0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Президент турции: влияние лидера на судьбу региона

Турецкий президент в шаге от потери парламента

Кто определит судьбу досрочных выборов в республике

Об авторе: Тимур Шамшидинович Ахметов – журналист-международник, независимый эксперт по Турции.

На фото зал заседаний турецкого парламента. Фото Metin Aktas/Anadolu Agency via Getty Images

В Турции складывается парадоксальная ситуация: основные политические силы опровергают возможность проведения в стране досрочных общенациональных выборов, назначенных на 2023 год, но при этом активно готовят партийные организации к возможному переносу соответствующих сроков. Турецкие СМИ и крупнейшие агентства, занимающиеся социологическими исследованиями, уже сегодня активно следят за раскладом сил.

Средний показатель поддержки правящей партии составляет примерно 33,22%, в то время как у союзников президента Реджепа Тайипа Эрдогана в «Народном альянсе», Партии националистического движения (ПНД) этот показатель на уровне 9,2%. У партий оппозиционного «Национального альянса», Народно-республиканской партии (НРП) и Хорошей партии и их ситуационных прокурдских союзников, Партии демократии народов (ПДН), показатель поддержки зафиксирован на уровне 21,82.6,7 и 8,3% соответственно.

Эволюция партийной системы Турции в последние несколько лет привела к тому, что любая политическая власть обретает абсолютное большинство в парламенте только в союзе с другими силами. Приведенные среднеарифметические значения основных соцопросов могут указывать на то, что Эрдоган находится в шаге от потери контроля над парламентом. Это обстоятельство делает следующие выборы особенно важными с точки зрения дальнейшей эволюции политического режима в Турции от незрелой демократии в сторону крайне централизованной системы, допускающей лишь ограниченное соревнование.

Даже в случае перехода парламента в руки оппозиции президентская власть Эрдогана будет иметь возможность продавливать свои решения без особых проблем. Фрагментированность политического пространства и идеологическая поляризация по главным вопросам может быть использована для нейтрализации консолидированного оппозиционного фронта.

С другой стороны, существующий политический режим, очевидно, все больше нацелен не на расширение своего доминирования, а, наоборот, на сохранение уже имеющихся позиций. Правящая сила как в организационном, так и в идеологическом плане достигла своих пределов, что заставляет власти переходить из наступательного в оборонительный режим, где правит другая логика.

Падение популярности правящей партии привело к росту числа не определившихся с выбором – примерно 16,48%. По сути, они составляют третью по численности политическую силу в стране, большинство в которой – органичный электорат правых консервативных сил. Именно с ними правящая партия и нацелена работать, убедить вновь в своей способности разрешать проблемы страны, возобновить свой моральный мандат на власть. С другой стороны, представляющие альтернативу Партии справедливости и развития силы Ахмета Давутоглу и Али Бабаджана могут привлечь голоса значительной части разочарованных Эрдоганом избирателей.

Другим направлением предстоящей работы правящей партии будет организация атак на оппозицию с целью снижения солидарности между силами, объединенными лишь общей идеей противостояния президенту. Важную роль при этом будет играть спекуляция на курдском вопросе в стране, особенно на отношении крупнейшей оппозиционной НРП к данной проблеме.

Впрочем, сам курдский вопрос, особенно в разрезе проблемы сепаратизма и терроризма, сегодня теряет былую актуальность по ряду причин. Турция который месяц ведет военно-полицейские операции на востоке страны, успешно лишая запрещенные организации инициативы. С другой стороны, в октябре 2019 года Турции удалось расколоть анклав под руководством сирийской курдской партии «Демократический союз», которую Анкара считает террористической организацией. Все это способствовало падению ажиотажа вокруг проблем национальной безопасности страны, лишив правящие круги возможности зарабатывать крупные политические очки.

Другим фронтом политического противостояния могут стать споры о природе отношений ФЕТО, движения проповедника Фетхуллаха Гюлена, с действующими политическими силами страны, особенно партией президента. После попытки переворота в 2016 году, в организации которого власти обвиняют это движение, до сих пор не было проделано серьезной, убедительной и объективной работы по выявлению причин и событий, приведших к трагическим событиям. Оппозиция осталась недовольна результатами работы парламентской комиссии по расследованию событий переворота, так как власти якобы сознательно создавали ограничение для ее работы. Предложение о созыве новой комиссии было отвергнуто провластным «Народным альянсом».

Примечательна в этом вопросе роль союзников Эрдогана по альянсу, Партии националистического действия. Лидер партии Бахчели имеет веские причины вести себя уверенно перед атаками оппозиции: ПНД имела минимальный уровень отношений с путчистами до переворота и в свое время провела радикальные чистки своих рядов от немногочисленных сомнительных элементов. При этом Бахчели, отчаянно защищая провластный блок от возобновления официального расследования, настаивает на том, чтобы борьба с недружественными силами внутри государственных органов все же продолжалась.

Бахчели пользуется уникальной ситуацией, в которой оказалась его партия. С одной стороны, из-за падения собственной популярности власти зависимы от союзников в парламенте, где располагают большинством мест. Более того, после чисток государственного аппарата они так и не смогли заменить репрессированные кадры в критических структурах, особенно органах безопасности, своими сторонниками, что заставило Эрдогана опять же полагаться на националистов Бахчели. Лидер ПНД, чувствуя затруднительное положение Эрдогана, пытается удержать власть президента на плаву, но при этом активно расширяя свое собственное влияние в государстве. Впрочем, нельзя исключать, что слухи о здоровье Бахчели могут привести к изменениям в динамике отношений ПНД с властями.

Читать еще:  Арбалет мк-120: усиленные плечи, отзывы, цена, характеристики

Наконец, предвыборный период будет сопровождаться дискуссиями о способности президентской системы эффективно решать насущные проблемы страны. Педалирование оппозицией проблем непотизма и коррупции провластных структур и государственных чиновников будет нивелироваться властями эпизодической демонстрацией достижений турецкой экономики, военно-промышленного комплекса и активной внешней политикой.

В наибольшей степени на политическую динамику предстоящих года-полутора будет оказывать влияние экономическое развитие в стране. Мировая экономическая конъюнктура, например торговые переговоры США и Китая и рост цен на энергоносители, будут также иметь значение для властей при назначении даты досрочных выборов. Немаловажным обстоятельством могут стать и выборы в США в этом году, от результатов которых будет зависеть ход судебного дела вокруг турецкого государственного банка Halkbank и судьба американских санкций против Турции за военно-техническое сотрудничество с РФ.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Победа Эрдогана на президентских выборах в Турции – бонус для России

Реджеп Тайип Эрдоган вновь избран президентом Турции. Фото: REUTERS

На досрочных выборах президента Турции Реджеп Тайип Эрдоган одержал уверенную победу. Турецкий народ оказал ему серьезную поддержку, и теперь президент сможет остаться у власти вплоть до 2029 года. А может и дольше… Сейчас же президент Турции на находится на пике своей политической карьеры. Эрдоган шел к этому долго и напористо: от должности мэра Стамбула в далеком 1994 году до усиленного всеми возможными полномочиями поста президента Турецкой республики в 2018-м. За это время Реджеп Эрдоган сколотил крупнейшую национальную партию, провел необходимые для себя конституционные изменения, и произвел крупнейшую силовую зачистку политических противников.

Результат этих выборов (при явке в приблизительно 90% около 52% населения поддержали Эрдогана) можно сравнить разве что с референдумом о конституционных изменениях 2017 года: они оба подтвердили легитимность Эрдогана как лидера нации и наделили его почти безграничной властью. А как же его оппоненты? Увы, но даже пятимиллионный митинг, собранный главным соперником Эрдогана Мухарремом Индже накануне выборов, так и не смог перерасти в финальную схватку лидеров во втором туре.

Оппозиция в лице кемалистов из СНР, «Хорошей партии» и партии курдского меньшинства имела отличный потенциал. Однако оппозиционеры так и не смогли друг с другом договорится. Как это часто происходит, личные амбиции взяли верх над общими целями. В итоге победоносный «блицкрига» Эрдогана продолжился лидерством его Партии справедливости и развития. Да, пьедестал они поделили с Партией националистического движения, но это уже не столь важно. Самый главный итог такого расположения сил – это вступление в силу после инаугурации результатов референдума 2017 года. На референдум в прошлом году было вынесено рассмотрение18 поправок к Конституции, которые в основном касаются значительного усиления роли президента. В частности, глава государства получает право назначать министров, разгонять парламент, вводить чрезвычайное положение, а также ликвидируется должность премьер-министра и его полномочия переходят к президенту. В общем, если коротко, то Турция из парламентской республики переходит в суперпрезидентскую.

В России, кажется, все рады победе Эрдогана, в том числе и Владимир Путин, который уже успел поздравить его. Так на какие же бонусы от победы Эрдогана мы можем рассчитывать?

С точки зрения России, результаты Турецкой выборной кампании дополняют складывающийся благоприятный для нас геополитический тренд на разобщенность главных мировых лидеров (да, принцип «разделяй и властвуй» не очень благороден, но зато испокон веков эффективен). Сначала мы начали вбивать клин между Европой и США, заключив долгосрочный контракт с Австрией на поставку газа, теперь вот можем продолжать вести переговоры с Турцией, которая тоже заинтересована в нашем газе, и при этом негативно настроена к США, которые развязали торговую войну. Эрдоган, хоть и не входит в ТОП-10 мировых лидеров по уровню влияния, однако он — член нашего Астанинского переговорного формата по урегулированию кризиса в Сирии. К тому же он – хоть и не простой, но все же, партнер в газовых проектах.

Однако переизбрание Эрдогана ещё не означает, что переговоры теперь будут лёгкими и простыми. Турция сотрудничает с российским Газпромом в части строительства второй ветки «Турецкого потока», который обеспечит газом Южную Европу, но при этом турки развивают альтернативный Трансанатолийский газопровод, ведущий топливо из Азербайджана, а в наш «Турецкий поток» желают подмешивать иранский газ для создания конкуренции. Не стоит забывать и про Сирию. Страна являлась территорией бывшей Османской империи, и, поскольку Эрдоган берет курс на её восстановление, действия РФ в Сирии могут не устроить президента. Но, тем не менее, прогнозируемое меркантильное лукавство турецкого режима кажется стабильнее и понятнее, чем изворотливость тех стран, которые строят свою политику на антироссийских позициях. Иметь дело с Эрдоганом удобнее, чем с его конкурентами: турецкий президент сейчас крепко сидит в своём кресле, его на данный момент не способны «сожрать» ни ЕС, ни США. К тому же Эрдоган имеет рычаги воздействия на ЕС через регулирование каналов беженцев и формирующийся крупнейший в Средиземноморье газовый хаб.

Читать еще:  Большие возможности. Glock 17 The Duke

Наконец, России выгодно неоднозначное для НАТО/США поведение Турции. После того как Турция решила купить у нас зенитно-ракетные комплексы С-400, и сама предложила развернуть производство на своей территории новейших комплексов С-500, возник вопрос относительно будущего НАТОвских военных баз на турецкой территории.

Все это образовывает бреши в некогда стройных рядах Североатлантического Альянса. Но самая главная точка соприкосновения Турции и России заключается в том, что Турцию также как и нас, не устраивает сегодняшнее навязанное положение в однополярном мире мировой политики. И Россия, и Турция борются за свое место под солнцем, разрушая гегемонию чужих смыслов и ценностей, идея которых, как правило, сводится к простому сдерживанию и удушению конкурента.

Однако, несмотря на пересекающиеся интересы стран, необходимо также понимать существование определенного риска, ведь уверенная победа Эрдогана на выборах президента позволит ему занять более жесткую позицию в переговорах не только с Западом, но и с Россией. Поэтому, возможно, Турция Эрдогана и не является союзником для России в широком смысле этого слова. Но попутчиком и соратником на ближайшее турбулентное время она для нас может быть полезным. Так что поздравим Турцию с удобной для России победой Рэджепа Эрдогана!

В ТЕМУ

Эрдоган продолжается: что значат исторические выборы в Турции для России

Реджеп Тайип Эрдоган снова стал президентом Турции, набрав больше 50% голосов (и еще больше за границей). Его главный соперник Мухаррем Индже получил 27%, после чего сказал, что признает поражение в битве, но не войне. (подробности)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Исторические выборы в Турции: что там вообще происходит?

