 млрд. долларов.

9. Египет

В 2020 году Египет доминирует на Ближнем Востоке с точки зрения военной силы.

Эта страна занимает 10 строчку (из 138 представленных в рейтинге) по общей численности военно-воздушных сил, 4-е место по количеству танков и 6-е в плане бронетехники и ракет.

По совокупным активам военно-морских сил армии Египет находится на 7-м месте. А вот по оборонному бюджету – 11,2 млрд. долларов – страна даже не входит в первую двадцатку.

8. Великобритания

Еще неизвестно, как пышно отпразднованный «Брексит» скажется на будущем одной из крупнейших ядерных держав, однако ее армия пока что остается одной из лучших в мире.

Она занимает третье место по числу авианосцев (2 единицы), пятое место по числу фрегатов (13) и 8-е по числу минно-тральных кораблей (13). И пусть Британия уже давно не владычица морей, однако именно в ее ВМФ сосредоточена вся ядерная мощь государства. В боеготовном состоянии находятся четыре подводных атомных лодок с баллистическими ракетами (ПЛАРБ) не самого нового класса «Вэнгард». К 2030 году их планируется заменить на новые ПЛАРБ класса Successor.

Что касается расходов на оборону, то Британия не скупится, и выделила аж 55,1 млрд. долларов, что поставило ее на пятое место среди всех стран, рассматриваемых экспертами Global Firepower.

7. Франция

Влияние страны, расположенной в Западной Европе, простирается на большую часть мира через науку, политику, экономику и, возможно, прежде всего, культуру. Но и в военном отношении Франции есть чем гордиться.

У нее 8-е место по военно-воздушным силам в целом, 7-е места по количеству фрегатов (11) и минных тральщиков (17), а также 10-е место по расходам на оборону (41,5 млрд. долларов).

6. Южная Корея

Под боком у Южной Кореи непредсказуемая КНДР, так что расслабляться ей некогда. И оборонный бюджет у Республики Корея очень солидный – 44 млрд. долларов. По количеству резервистов (3,1 млн. человек) эта страна находится на втором месте среди 138 самых сильных армий в мире.

Также у Южной Кореи отличные показатели по таким военным параметрам как бронетанковая техника (4-е место), самоходная артиллерия (3-е место) и буксируемая артиллерия (3-е место). И на море, если придется, эта страна не ударит в грязь лицом. У нее 22 субмарины (6-я строчка), 12 корветов (тоже 6 строчка), 18 фрегатов (5-е место) и 2 авианосца (4-я строчка). Столь внушительный военный потенциал позволил ей разместиться на шестой позиции в списке государств с самой сильной армией 2020 года.

5. Япония

В одной из самых технически развитых стран ведутся жаркие дискуссии о пересмотре 9-й статьи Конституции, согласно которой Япония отказывается от создания сухопутных войск, военно-воздушных сил и флота, и применения вооруженной силы для разрешения международных споров.

Формально японская армия носит название Силы самообороны, однако средства на нее выделяются вовсе не формально, а очень щедро – 49 млрд. долларов. И вряд ли вы удивитесь тому факту, что по числу портов и морских терминалов (их 44) Япония занимает первое место в рейтинге, а по числу авианосцев (их 4) и эсминцев (40 кораблей) – второе.

4. Индия

Со своим населением в 1,29 миллиарда человек, Индия является второй наиболее населенной страной в мире после Китая. И ожидаемо занимает вторые места по людским ресурсам (622,4 млн. человек), количеству военных (1,4 млн. человек) и третье место по числу резервистов (2,1 млн. человек).

Индия располагает мощными ВВС, в ее распоряжении 2123 единиц военно-воздушной техники (4 строчка рейтинга), а также огромным количеством танков, их 4,292 единицы (5-е место). И по военным расходам индийское правительство вывело свою страну в топ-4, потратив на эти цели 61 млрд. долларов.

3. Китай

Топ-3 сильнейших армий мира открывает китайская, год за годом наращивающая свою мощь в ответ на усиливающееся присутствие США в регионе. Китай – первый в мире по числу населения (1,3 млрд. человек), активным людским ресурсам (752 855 402 человек) и количеству действующих военнослужащих – 2, 1 млн. человек.

ВВС Китая – третьи в мире по общему количеству техники, ВМС – вторые, а на суше Поднебесная готова выставить против неприятеля 3 500 танков, 33 000 единиц бронетехники и 2 650 систем залпового огня.

Траты на армию у Китая колоссальные – 237 млрд. долларов.

2. Россия

Для патриотов наверняка будет приятен тот факт, что Россия располагает второй самой сильной армией в мире по состоянию на 2020 год. Впрочем, так было и в прошлом году.

Хотя наша армия не так велика, как китайская и индийская (1 млн активного военного персонала), и по числу резервистов (2 млн человек) Россия всего на 4 месте, зато по числу военно-воздушного транспорта (4 163 единиц техники) – вторая в мире, а по количеству танков (12 950), самоходной артиллерии (6 083) и систем залпового огня (3 860) – первая.

Военно-морские силы – также надежные друзья России, по таким пунктам как число корветов и минных тральщиков страна выходит на первое место. При этом военный бюджет России даже меньше, чем у Японии – 48 млрд. долларов.

Помимо второго места в рейтинге армий Россия также входит в топ-2 крупнейших экспортеров оружия в мире, уступив первое место США.

1. США

Лидер в списке сильнейших армий мира в 2020 году по версии Global Firepower не изменился.

Соединенные Штаты Америки являются наиболее доминирующей экономической и военной мощью в мире. Они главенствуют по оборонному бюджету – 750 миллиардов долларов, по количеству военной техники ВВС (13 264 единиц) и бронетанковой техники (39 253 единиц), а также являются вторыми в мире по количеству танков (6 289 единиц техники).

Недавно в СМИ появилась информация, что Минобороны США возобновило конкурс на создание новой бронированной боевой машины. Стоимость этой программы, мягко говоря, большая — 45 миллиардов долларов. Новая техника придет на смену устаревшей БМП M2 Bradley, которая «поступила на службу» еще в 1981 году.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector