0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Пятидневная война в южной осетии в 2008 году: события, итоги и последствия

«Циничное вероломство»: что привело к конфликту Грузии и Южной Осетии в августе 2008 года

Пятидневная война в августе 2008 года привела к серьёзным переменам в Закавказье. Россия, проведя операцию по принуждению к миру и защитив миротворцев и собственных граждан (большинство жителей республики имели паспорта РФ), признала независимость Южной Осетии и Абхазии и увеличила своё военное присутствие в республиках. В ответ Тбилиси разорвал дипломатические отношения с Москвой.

Несмотря на многочисленные свидетельства агрессивного характера операции грузинских ВС, в Тбилиси по-прежнему отвергают обвинения в нападении. Грузинское руководство воспринимает политику Москвы в отношении Абхазии и Южной Осетии как «оккупацию» и «попрание всех международных норм».

Однако факт грузинской агрессии был подтверждён в докладе международной комиссии по расследованию причин конфликта на Кавказе, созданной ЕС. Документ был опубликован осенью 2009 года.

От провокаций к войне

Обстановка вокруг Южной Осетии последовательно накалялась с 2006 года. Президент Грузии Михаил Саакашвили пытался давить на Москву, требуя во внеплановом порядке вывести с территории страны оставшиеся после распада СССР части, и неоднократно выражал недовольство отсутствием контроля над двумя автономными республиками.

«Вряд ли здесь могут быть сомнения в том, что Саакашвили методично готовился к броску на Южную Осетию. Он приложил немало усилий, чтобы усилить армию и добиться досрочного вывода российских войск в 2007 году», — отметил в беседе с RT профессор Академии военных наук Вадим Козюлин.

Активные вооружённые провокации на линии разграничения, где стояли российские миротворцы, начались в июле 2008 года. В начале августа грузинские войска из гранатомётов и миномётов несколько раз обстреляли Цхинвал и осетинские сёла.

7 августа в 14:00 грузинские миротворцы покинули свои позиции. Через несколько часов российские «голубые каски» зафиксировали движение тяжёлой грузинской техники и грузовиков к границе Южной Осетии. Осетинские ополченцы утверждают, что уже 7 августа грузинские ВС вели обстрел с использованием крупнокалиберных орудий.

Линию разграничения грузинские солдаты пересекли в ночь на 8 августа и уже утром вошли в Цхинвал. Огневую поддержку агрессору оказывали танки, штурмовики Су-25 и артиллерийские системы, включая БМ-21 «Град». Обстрелам подвергались позиции российских миротворцев и ополчения, а также жилые кварталы.

В сети появились кадры, которые снимали грузинские солдаты. На них видно, как вошедшие в город войска ведут огонь по гражданским автомобилям и жилым домам. Точных сведений о жертвах среди мирного населения нет. По данным южноосетинских властей, под обстрелами погибли около 2 тыс. человек.

Двое суток отпор агрессору давали миротворцы и отряды ополчения. Главной ударной силой России стали части 58-й общевойсковой армии. Днём 9 августа они вступили в бой с грузинскими ВС, основные российские силы подтянулись утром 10 августа.

Ввод российских войск стал переломным моментом конфликта. Грузинская армия начала поспешное и неорганизованное отступление. Об этом красноречиво свидетельствует статистика грузинских потерь. Трофеями 58-й армии стали более 60% военной техники оккупантов.

11 августа российские войска перешли границу с целью уничтожения военной инфраструктуры противника, которая была задействована в операции. Удары были нанесены по пунктам управления, радиолокационным станциям, складам с вооружением.

Грузинские войска не оказывали сопротивления. Они оставили город Гори и ряд населённых пунктов. Продвигавшиеся вперёд передовые части 58-й армии оказались в 35 км от Тбилиси, что вызвало огромный переполох в Грузии и на Западе.

12 августа Россия завершила операцию против грузинских войск. 16 августа президент РФ Дмитрий Медведев и глава Франции Николя Саркози подписали план мирного урегулирования. В октябре российские войска были выведены с территории Грузии.

«Неизбежность эскалации»

Российские власти не скрывали, что обладали сведениями о подготовке Грузии к вооружённой акции против одной из непризнанных республик. В августе 2012 года президент РФ Владимир Путин сообщил, что план отражения грузинской агрессии был составлен ещё в 2006—2007 годах.