Голосование в Турции проходит досрочно. Ранее оно планировалось на ноябрь 2019-го. Несколько часов назад избирательные участки закрылись и начался подсчет голосов. Если Эрдоган не победит в первом туре (то есть не наберет 50% + 1 голос), битва продолжится 8-го июля. Корреспондент «Комсомолки» прошелся по Стамбулу и понаблюдал за ходом самого масштабного и долгожданного события в стране. (подробности)

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган переизбран на новый срок

По предварительным данным, после обработки почти всех бюллетеней Реджеп Эрдоган набирает более 52% голосов, таким образом второй тур не понадобится. Одновременно Эрдоган празднует еще один успех — его партия справедливости и развития лидирует и на парламентских выборах, которые состоялись в один день с президентскими.

Как только голоса подсчитали, Стамбул вышел праздновать победу Реджепа Эрдогана. Этот политик уже 16 лет у власти в Турции. Сначала был премьером, потом президентом. Ни разу не проиграл выборы. Но эта кампания была для Эрдогана самой сложной.

Сторонники действующего президента тоже до последнего момента не были уверены в победе. Социологи прогнозировали второй тур, а западная пресса писала, что Эрдоган теряет популярность.

Традиционный электорат Реджепа Эрдогана — это восток Турции, религиозные семьи, консервативные люди, которые мечтают о сильной независимой Турции, как во времена Османской империи.

Но сам Эрдоган вместе с внуками голосовал в Стамбуле. Это было символически важно, потому что накануне здесь прошел грандиозный митинг его главного соперника. Оппозиционер Мухаррем Индже собрал пять миллионов своих сторонников – это треть жителей Стамбула. А этой ночью он уже признал поражение – 30% голосов, в то время как у Эрдогана – 53%.

С тех пор как два года назад в Турции была попытка госпереворота, Эрдоган пережил кризис недоверия. Он ввел режим чрезвычайного положения и организовал референдум с вопросом об укреплении президентской власти. Турки одобрили этот план. Но в силу новая конституция вступает только после нынешних выборов.

«При поддержке, которую мы получили от наших людей, мы будем продолжать оказывать решительный ответ тем, кто угрожает нашей стране через террористические организации внутри и за пределами наших границ», — заявил Реджеп Эрдоган.

Эрдоган обещал отменить режим чрезвычайного положения в Турции сразу после выборов. Но пока шло голосование, на участках можно было увидеть военную технику и автоматчиков. Был запрет на продажу алкоголя, и даже чайные заведения сегодня были закрыты до вечера, ведь политический процесс в Турции зреет не в предвыборных штабах.

Но как только участки закрылись, турецкие мужчины отправились в чайхану, в том числе и турецкий актер Неджет Кокеш. Пока считали голоса, Турция успела выпить миллионы литров крепкого чая.

Интересно, что на парламентских выборах, которые состоялись одновременно с президентскими, партия Эрдогана тоже лидировала. Так что переизбранный президент Турции будет иметь почти неограниченную власть.

Турция хочет стать сверхдержавой: что значат слова Эрдогана о «центре мирового порядка»

Эрдоган заявил, что Анкара стала центром нового мирового порядка, и призвал тюркоязычные государства готовиться к главной роли в мире после пандемии коронавируса. Что всё это значит, и как давно такие амбиции у турецкого президента, попытался разобраться автор Telegram-канала «Стамбульский волк».

Читать еще:  Малый водоплавающий автомобиль газ-011

Турция как центр мирового порядка

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган во вторник на встрече с руководящими кадрами своего политического движения — Партии справедливости и развития (ПСР) заявил, что Турция после последствий коронавирусной пандемии станет одним из центров нового мирового порядка. Он также добавил, что в мире сложился кризис, которому не было равных со времен Второй мировой войны. По его словам, Турция должна начать думать о том, как использовать эту возможность.

«Впервые со времен Второй мировой войны Турция получила возможность оказаться в центре процесса передела мирового порядка. Мы должны оценить её и подготовиться интеллектуально и физически к её реализации. Нам также нужна строгая подготовка в соответствии с нашей политической повесткой дня и в соответствии с ожиданиями нашей нации», — заявил Эрдоган.

Эти заявления турецкого президента подхватили многие проправительственные эксперты и журналисты. Но ярче всего эти слова прокомментировал на своей странице в Twitter главный редактор газеты Yeni Şafak Ибрагим Карагюль: «Т.е. мы новая мировая сверхдержава».

Salgını yatay seyre geçirmeye başladık.

Bayram sonrası ülkemizin normal hayata geçişini hedefliyoruz.

Küresel düşeyde yeniden yapılanma sürecinin merkezindeyiz.

Yani, Türkiye dünyanın yeni süper gücü.

— İbrahim Karagül (@ibrahimkaragul) April 21, 2020

Другой Ибрагим — пресс-секретарь турецкого президента Ибрагим Калын, объяснил слова своего начальника так:

«Мировой порядок долгое время не имел порядка, гармонии или справедливости. Долгое время неравенство порождало несправедливость. Поэтому наш Президент каждый раз говорит: «мир больше пяти». Т.е. нужно изменить не только систему Совета Безопасности ООН, но и весь мировой порядок»

«Мир больше пяти»

Калын не зря вспомнил выражение турецкого президента «мир больше пяти». Эти слова и заявления об изменении роли Турции – звенья одной цепи. Турецкому лидеру не нравится то, что в Совете Безопасности Организации Объединенных Наций присутствует всего пять постоянных членов (Россия, США, Китай, Великобритания, Франция). О чем он говорит каждый раз, когда возникает такая возможность.

Или, если говорить начистоту – Эрдогану не нравится, что Турция не входит в СБ ООН так, как ему бы этого хотелось.

Впервые турецкий лидер заявил об этом в сентябре 2013 года, еще будучи премьер-министром Турции. С тех пор многое изменилось, особенно после 2016 года: попытка переворота, чистка во всех госструктурах, переход от парламентской к президентской республике, которая дала больше рычагов правления Эрдогану. С этим влиянием, с неприкрытыми амбициями на севере Сирии и прикрытыми в Восточном Средиземноморье, турецкий президент возобновил эту риторику в 2018 году. Кстати, забавно, что президент Турции в марте прошлого года предприимчиво запатентовал выражение «Мир больше пяти» в качестве товарного знака.

Между тем, выступая на 74-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, Эрдоган свою навязчивую идею объяснил следующими словами:

«Годами с этой трибуны я говорю о том, что судьба человечества не может зависеть от воли ограниченного числа стран. Сегодня здесь я снова скажу: мир больше пяти государств. Уже давно пора изменить и наше мышление, и наши институты, и наши нормы. Даже одного только неравенства между государствами, обладающими ядерным оружием, и безъядерными государствами достаточно для того, чтобы подорвать глобальное равновесие. Как и всех остальных, нас тревожит то обстоятельство, что страны, располагающие ядерными вооружениями, угрожают особенно тем, у кого нет такого оружия. И оружие массового уничтожения на основе ядерного потенциала используется как козырь в каждом кризисе, вместо того чтобы подлежать полной ликвидации. Этот потенциал должен быть или запрещен для всех, или открыт для всех».

Ядерные боеголовки для Турции

Интересно, что незадолго до Генассамблеии, турецкий президент заговорил о владении ядерным вооружением, заявив, что его не устраивает то, что у кого-то есть боеголовки, а у Турции – нет.

«Нам говорят: не вздумайте создавать ядерное оружие, а я им привожу в пример Израиль, который находится по соседству и всем угрожает этим вооружением. Я такого не приемлю», — сказал Эрдоган.

Эрдоган тюркским государствам: готовьтесь править!

Важно то, что турецкий лидер за последние несколько недель не первый раз говорит в таком ключе. Более того – он собирается разделить это мировое правление с тюркоязычными государствами.

«C позволения Аллаха мы, конечно, выиграем войну с коронавирусом. А потом мы столкнемся с реальностью нового мира. По этой причине, с одной стороны продолжая нашу борьбу с инфекцией, с другой стороны, мы должны подготовиться к периоду после пандемии», — сказал турецкий лидер на видеоконференции саммита Тюркского совета.

Чего добивается турецкий лидер? Исходя из выше сказанного, вывод навязывается сам собой: Эрдоган хочет быть главой тюркского мира, с ядерным вооружением, членом Совбеза ООН, и сверхдержавой нового мирового порядка.

То, что Эрдоган заговорил о тюркоязычных государствах, а не предложил то же самое лидерам исламского мира, говорит о изменившихся предпочтениях турецкого президента под влиянием коалиции с националистами. К которым он словно приковал себя цепями, ведь без их поддержки у него уже нет влияния ни на принятия решений в парламенте, ни в других сферах жизнедеятельности государства.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector