0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Президенты бразилии и борьба за независимость

Как Бразилия обрела независимость

7 сентября свой День независимости отмечает крупнейшая страна Латинской Америки и одна из крупнейших стран мира — Бразилия. Интереснейшая история этого латиноамериканского государства очень своеобразна. Даже провозглашение независимости в Бразилии происходило по-другому, нежели в соседних испаноязычных странах Нового света. Бывшая португальская колония, «жемчужина» Португальской колониальной империи, Бразилия стала независимым государством относительно быстро и безболезненно.

В начале XIX века некогда могущественная Португалия находилась в весьма сложном положении. В страну вторглись войска Наполеона Бонапарта. В 1808 г. королевская семья Португалии была вынуждена покинуть Лиссабон и пересечь Атлантику, спасаясь от возможного пленения французами. Король Жуан VI (1767-1826) обосновался в Рио-де-Жанейро. Так Бразилия на время стала центром португальского государства, что способствовало ускорению ее культурного и экономического развития. Королю Жуану так понравилось в Бразилии, что когда Наполеон был разгромлен, он по-прежнему не желал возвращаться в Лиссабон. В 1815 году Португалия была преобразована в Соединенное королевство Португалии, Бразилии и Алгарве. Это подчеркивало новый, более высокий статус заокеанской колонии.

Однако, пока король Жуан находился в Бразилии, в метрополии происходили драматические события. В августе — сентябре 1820 г. в Лиссабоне произошла революция, в результате которой пришедшая к власти революционная хунта приняла в январе 1821 г. конституцию страны. Конституция предусматривала уничтожение инквизиции, секуляризацию земель католической церкви, отмену привилегий феодалов. Король Жуан, вернувшийся в июле того же года в Лиссабон, не имел иного выхода, как согласиться с конституцией. Возвращаясь в Европу, король Жуан оставил управлять Бразилией и всеми колониями Португалии своего сына Педру (1798-1834). Двадцатичетырехлетний португальский инфант (на фото) практически всю сознательную жизнь прожил в Бразилии — он перебрался сюда с родителями в 1808 году, когда ему было всего десять лет. Принц сочувствовал сепаратистским настроениям бразильских креолов, которые выступали за отсоединение от метрополии. Этому были серьезные экономические причины — Бразилии, что называется, надоело «кормить» Португалию. Несколько столетий Бразилия оставалась главным источником ресурсов для португальской короны. В конце концов, сформировавшаяся политическая и экономическая элита колонии стала осознавать, что может спокойно прожить и без регулярных отчислений в Лиссабон. Кстати, сам король Жуан, уезжая в Европу, рекомендовал инфанту Педру всячески препятствовать поглощению Бразилии Португалией. По мнению короля, это могло привести к распространению на Бразилию революционных настроений метрополии.

Однако, в Бразилии были расквартированы многочисленные подразделения португальских войск, командование которых выступало против независимости колонии. 5 июня 1821 г. командующий гарнизоном Рио-де-Жанейро генерал ди Авилеш потребовал от принца Педру сместить премьер-министра Аркуша, выступавшего за независимость Бразилии. Через два месяца португальский парламент потребовал от Педру вернуться в Лиссабон. Инфант вынес этот вопрос на всенародное обсуждение. Во все города Бразилии направили гонцов с поручением выяснить мнение населения. Ответ был однозначен — принц Педру должен остаться. 9 января 1822 года принц Педру произнес историческую фразу «Fico» — «Я остаюсь». С этого времени 9 января отмечается в Бразилии как «День Фику».

Генерал ди Авилеш, командовавший португальскими войсками, колебался. С одной стороны, он был категорическим противником независимости и должен был воспрепятствовать сепаратистам. С другой — Педру был наследником португальского престола и генерал просто не мог себе позволить отдать приказ войскам выступить против инфанта. Промедлением ди Авилеша воспользовался Педру, которого поддерживала часть верных ему бразильских войск. Подтянув верные подразделения, Педру предоставил Авилешу и его солдатам возможность погрузиться на корабли и отплыть в Португалию.

7 сентября 1822 года принц Педру сорвал со своего мундира герб Португалии и произнес: «Моей кровью, моей честью и Богом я сделаю Бразилию свободной», а затем — «Настал час! Независимость или смерть! Мы отделены от Португалии». Так Бразилия стала независимым государством. Слова принца Педру «Независимость или смерть!» превратились в официальный девиз новой страны. Спустя месяц, 12 октября 1822 года принц Педру был провозглашен императором Бразилии, а 1 декабря официально коронован на эту должность.

Император Педру приступил к обустройству нового государства. Первым премьер-министром Бразилии был назначен выдающийся интеллектуал Жозе Бонифасиу ди Андрада и Силва (1763-1838). Его называют подлинным отцом бразильского национализма и идеологом суверенной Бразилии. Ди Андрада и Силва родился на территории Бразилии, то есть был креолом по происхождению. Он получил хорошее образование в знаменитом университете в Коимбре в Португалии, где изучал право и естественные науки, а затем учился горному делу за рубежом. В 1800 году ди Андрада и Силва стал заведующим кафедрой геогнозии в Коимбрском университете, а также занял пост главного интенданта горного управления Португалии.

В 1819 году ученый отправился в Бразилию — он хотел полностью посвятить себя науке, отойдя от государственных дел, тем более, что и возраст был уже не юным — 56 лет. Однако, когда португальский парламент обратился к Педру с требованием вернуться в метрополию, ди Андрада и Силва в Сан-Паулу возглавил движение, просившее регента — принца не покидать Бразилию. 16 января 1822 г. ди Андрада и Силва был назначен министром внутренних дел (фактически — премьер-министром страны), однако уже 25 октября 1822 г. император отправил его в отставку. Но бразильцы выступили в защиту ученого и через пять дней его восстановили на должности. Тем не менее, 17 июля 1823 года он сам ушел в отставку, возглавил оппозицию, после чего был арестован и выслан в Европу.

Таким образом, по сравнению с соседними испанскими колониями, провозглашение независимости Бразилии выдалось фактически бескровным. Португальские войска генерала ди Авилеша так и не вступили в вооруженную конфронтацию со сторонниками независимости. Более того — движение за независимость возглавил не кто-нибудь, а сам наследник португальского престола принц Педру. Однако, безболезненность провозглашения независимости не означала, что у молодого государства не было противников. Губернаторы северных провинций Баия, Мараньон и Пара были лояльны метрополии и выступали против провозглашения независимости. Кроме того, на территории этих провинций квартировали достаточно многочисленные португальские войска, что делало Баию, Мараньон и Пару центрами возможного противостояния императору Педру. Учитывая огромные расстояния и неразвитость транспортной инфраструктуры, направить в северные провинции вооруженные силы для приведения губернаторов к покорности новому императору было возможно только морским путем. И здесь сыграл свою роль случай.

В середине марта 1823 г. в Рио-де-Жанейро приехал по делам адмирал Томас Кокрейн (1775-1860) — британский морской офицер и политик, человек достаточно авантюрного склада, но с большим военно-морским опытом. Еще в 1818 году Кокрейн, к тому времени ушедший с британской морской службы, был приглашен в Чили — на должность командующего чилийским флотом. В кратчайшие сроки он сумел значительно усилить военно-морскую мощь Чили и совершить несколько крупных побед над испанским флотом. Затем Кокрейн перешел на службу в Перу, где также командовал флотом и продолжал громить испанцев. Находясь в Рио-де-Жанейро, странствующий адмирал встретился с императором Педру. Он увлекся идеей защиты независимости Бразилии и поступил на бразильскую императорскую службу в качестве командующего флотом. Перед Кокрейном была поставлена задача — очистить побережье Бразилии от португальских кораблей. Но сделать это было весьма сложно.

Читать еще:  Газ-22171 соболь для коммерческих перевозок

Ко времени описываемых событий император Педру контролировал только восемь кораблей. Два корабля не могли выходить в море, еще два могли играть только вспомогательные роли, еще один корабль требовал ремонта. Таким образом, в бой могли пойти только три корабля. Португалия же имела у берегов Бразилии линейный корабль, пять фрегатов, пять корветов, шхуну и бриг. Но превосходство португальских военно-морских сил не было серьезным препятствием для отчаянного Кокрейна. Адмирал приказал бразильскому флоту вступить в бой с португальскими кораблями. Но экипажи бразильских кораблей оказались практически неподготовленными, матросы не имели даже начальных представлений о службе. В итоге Кокрейну пришлось сформировать экипаж своего флагманского корабля из американских и английских матросов, некоторое количество которых находилось на бразильской службе.

В июне 1823 г. флагман «Педру Примейру», которым командовал адмирал Кокрейн, вошел в бухту порта Баия. Он предложил командующему португальским гарнизоном Баии генералу Мадейре сдаться, чтобы избежать жертв среди мирного населения города. Это требование подкреплялось тем, что бразильские корабли блокировали порт и город начал испытывать проблемы с продовольствием. Однако генерал Мадейра принял решение эвакуировать войска и жителей Баии на 70 транспортных судах в сопровождении 13 португальских военных кораблей. Весь этот флот направился в Сан-Луиш-ди-Мараньон. Однако кораблям Кокрейна удалось нанести серьезный урон португальцам. Более того, Кокрейн смог подойти к Сан-Луиш-ди-Мараньону 26 июля — раньше португальцев, и сообщил местному губернатору, что португальский флот якобы уничтожен, а скоро подойдет огромная бразильская эскадра. Губернатор поверил хитрости адмирала и отбыл во главе португальского гарнизона в метрополию. Так в руках Кокрейна оказался второй по значимости центр оппозиции императору Педру. 12 августа сдался Парэ — третий крупнейший город, остававшийся верным метрополии. Так, с помощью адмирала Кокрейна, император Педру Первый установил полный контроль и над обширными районами Северной Бразилии.

Лиссабону не оставалось иного выхода, как смириться с потерей своей крупнейшей и важнейшей колонии. 29 августа 1825 года, при посредничестве Великобритании, Португалия признала независимость Бразильской империи. Кстати, это признание суверенитета не обошлось без прямой денежной выплаты — секретное дополнение к договору предусматривало выплату Лиссабону «отступных» в размере 600 тысяч фунтов стерлингов, а также отказ Бразилии от претензий на африканские колонии Португалии и сохранение торговых привилегий для Португалии на бразильском рынке. Кроме того, в будущем Бразилия обязывалась запретить работорговлю.

К этому времени одной из важнейших статей дохода Бразилии было выращивание кофе на экспорт. Кофейные плантации находились на юго-востоке страны, а их владельцы были главными лоббистами сохранения в Бразилии рабства и работорговли. Хотя сам император Педру Первый как человек достаточно либеральных взглядов, называл рабство «раковой опухолью Бразилии», он был вынужден мириться с позицией влиятельных латифундистов. Плантаторы, контролировавшие бразильский парламент, добились сокращения из рядов вооруженных сил страны ирландских и германских наемников, поскольку последние негативно относились к рабству. В северо-восточных провинциях, где выращивали сахарный тростник и хлопок, были недовольны доминированием юга. Северные плантаторы обвиняли южан в завышении цен на рабов, а правительство — в покровительстве южанам. В результате, в 1824 г. северо-восточные провинции попытались создать Экваториальную конфедерацию и отделиться от Бразилии, но вооруженные формирования сепаратистов были быстро нейтрализованы флотом адмирала Кокрейна. Тем не менее, значительная напряженность в стране сохранялась, и она была связана, в первую очередь, с существенными внутренними противоречиями — экономическим соперничеством регионов, противоборством региональных элит, пытавшихся лоббировать собственные интересы на центральном уровне. Слабость центральной власти молодого суверенного государства объяснялась, в том числе, и незначительным военным бюджетом. Несмотря на огромные территории, Бразилия располагала весьма небольшой регулярной армией. Национальная гвардия, формировавшаяся по территориальному признаку, в свою очередь являлась выразителем интересов региональных элит и не могла рассматриваться как надежная опора центральной власти.

Тем не менее, практически весь XIX век Бразилия просуществовала в статусе конституционной монархии — как Бразильская империя. В 1831 году император Педру Первый был вынужден отречься от престола в пользу своего пятилетнего сына Педру Второго. Причиной тому было общественное недовольство попыткой Педру Первого вступить в борьбу за португальскую корону после смерти его отца короля Жуана. Бразильцы усматривали в этом возможность воссоединения с метрополией и подозревали императора в том, что он снова соединит два государства. Спустя три года после отречения, в 1834 году, Педру Первый умер от туберкулеза. Его сын Педру Второй (1825-1891) правил с 1831 по 1889 годы. Первое время его опекуном был тот самый Жозе Бонифасиу ди Андрада и Силва.

Фактически, именно во время правления Педру Второго и происходило окончательное становление бразильской государственности. Надо сказать, что оно было сопряжено с многочисленными войнами и внутренними восстаниями. По-прежнему остро стоял и вопрос о рабстве. Сам Педру Второй был его противником, но не решался действовать радикально, чтобы не вступить в конфликт с крупными латифундистами — рабовладельцами. Лишь в 1888 году, уже в силу очень серьезных протестов, принцесса Изабелла, которая замещала отца Педру Второго, находившегося на лечении в Европе, подписала «Золотую буллу» об отмене рабства. Но это решение уже не могло спасти монархию. 15 ноября 1889 г. в Рио-де-Жанейро началось восстание, а 16 ноября император Педру Второй отрекся от престола. Бразилия была провозглашена республикой.

Сегодня Бразилия находится на пятом месте среди стран мира по площади и по численности населения. Страна стремительно развивается и в культурном, и в экономическом отношениях. Бразилия играет важную роль в латиноамериканской и в мировой политике, а в культуре является фактическим лидером португалоязычного мира, обойдя по своей значимости в силу численности населения бывшую метрополию.

Движение за независимость Бразилии

Провозглашение независимости Бразилии (7 сентября 1822 года; порт. Declaração de Independência do Brasil ) стало важной вехой в истории как самой страны, так и Латинcкой Америки в целом.

Содержание

Предпосылки

Как и другие страны континента, к своей независимости колониальная Бразилия шла достаточно долго, более 300 лет (1500—1822). Суверенные брожения в сердцах и умах бразильцев начались задолго до начала XIX века, но именно цепь событий того времени создала благоприятную среду для провозглашения независимости. Первым таким событием стала наполеоновская война на Пиренейском полуострове. Незадолго до французской оккупации Португалии королевская семья переехала в Бразилию. Колония и метрополия поменялись ролями на 14 лет: Бразилия фактически стала метрополией, а Португалия превратилась в её захолустную провинцию. Название португальской колониальной империи было изменено, чтобы отразить новый уровень отношений между двумя основными регионами страны. Неудивительно, что после оттеснения Наполеона из Португалии, когда португальский король начал собираться обратно в Лиссабон, сформировавшаяся за этот период бразильская элита не пожелала вновь возвращаться к статусу колонии. В стране возникло два крупных политических течения: сепаратистски настроенная бразильская партия и унионистско-лояльная португальская партия, которую поддерживали некоторые консервативные военные и коммерсанты, а также чиновники из Португалии. Сепаратистcкие настроения в Бразилии одобряла и Великобритания, которая давно мечтала избавиться от посредника в лице Португалии. Англичане подумывали о прямой торговле с Бразилией и о выходе на бразильский рынок путём скупки самых лучших сельскохозяйственных земель. [1] К решительным действиям бразильцев подталкивала и буржуазная революция, произошедшая в 1820 году в самой Португалии.

Канун прокламации

26 апреля 1821 года большая часть португальской королевской семьи со свитой покинула Бразилию — и в разных частях страны начались волнения: неясные политические перспективы пугали бразильцев, а возвращаться к статусу колонии им не хотелось. Особенно активно движение за независимость набирало обороты в штате Баия. В таких условиях король Жуан VI, отбывая в Португалию, вручил бразильский трон своему сыну, принцу Педру, со словами: «Когда наступит время, бери власть сам, пока это не сделает за тебя какой-нибудь самозванец».

Читать еще:  Сау акация 2с3: 152 мм самоходная гаубица, дальность стрельбы, тактико-технические характеристики (ттх)

Сразу после отъезда короля в Португалию Бразилия получила статус королевства, которое возглавлял принц-регент Педру из португальского Браганского королевского дома. Педру ощутил возможность сделать Бразилию независимым королевством и начал вести сильную внутреннюю политику, направленную на укрепление экономики и централизацию власти. Однако рабство продолжало существовать до 1888 года.

День Фику

В сентябре 1821 Ассамблея Португалии лишила Бразилию её статуса, и все правительственные учреждения были ликвидированы. В колонии нарастало напряжение. Правительство Португалии потребовало от Педру возврата в Лиссабон, однако он не подчинился этому по одной причине: бразильские города подали ему петицию с просьбой остаться, иначе Бразилия может распасться. В конце концов, 9 января 1822 регент произнёс свою коронную фразу: «[….]Я остаюсь» (Eu fico — Еу фику). Это решение было настолько символичным, что День Фику до сих пор отмечается как напоминание о независимом характере бразильцев.

Провозглашение независимости

Уже 7 сентября того же года появилась независимая Бразильская империя. Некоторое время император подумывал о судьбе африканских колоний, особенно Анголы, но в конце концов их решено было оставить Португалии.

Последствия

Конечно, провозглашение независимости такой большой территории не прошло бесследно. В штатах с высокой концентрацией португальских лоялистов, особенно военных и чиновников, рождённых в Португалии, начались попытки саботажа, появилось чувство ностальгии по временам старой доброй Бразилии времён начала колонизации. Конфликты продолжались в 1822—1825 годах и завершились победой нового правительства.

Особенности

Таким образом, провозглашение независимости в Бразилии существенно отличалось от аналогичных событий в испаноязычных странах Латинской Америки. Бразилии удалось избежать кровавых затяжных войн. Кроме того, страна сохранила территориальную целостность и не распалась на ряд мелких провинций, враждующих друг с другом. Более того, Бразилия дольше других латиноамериканских стран сохраняла внутреннюю политическую и экономическую стабильность, по крайней мере на начальном этапе своего существования.

Праздник

Ежегодно 7 сентября в стране отмечается национальный праздник — День независимости Бразилии.

Движение за независимость Бразилии

Провозглашение независимости Бразилии (7 сентября 1822 года; порт. Declaração de Independência do Brasil ) стало важной вехой в истории как самой страны, так и Латинской Америки в целом.

Содержание

Предпосылки

Как и другие страны континента, к своей независимости колониальная Бразилия шла достаточно долго, более 300 лет (1500—1822). Суверенные брожения в сердцах и умах бразильцев начались задолго до начала XIX века, но именно цепь событий того времени создала благоприятную среду для провозглашения независимости. Первым таким событием стала наполеоновская война на Пиренейском полуострове. Незадолго до французской оккупации Португалии королевская семья переехала в Бразилию. Колония и метрополия поменялись ролями на 14 лет: Бразилия фактически стала метрополией, а Португалия превратилась в её захолустную провинцию. Название португальской колониальной империи было изменено, чтобы отразить новый уровень отношений между двумя основными регионами страны. Неудивительно, что после оттеснения Наполеона из Португалии, когда португальский король начал собираться обратно в Лиссабон, сформировавшаяся за этот период бразильская элита не пожелала вновь возвращаться к статусу колонии. В стране возникло два крупных политических течения: сепаратистски настроенная бразильская партия и унионистско-лояльная португальская партия, которую поддерживали некоторые консервативные военные и коммерсанты, а также чиновники из Португалии. Сепаратистские настроения в Бразилии одобряла и Великобритания, которая давно мечтала избавиться от посредника в лице Португалии. Англичане подумывали о прямой торговле с Бразилией и о выходе на бразильский рынок путём скупки самых лучших сельскохозяйственных земель. [1] К решительным действиям бразильцев подталкивала и буржуазная революция, произошедшая в 1820 году в самой Португалии.

Канун прокламации

26 апреля 1821 года большая часть португальской королевской семьи со свитой покинула Бразилию — и в разных частях страны начались волнения: неясные политические перспективы пугали бразильцев, а возвращаться к статусу колонии им не хотелось. Особенно активно движение за независимость набирало обороты в штате Баия. В таких условиях король Жуан VI, отбывая в Португалию, вручил бразильский трон своему сыну, принцу Педру, со словами: «Когда наступит время, бери власть сам, пока это не сделает за тебя какой-нибудь самозванец».

Сразу после отъезда короля в Португалию Бразилия получила статус королевства, которое возглавлял принц-регент Педру из португальского Браганского королевского дома. Педру ощутил возможность сделать Бразилию независимым королевством и начал вести сильную внутреннюю политику, направленную на укрепление экономики и централизацию власти. Однако рабство продолжало существовать до 1888 года.

День Фику

В сентябре 1821 Ассамблея Португалии лишила Бразилию её статуса, и все правительственные учреждения были ликвидированы. В колонии нарастало напряжение. Правительство Португалии потребовало от Педру возврата в Лиссабон, однако он не подчинился этому по одной причине: бразильские города подали ему петицию с просьбой остаться, иначе Бразилия может распасться. В конце концов, 9 января 1822 регент произнёс свою коронную фразу: «[….]Я остаюсь» (Eu fico — Эу фику). Это решение было настолько символичным, что День Фику до сих пор отмечается как напоминание о независимом характере бразильцев.

Провозглашение независимости

Уже 7 сентября того же года появилась независимая Бразильская империя. Некоторое время император подумывал о судьбе африканских колоний, особенно Анголы, но в конце концов их решено было оставить Португалии.

Последствия

Конечно, провозглашение независимости такой большой страны не прошло бесследно. В штатах с высокой концентрацией португальских лоялистов, особенно военных и чиновников, рождённых в Португалии, начались попытки саботажа, появилось чувство ностальгии по временам старой доброй Бразилии времён начала колонизации. Конфликты продолжались в 1822—1825 годах и завершились победой нового правительства.

Особенности

Таким образом, провозглашение независимости в Бразилии существенно отличалось от аналогичных событий в испаноязычных странах Латинской Америки. Бразилии удалось избежать кровавых затяжных войн. Кроме того, страна сохранила территориальную целостность и не распалась на ряд мелких провинций, враждующих друг с другом. Более того, Бразилия дольше других латиноамериканских стран сохраняла внутреннюю политическую и экономическую стабильность, по крайней мере на начальном этапе своего существования.

Праздник

Ежегодно 7 сентября в стране отмечается национальный праздник — День независимости Бразилии.

«Страна устала от беспорядка, анархии, коррупции»: чего ждать от президентских выборов в Бразилии

В воскресенье, 7 октября, граждане Бразилии выбирают президента, большую часть парламента, губернаторов штатов и законодательные палаты субъектов федерации. Бразилия — президентская республика, и поэтому основное внимание как внутри страны, так и за её пределами приковано к сражению за пост главы государства.

Пока достоверно известно только одно: вскоре у крупнейшей страны Южной Америки будет новый лидер. Действующий президент Мишел Темер, который пришёл к власти после импичмента Дилмы Русеф в 2015 году, крайне непопулярен и ещё в мае сошёл с дистанции. Сейчас, согласно опросам Бразильского института общественного мнения (Ibope), симпатии электората разделились между тремя основными кандидатами.

Основные претенденты

В предвыборном марафоне с 29—32% поддержки лидирует Жаир Болсонару, представляющий правую бразильскую Социал-либеральную партию. Бывший офицер-десантник, Болсонару известен крайне нетолерантными взглядами. Так, в прошлом он сравнивал темнокожих активистов с животными, призывал к стерилизации бедных, пренебрежительно высказывался о гомосексуалистах, а однажды заявил, что одна из его оппоненток «недостойна быть изнасилованной».

  • Латиноамериканские страсти: в президентской гонке в Бразилии лидирует «тропический Трамп»

Ещё одна характерная черта, выделяющая Болсонару из бразильского политикума, — одобрение опыта правых военных диктатур как в своей стране, так и за её пределами. Поклонник генерала Пиночета считает время, когда Бразилией правили военные хунты, «золотым веком» в её истории и ранее заявлял, что готов вернуть силовиков к власти.

Читать еще:  Американская свето - шумовая граната XM 84

В 2015 году во время голосования по поводу импичмента Дилмы Русеф, в прошлом левой активистки, Болсонару издевательски заявил, что посвящает свой голос одному из прежних руководителей тайной полиции — полковнику Карлосу Альберто Брильанте Устре. В 1970—1974 годах он руководил пытками противников военной хунты, среди которых была и будущий президент Бразилии.

Сейчас Болсонару идёт на выборы под лозунгом «Бразилия превыше всего, Бог превыше всех».

В его предвыборной программе: снижение налогов, приватизация госактивов, в том числе государственной нефтяной компании Petrobras, бескомпромиссная борьба с преступностью — вплоть до разрешения полиции сначала стрелять, а потом задавать вопросы подозреваемым, либерализация законодательства на приобретение и владение оружием, отказ от привилегий для темнокожих и женщин (позитивной дискриминации).

Ближайший конкурент Болсонару — представитель левой Партии трудящихся (ПT) экс-мэр Сан-Паулу Фернанду Аддад, потомок эмигрантов из Ливана. За него, по предварительным данным, готовы проголосовать 21—24% избирателей.

В отличие от своего главного соперника, Аддад выступает за социальные льготы для малоимущих, увеличение госрасходов, поддержку меньшинств и женщин.

Долгое время кандидатом на пост главы бразильского государства от Партии трудящихся был другой человек. Экс-президент Луис Инасиу Лула да Силва с поддержкой до 47% избирателей лидировал во всех опросах общественного мнения до сентября 2018 года. Правда, уже с апреля он вёл избирательную кампанию из-за решётки. Самого популярного политика Бразилии суд приговорил к 12 годам тюрьмы по обвинению в коррупции. В конце концов Лула, которому суд отказал в регистрации кандидатом из-за обвинительного приговора, был вынужден поддержать Аддада. Однако рейтинг последнего так и не сравнялся с той поддержкой, которую имел Лула.

На третьем месте в опросах общественного мнения — ещё один кандидат от левых, представитель Демократической рабочей партии Сиру Гомес (7—12%). На четвёртое могут претендовать эколог-левоцентрист Марина Силва с 4—7% и Жералду Алкмин, представляющий правоцентристскую Бразильскую социал-демократическую партию (до 7% голосов).

В случае если никто из претендентов не наберёт более 50% голосов, два кандидата, заручившиеся наибольшей поддержкой избирателей, встретятся во втором туре, который, согласно законодательству, должен будет пройти 28 октября.

«Как обычно, в Бразилии может случиться что угодно, так что мы не знаем, кто выиграет. Скорее всего, будет второй тур, и основные дебаты идут по вопросу, кто будет противостоять Болсонару: Фернанду Аддад или Сиру Гомес», — заявила в интервью RT руководитель Центра исследований многополярного мира (Бразилия) Флавия Виржиния.

Горячая кампания

29—30 сентября по городам Бразилии прокатились многотысячные акции протеста феминисток под лозунгом «Только не он!», направленные против Жаира Болсонару. Среди женщин поддержка этого кандидата не достигает и 18%, тогда как среди мужчин за него готовы голосовать 36%.

В свою очередь, в поддержку Болсонару выступают многие прихожане протестантских церквей, как правило, неопятидесятнического направления. До 33% неопятидесятников готовы голосовать за правого кандидата. Им импонирует консервативная программа бывшего армейского капитана. Хотя Бразилия — преимущественно католическая страна, протестантские церкви родом из США активно набирают паству среди её населения. Сейчас неопятидесятников около 42 млн, что составляет 20% бразильцев.

Несмотря на то что Болсонару и Аддад лидируют в опросах общественного мнения, именно у этих кандидатов был зафиксирован и самый высокий антирейтинг. Против Болсонару выступает 46% населения страны, а к Аддаду негативно относятся 32%.

«Аддад относительно свободен от коррупционных обвинений, но на нём стоит печать ПT (Партии трудящихся. — RT), а она успела зарекомендовать себя в негативном плане», — пояснил RT заместитель директора Института Латинской Америки РАН Борис Мартынов.