Как вспоминал бывший командующий ВДВ Владимир Шаманов, военное руководство предполагало, что наступление грузинской армии начнётся в срок с июля по сентябрь. При этом в Минобороны не рассчитывали, что удар по Южной Осетии будет нанесён в период проведения летней Олимпиады в Китае.

В ночь на 8 августа премьер-министр Владимир Путин находился в Пекине, где открывались ОИ-2008, а президент Дмитрий Медведев отдыхал на Волге. Министра обороны Анатолия Сердюкова также не было в Москве. В итоге распоряжение о вводе войск в Южную Осетию отдал глава государства.

«Понимание неизбежности эскалации присутствовало, но в каком-то смысле руководство России застали врасплох. По древней неписаной традиции на период Олимпиады прекращались войны. Наверное, такого циничного вероломства действительно не ожидали — и с этой точки зрения Саакашвили выбрал очень удобный момент», — констатировал Козюлин.

Как сообщил эксперт, в Тбилиси не могли не учитывать фактор начавшейся в 2007 году масштабной военной реформы, которая сопровождалась структурными изменениями в армии РФ. В связи с этим, по словам Козюлина, в 2008 году у ВС России появились некоторые «детские болезни».

«По состоянию на июль-август далеко не вся техника дислоцированных на юге подразделений была в исправном состоянии. Это сказалось на мобилизационных возможностях. Кроме того, из-за реформы не была отлажена система управления», — обрисовал ситуацию Козюлин.

В период операции по принуждению к миру ВС России потеряли 67 военнослужащих, включая десять миротворцев, четыре боевых самолёта, три танка, около 20 единиц бронетехники и грузовиков. По разным данным, грузинские войска потеряли от 170 до 3 тыс. человек, три вертолёта, три самолёта, два боевых катера, десятки танков и бронемашин.

«Грузинская армия не была беззубой. Грузия была вооружена достаточно эффективными системами ПВО, беспилотниками, современными средствами связи и управления. На грузинских солдатах была удобная экипировка», — уточнил Козюлин.

Читать еще:  Обзор пневматического пистолета borner sport 306 m: характеристики, устройство, принцип действия, видео

Грузия активно закупала оружие на Украине и в Израиле. В частности, Киев помог Тбилиси восстановить боеспособность артиллерии и средств ПВО, а Тель-Авив поставил реактивные системы залпового огня LAR-160 и БПЛА. США не продавали Грузии летальное оружие, предпочитая снабжать её армию амуницией, средствами связи и всевозможным оборудованием.

Выступая на Валдайском форуме в 2008 году, Владимир Путин заявил, что подготовкой грузинских войск занимались американские инструкторы. По подсчётам экспертов, в общей сложности на военную помощь Тбилиси США потратили около $1,5 млрд.

Козюлин подчеркнул, что пятидневная война послужила стимулом для совершенствования российской армии. Южноосетинский конфликт, как и любое реальное боестолкновение, позволил выявить и исправить слабые стороны вооружённых сил.

«Россия осознала опасность, которую представляют локальные конфликты. Прежде всего модернизации подверглась авиация. Также в войска начали поступать беспилотники, без которых невозможна разведка на современном театре военных действий. Значительно выросли мобильные возможности подразделений. Радикально изменилась экипировка военнослужащих», — отметил эксперт.

«Тишина в эфире»

На Западе конфликт в Южной Осетии вызвал критику в отношении России. Зарубежные политики и СМИ проигнорировали начальную фазу пятидневной войны, когда грузинские войска ещё не столкнулись с российской армией.

После отступления на Западе пытались представить южноосетинский конфликт как вторжение российской армии с целью посягательства на территориальную целостность Грузии.

«Во второй половине дня 7-го числа это всё началось, и только в ночь на 9-е подошли наши войска к Цхинвалу. Я был в Пекине, смотрел мировые средства массовой информации. И вы знаете, полная тишина в эфире. Как будто вообще ничего не происходит. Как по команде», — прокомментировал Путин поведение западных журналистов на Валдайском форуме 2008 года.

По словам российского лидера, на Западе вновь не пожелали воспринимать реальную картину событий. Путин также заявил, что у России не было иного выбора, кроме как защищать миротворцев и гражданское население Южной Осетии.

МИД РФ считает, что операция по принуждению к миру носила законный характер и соответствовала 51-й статье Устава ООН, регламентирующей право на индивидуальную или коллективную самооборону.

«Российская военная операция преследовала единственную цель — прекратить агрессию Грузии и предотвратить возможность повторных нападений. Её организация и проведение были строго пропорциональны угрозе со стороны Грузии. По завершении военной операции подразделения Вооружённых сил Российской Федерации были выведены с территории Грузии в октябре 2008 года», — говорится в заявлении МИД, приуроченном к десятой годовщине августовских событий.

В российском внешнеполитическом ведомстве подчеркнули, что, признав Южную Осетию и Абхазию, РФ взяла на себя ответственность за их безопасность и успешное становление в качестве современных, демократических, социально и экономически благополучных стран.

«9 сентября 2008 года с двумя республиками были установлены дипломатические отношения, а 17 сентября 2008 года подписаны договоры о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, ставшие краеугольным камнем нашего активного взаимодействия», — отметили в министерстве.

В беседе с RT научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН Андрей Арешев заявил, что к пятидневной войне привели авантюризм Саакашвили и поддержка его агрессивных инициатив со стороны США.

«С приходом к власти Саакашвили Грузия попала в орбиту влияния Вашингтона. Эксцентричного президента американцы подталкивали к конфликту, однако не обещали помощь после ответного удара России. Это проявление типичной политики США по отношению к своим сателлитам», — отметил Арешев.

Эксперт констатировал, что Вашингтону и грузинской «патриотической» пропаганде удалось посеять семена вражды между двумя государствами. В то же время он полагает, что за минувшие десять лет Россия и Грузия заметно сблизились в экономической и гуманитарной сферах.

«Ситуация вокруг Абхазии и Южной Осетии — очень болезненный вопрос для национального самосознания грузин. В политическом отношении ситуация с мёртвой точки не сдвинется. Однако это не означает, что некий компромисс не может быть найден между смотрящими в будущее отдельными госдеятелями, бизнесменами и рядовыми гражданами», — резюмировал Арешев.

Итоги «пятидневной войны»

Алексей Пилько, эксперт Корпорации социального дизайна.

12 августа 2008 года Президент РФ Медведев объявил об окончании операции по принуждению Грузии к миру. Закончилась давно назревавшая, но внезапно начавшаяся «пятидневная война» на Кавказе. Ее главный итог – Россия сумела отстоять Южную Осетию и ее жителей, укрепила свои позиции в Абхазии и нанесла серьезный удар по грузинскому военному потенциалу. Конечно, пока еще рано делать далеко идущие выводы. Мир на Кавказе хрупок и все может измениться в любой момент. Однако многие вещи понятны уже сейчас.

Что можно сказать об итогах вооруженного конфликта? Самое главное то, что остановлен геноцид осетинского народа. Военная машина Грузии в руинах. При этом Россия четко декларировала свои ограниченные цели в этом конфликте. И добившись их – завершила военную операцию. Вместе с тем, российская позиция осталась активной. В случае возобновления Грузией своей агрессивной политики ей будет дан такой же отпор. Ясно, что о новой интервенции против непризнанных республик тбилисскому режиму можно забыть.

Кроме того, вполне очевидно, что, как отметил Владимир Путин, территориальной целостности Грузии нанесен «смертельный удар». Теперь и речи быть не может о возвращении Южной Осетии и Абхазии в состав грузинского государства. Задача дипломатов сегодня – найти политическую формулу для международного признания независимости Цхинвали и Сухуми.

Наконец, можно с большой долей уверенности утверждать, что через некоторое (и, скорее всего, очень небольшое время) позиции Михаила Саакашвили в Грузии пошатнутся. Дни самого прозападного президента на постсоветском пространстве уже сочтены. Потому что, развязав агрессию против Южной Осетии и организовав там массовые убийства, он фактически подставил свой народ. И грузинский народ в ближайшем будущем не замедлит ему это напомнить.

Достаточно убедительно после окончания конфликта выглядят позиции России. Защитив Южную Осетию от физического уничтожения, Москва показала, что обладает политической волей и военными возможностями для того, чтобы играть свою традиционную роль на Кавказе, – быть гарантом мира и спокойствия в регионе. За реакцией российского руководства очень внимательно следили в Северной Осетии и других северокавказских республиках. Прояви мы слабость – и последствия стали бы непредсказуемыми. Потому что стране не нужно правительство, которое не может наказать обнаглевшего диктатора, уничтожившего за сутки две тысячи ее граждан.

Читать еще:  Южная Корея заменит K1A. Открыт конкурс на новую компактную штурмовую винтовку для армии

Россия существенно укрепила свои стратегические позиции в регионе. Ее вооруженные силы контролируют стратегически важный Рокский тоннель, находятся поблизости от Тбилиси. Этот факт может существенно охладить заигравшихся в солдатики любителей блицкригов. Кремль также продемонстрировал возросшие способности своих вооруженных сил. Конечно, эксперты неоднократно отмечали слабые стороны российской армии, проявившиеся, в частности, и в ходе этого конфликта. Однако нельзя не сказать и о том, что развертывание войск было проведено в кратчайшие сроки, буквально с колес. Промедли военные еще хотя бы несколько часов, и агрессоры смогли бы взять под контроль всю территорию Южной Осетии. В этом случае количество жертв оказалось бы значительно больше.

Без сомнения, помимо Грузии к явно проигравшим сторонам относится и официальный Вашингтон. Не вызывает сомнения, что сам грузинский лидер никогда не решился бы напасть на Южную Осетию без одобрения со стороны Соединенных Штатов. Неудавшийся грузинский блицкриг был создан по лекалам оккупации хорватскими войсками Сербской Крайны в 1995 году. Тогда геноцид сербского населения Хорватии сошел последователям вермахта с рук. В случае со Цхинвали замысел провалился. Получился достаточно уникальный прецедент. Вместо того чтобы наблюдать, как Россия «сдает» Южную Осетию, весь мир смотрел на то, как США бросают Грузию, которую сами же подстрекали к войне.
Подставив Грузию, Соединенные Штаты понесли значительный политический урон. Фактически речь может идти о падении их авторитета в глазах прозападных режимов на постсоветском пространстве. И последствия не заставят себя долго ждать. Антироссийские силы в бывшем Советском Союзе получили ясный сигнал: в противостоянии с Россией они нужны лишь в качестве пушечного мяса. Случись что – никто даже не подумает их защищать.

В целом можно говорить и о том, что после поражения Грузии возможности США для реализации своей политики на Кавказе и в Центральной Азии крайне ограничены. И Азербайджан, и центрально-азиатские государства скорее предпочтут договориться с Россией по интересующим их вопросам, чем включиться в проводимую американцами и направленную против Москвы шахматную партию. После вмешательства Кремля Вашингтон пребывал в некоторой растерянности. Видимо, аналитики в Пентагоне не ожидали, что Москва в считанные часы бросится на помощь Южной Осетии. Комментарии американского президента были крайне односложными и маловразумительными. В них звучал, по-сути, только один тезис – надо сохранить «территориальную целостность» Грузии. Госсекретарь США Кондолиза Райс не смогла сдержать эмоций, периодически просто «сваливаясь» в информационную истерику. Единственное, что сумела сделать глава американского внешнеполитического ведомства – устами представителя Америки в ООН передать (причем в довольно извращенном смысле) часть телефонной беседы с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым.

Единственный, кто действительно попытался высказать американскую позицию достаточно четко, был вице-президент Дик Чейни. И это вновь заставляет задуматься – кто в Белом доме хозяин?
Не столь однозначной была реакция на происходящее в Южной Осетии стран ЕС. Последние события еще раз показали, что Европейский союз – достаточно неоднородный конгломерат государств. С одной стороны, ряд его членов безоговорочно поддержал американскую позицию. К ним можно отнести Великобританию, Польшу и страны Балтии, которые на деле представляют собой «группу влияния» США в Европе. С другой, ведущие европейские страны – такие как Франция и Германия – были достаточно сдержанны в оценках. Конфликт в Южной Осетии поставил страны Евросоюза перед дилеммой: солидаризироваться с Грузией и США, закрыв глаза на явные нарушения прав человека с грузинской стороны, или проявить конструктивную позицию, объективно подойдя к происходящему. Результаты встречи Дмитрия Медведева с Николя Саркози, представлявшего председательствующую в ЕС Францию, говорят о том, что Европейский союз не будет, в отличие от Вашингтона, поддерживать проамериканский режим в Грузии.

Итак, что в сухом остатке? Ничего еще не определено. Поражение режима Саакашвили налицо, но его зарубежные покровители неизбежно попытаются взять реванш, причем не обязательно военным путем. Возможно, уже в ближайшем будущем. А нынешние итоги могут рассматриваться лишь как предварительные.

Мнение автора может не совпадать с позицей редакции

«Я грузинка, но прошу не стрелять»

Пятидневная война: воспоминания десять лет спустя

Тамара Меаракишвили. Фото: Сергей Назаров

  • После августа 2008 года десятки тысяч людей стали вынуждены жить по новым правилам — в результате российско-грузинской войны вокруг Южной Осетии, которая началась 08.08.08 и продлилась пять дней, Грузия окончательно утратила контроль над отколовшейся республикой, а Россия признала ее независимым государством. Журналисты трех изданий из разных стран при поддержке «Медиасети» записали истории людей, переживших войну по разные ее стороны.

    «Я грузинка, но прошу не стрелять»

    Видео: Иван Жилин, Надежда Мироненко, Глеб Лиманский / «Новая газета»

    Ленингор — так сейчас называется поселок Ахалгори, большинство населения которого — этнические грузины. Этот поселок раньше раньше контролировался грузинскими властями, частью Южной Осетии он стал после войны 2008 года.

    «16 августа мы с дочерью были на службе в церкви. Где-то во второй половине дня в церковь забежала директор скорой помощи. Она крикнула: «Идут! Бегите». Мы побежали в горы, в лес. Оттуда видели, как снимают с флагштока грузинский флаг и вешают осетинский. Я думала: «Вернусь или не вернусь?» — местная жительница Тамара Меаракишвили вспоминает день, когда российские военные захватили грузинский поселок. Первый день Тамара сидела дома, потом осторожно вышла на улицу.

    «Я подходила ко всем военным и говорила: «Я грузинка, но прошу в меня не стрелять». И они нормально это воспринимали».

    Политическую жизнь в Южной Осетии нельзя назвать разнообразной — все партии в разной степени делают ставку на присоединение к России. Оно же продолжает оставаться главным предвыборным обещанием — пока невыполнимым. От России эта самоопределившаяся республика по-прежнему очень сильно зависит финансово — по самым оптимистичным подсчетам, Южной Осетии пока не удается заработать больше 40 процентов собственного бюджета.

    Распахнутые двери

    Пикрия Швелидзе двое суток просидела в подвале без еды и воды, слушая, как наверху разрываются снаряды. Но даже тогда не до конца верила, что это — действительно война. «Но потом пришли грузинские солдаты и сказали ужасное: что люди отсюда бегут и нам тоже пора уходить. Только тогда я поняла, что моя жизнь меняется и что на наши головы обрушилось горе».

    Читать еще:  Американский газовый распылитель XM 37

    Семья Пикрии уезжала из родного села в спешке, и даже дверь своего дома они оставили распахнутой — как почти во всех домах, мимо которых они проехали на машине.

    Вскоре выяснилось, что ни дома, ни самого села больше нет. Пикрия видела фотографии и воспоминания о них спускают ее на землю каждый раз, когда она начинает мечтать о возвращении. Сейчас Пикрия живет недалеко от города Гори в центральной части Грузии.

    Приблизительно в это же время из своего дома бежала другая женщина — Анжела Гучмазова. Анжела — осетинка, она бежала в противоположном от Пикрии направлении, в сторону России, но тоже видела из окон машины брошенные в панической спешке дома:

    »Везде, где мы проезжали, были пустые брошенные дома и много оставленных животных — собаки, свиньи, коровы. Где-то на пути у дороги стояла целая семья, осетины, остановили нас, умоляли взять с собой хотя бы детей. Но мы не могли им помочь, наша маленькая машина была забита до самой крыши».

    Войну сдадут в музей

    На линии разграничения между Грузией и территорией Южной Осетии, которую она не контролирует, растянута колючая проволока и висят предупредительные знаки. Через эту «границу» часто переходит скот, в таких случаях военные (российские или осетинские) обычно арестовывают пастуха и не отпускают, пока тот не заплатит штраф. Въезд на территорию частично признанной Южной Осетии со стороны Грузии российские военные запрещают. Даже не, кто мог бы перейти через «границу» пешком за 15 минут, должны ехать во Владикавказ — то есть, въезжать в Грузию через официальную границу с Россией.

    Лия Чичиладзе считает, что колючая проволока на границе — лучший способ продлить конфликт.

    «Грузины и осетины — это самые близкие друг для друга народы, которые всегда найдут общий язык, — убеждает Лия. — Россия поэтому закрывает границы, чтобы не дать грузинам и осетинам встречаться».

    Лия родом из Цхинвали, столицы Южной Осетии, которую осетины называют Цхинвалом. Но в 2008-му году Лия жила в Эргнети — это село неподалеку, его можно счесть цхинвальским пригородом. В войну дом Лии сгорел до основания, но она смогла его частично восстановить, а в подвале открыла музей.

    В нем — фотографии того периода, осколки снарядов, брошенные вещи. Лия говорит, что люди продолжают приносить новые артефакты и верит, что когда-нибудь музейным экспонатом станет и колючая проволока, которая сегодня разделяет грузин и осетин.

    По данным отчета специальной комиссии ЕС, в войне 2008 года Грузия потеряла 412 гражданских и военных, Южная Осетия — 365 гражданских и военных, Россия — 67 военнослужащих.

    Над проектом работали: Димитри Авалиани, Надежда Апенько, Гванца Долуашвили, Иван Жилин, Глеб Лиманский, Наталия Маршалкович, Надежда Мироненко, Сергей Назаров, Диана Петриашвили, Давид Пипия, Юлиана Скибицкая, Анна Цигима, Максим Эристави, Гана Яновская.

    «Пятидневная война» в цифрах

    Прошло десять лет со дня начала вооруженного конфликта в Южной Осетии, в котором принимали участие с одной стороны Грузия, а с другой — Южная Осетия, Абхазия и Россия. Расклад сил и последствия войны в цифрах — в справке “Ъ”.

    Боевые действия продолжались пять дней — с 7 по 12 августа 2008 года. Со стороны Грузии были задействованы 29 тыс. человек, мобилизационный резерв — от 60 тыс. до 100 тыс. человек. Южная Осетия задействовала около 3 тыс. человек личного состава, Абхазия — около 5 тыс., Россия — около 29 тыс. (10 тыс. человек в Южной Осетии и 9 тыс.— в Абхазии).

    По данным, опубликованным в СМИ, со стороны Грузии в операции участвовало 240 танков и до 300 бронемашин. Со стороны России, Южной Осетии и Абхазии — до 200 танков и около 700 бронемашин. С каждой стороны — около 300 артиллерийских систем. Грузия имела в распоряжении 12 боевых самолетов Су-25 и 40 боевых вертолетов против 150–200 самолетов и 30–40 вертолетов у России, Абхазии и Южной Осетии. Со стороны Грузии в войне участвовали17 кораблей, около десяти — со стороны России и союзников.

    Потери вооруженных сил Грузии, по официальным данным, составили 170 человек убитыми и пропавшим без вести, 1964 — ранеными (включая резервистов и полицейских). Пропали без вести десять военнослужащих и 14 полицейских. Потери среди мирных жителей составили 228 человек. Власти Южной Осетии говорили об 1,7 тыс. погибших, однако для международной комиссии Тальявини, подготовившей отчет о конфликте, Цхинвал предоставил список из 365 погибших без разделения на гражданских лиц и комбатантов. Официальные потери российской армии — 64 погибших, 283 раненых, а также трое пропавших без вести.

    Россия потеряла в конфликте четыре самолета, из них три штурмовика Су-25 и один разведчик Ту-22М. Грузия — четыре Су-25, два вертолета (Ми-8 и Ми-24) и два катера. Официальных данных по потерянной бронетехнике нет, однако, по оценкам независимых экспертов, стороны потеряли примерно по 20 единиц.

    По данным Грузии, в результате конфликта свыше 17 тыс. грузин стали беженцами. На тот момент премьер-министр РФ Владимир Путин заявлял, что со 2 по 9 августа в Россию из Южной Осетии перешли и зарегистрировались в ФМС 34 тыс. беженцев.

    17 августа 2008 года тогдашний замминистра регионального развития РФ Владимир Бланк заявил, что из более чем 7 тыс. зданий в Цхинвале примерно каждое десятое не подлежит восстановлению, а 20% получили повреждения различной степени. По словам официального представителя правительства Южной Осетии Ирины Гаглоевой, в городе было разрушено около 70% жилых домов. Впоследствии министр по чрезвычайным ситуациям РФ Сергей Шойгу уточнил, что разрушено более 2,5 тыс. жилых зданий, из них 1,1 тыс. не подлежали восстановлению. По сообщениям главкома сухопутных войск России, десять приграничных югоосетинских населенных пунктов были «полностью стерты с лица земли».

    По данным правительства Южной Осетии на конец августа 2008 года, ущерб от войны составил около 100 млрд руб. Однако позже госкомитет по восстановлению республики называл сумму 41 млрд руб. Михаил Саакашвили оценивал ущерб Грузии от войны в $2 млрд.

    Ссылка на основную публикацию
    Статьи c упоминанием слов:
    Adblock
    detector