6 сентября на Жаира Болсонару во время встречи с избирателями в городе Жуиз-ди-Фора было совершено покушение: 40-летний Аделиу Биспу ди Оливейра нанёс кандидату в президенты удар ножом в область живота. Злоумышленник заявил, что убить Болсонару якобы «приказал ему Бог», однако позже выяснилось, что ди Оливейра в прошлом поддерживал левые партии и активно выступал против правого кандидата в социальных сетях.

Как отметил в интервью RT бразильский политолог Рафаэль Машаду, сейчас накал противостояния между сторонниками Болсонару и Аддада напоминает ситуацию перед Гражданской войной в Испании.

«Бразилия сейчас разделилась на левых и правых. От левых выступает ставленник Лулы, член Партии трудящихся Аддад, правых представляет член Социально-либеральной партии Болсонару, — рассказал в интервью RT Машаду. — Левые обвиняют правых в том, что те фашисты, правые левых — в том, что они коммунисты».

После выборов

Как отметили в интервью RT эксперты, сейчас у Жаира Болсонару достаточно высокие шансы на победу, правда, не в первом туре, как надеются его сторонники. Его поддержка объясняется усталостью страны от прежних лидеров — левых и центристов, погрязших в коррупционных скандалах. Сказывается и экономическая стагнация, и разгул преступности, заставляющие избирателей выбирать кандидата, открыто бросающего вызов политическому истеблишменту, как это было с Дональдом Трампом. С действующим президентом США Болсонару неоднократно сравнивали в ходе предвыборной кампании.

«Очень многие военные за него, — отметил Борис Мартынов. — Страна устала от беспорядка, анархии, коррупции, безделья, прикрытого социальной демагогией, — наследия ПT».

По словам эксперта, неудачное покушение также подстегнуло рост рейтингов Болсонару.

В то же время все опрошенные RT эксперты отмечают, что предварительные прогнозы относительно исхода грядущих выборов будут весьма приблизительными. Они убеждены, что Бразилия — страна непредсказуемая. Однако если во второй тур выйдут и Аддад, и Болсонару, уровень внутриполитической напряжённости только возрастёт, и раскол внутри общества усугубится.

«Однако Сиру Гомес, вероятно, сможет объединить страну», — отмечает Флавия Виржиния.

Такого же мнения придерживается и Рафаэль Машаду. По его словам, Сиру Гомес, с одной стороны, способен привлечь голоса правых, так как не скомпрометирован поддержкой левых инициатив, а с другой, выступая за социально-ориентированную экономику, может рассчитывать и на часть голосов левого электората. Однако пока, судя по опросам, он существенно отстаёт от Болсонару и Аддада.

Некоторые специалисты считают, что впервые за долгое время исход президентских выборов в Бразилии может скорректировать внешнюю политику страны.

«Мы можем ожидать, что в зависимости от того, кто победит, возможно либо дальнейшее подчинение оси США — НАТО (политика Жаира Болсонару и, скорее всего, Аддада), либо следование линии многополярности, например более активное участие в БРИКС и установление более здоровых отношений с другими странами Латинской Америки (политика Сиру Гомеса и, возможно, Аддада)», — считает Флавия Вирджиния.

Рафаэль Машаду отметил, что особое внимание следует обратить на внешнеполитическую программу Жаира Болсонару, предполагающую серьёзное сближение с Соединёнными Штатами.

«Он ненавидит Венесуэлу и Кубу. Серьёзное влияние на Болсонару оказывает псевдофилософ и лидер эзотерического культа Олаво де Карвальо, крайний русофоб, обвиняющий Россию во всех мировых проблемах, — предостерегает эксперт. — Болсонару обещал порвать связи с МЕРКОСУР и, вероятно, может сделать то же самое с БРИКС».

Борис Мартынов, однако, полагает, что, кто бы ни победил на выборах в Бразилии, страна от БРИКС не откажется. В частности, отмечает он, этого не случилось после импичмента Дилмы Русеф и прихода к власти более правого Мишела Темера и вряд ли произойдёт в дальнейшем.

«Резкого поворота вправо в пользу проамериканской политики нет, да его и не может быть. У Бразилии собственные интересы, — считает эксперт. — Участие в БРИКС — это стратегический курс, она стояла у истоков этой структуры».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector