0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Правда о штрафбатах: штрафные подразделения ссср и германии

Красная Армия или вермахт: чьи штрафбаты были страшней

В штрафные подразделения РККА и вермахта направлялись военнослужащие с запятнанной репутацией, и их бросали на самые тяжелые участки фронтов или для выполнения карательных функций (гитлеровские соединения, такие, как дивизия СС «Дирлевангер»). В вермахте штрафники появились позже, чем в Красной Армии.

Для чего их создавали

Известный российский публицист Сергей Варшавчик пишет, что в Красной Армии штрафроты впервые возникли уже через год после создания РККА – в 1919 году, и инициатором формирования подобных подразделений был Лев Троцкий. В Великой Отечественной войне штрафные части начали комплектовать с конца июля 1942 года после выхода знаменитого приказа Иосифа Сталина No 227, более известного как «Ни шагу назад!».

Как сказано в тексте приказа, советские штрафбаты формировались для укрепления воинской дисциплины в критический период, когда РККА уже оставила Украину, Белоруссию, Прибалтику, Донбасс и многие другие территории СССР. Причем Сталин прямо ссылался на положительный гитлеровский опыт – когда в вермахте ухудшилась ситуация с соблюдением приказов командования, там приняли решение о создании 100 рот и порядка 10 штрафбатов, куда зачислялись нарушители воинской дисциплины.

Как уточняет Сергей Варшавчик, Сталин, ссылаясь на данный опыт вермахта, имел ввиду поражения гитлеровцев под Москвой, Ростовом-на-Дону и Тихвином в начале 1942 года, тогда созданные немцами штрафные подразделения распределялись по периметру Восточного фронта.

Чем отличались гитлеровские и советские штрафники

В книге Александра Пересвета «По ту сторону прицела, по эту сторону души», есть эпизод с беседой автора, в которой Пересвет расспрашивает одного из гитлеровских штрафников, воевавшего в подразделении Feldstrafgefangenabteilungen и попавшего в плен (потому в итоге и выжившего). У военнослужащих нацистских штрафбатов, в отличие от аналогичных подразделений РККА, пленение было одним из двух вариантов освобождения от боев. Второй – смерть. В Красной Армии отличившимся в сражениях штрафникам (не обязательно после получения ранений) чаще всего возвращали награды и звания, а также отправляли их в обычные строевые части как искупивших вину.

У гитлеровцев во Второй мировой войне существовали два вида штрафных батальонов – «500-е» и «999-е» (с этих цифр начинались их номера). Первые были боевыми (они назывались исправительными), вторые представляли собой военные каторги, где безоружных солдат и офицеров бессрочно использовали на оборонительных работах. Для проштрафившихся в 999-х батальонах существовали концлагеря, где гитлеровцы находились, будучи лишенными статуса военнослужащих.

В отличие от штрафбатов РККА, гитлеровские подразделения штрафников в СС, куда набирали профессиональных преступников и другие отбросы общества, использовали как карательные – против мирного населения и партизан. Штрафные батальоны Красной Армии, формировались, в основном из нарушителей воинской дисциплины, реже – из осужденных за нетяжкие преступления.

Каратели Оскара Дирлевангера: их боялись и презирали даже в СС

Немецкий историк Хельмут Ауэрбах в 60-х годах ХХ века в своей книге «Die Einheit Dirlewanger» писал о самом знаменитом подразделении штрафников СС, отметившимся во Второй Мировой войне участием в многочисленных карательных акциях. Эта 36-я дивизия СС состояла из осужденных за тяжкие преступления, и ее численность к 1944 году достигала 6 тысяч человек. По данным британского военного историка Гордона Уильямсона, только при подавлении Варшавского восстания в 1944 году каратели Отто Дирлевангера уничтожили десятки тысяч мирных граждан. В СССР наиболее известная карательная акция, в которой принимал участие полк этой дивизии, – уничтожение белорусской Хатыни, где подчиненные Дирлевангера сожгли заживо 149 жителей деревни.

Хельмут Ауэрбах, ссылаясь на документы гитлеровского командования, писал, что действия подразделения Дирлевангера из-за неподконтрольности штрафников неоднократно вызывали неприятие даже у высшего руководства СС, а самих карателей откровенно презирали другие эсэсовцы.

Атакующие штрафбатовцы РККА – жуткое зрелище

Одно из самых зловещих штрафных подразделений для немцев в Великой Отечественной – «банда Рокоссовского», как сами гитлеровцы прозвали 8-й отдельный штрафной батальон (по фамилии командующего Центральным фронтом Константина Рокоссовского). Курский набор этого штрафбата состоял исключительно из офицеров.

Инженер саперной роты Семен Басов оказался в 8-м ОШБ в качестве рядового после побега из плена и проверки СМЕРШа. Басов писал, что в Курской битве при штурме одной из высот, в котором он сам участвовал, немцы не дождались «бандитов Рокоссовского» и в ужасе бежали, покинув позиции. Басова в том бою ранило, ему после этого сражения приказом Константина Рокоссовского вернули звание и направили из штрафбата в прежнее подразделение, где военный инженер служил до пленения, назначили на более высокую должность.

Рядовой штрафбата Михаил Аллер вспоминал: атака советского штрафного батальона в Великой Отечественной даже для эсэсовцев была страшна – нападающие не давали обороняющимся шанса выжить, рубя немцев основным рукопашным орудием – саперными лопатками. В конце войны советских штрафников смертельно боялись власовцы – как говорил в одном из интервью бывший замкомандира 163-й штрафной роты 51-й армии Ефим Гольбрайх, военнослужащих РОА в РККА в плен предпочитали не брать, расстреливали на месте.

Правда о штрафбатах

Неофицерских штрафбатов не существовало
Штрафные батальоны фронтов и отдельные штрафные роты стали создаваться во исполнение приказа народного комиссара обороны СССР № 227 от 28 июля 1942 года, ставшего известным как приказ Сталина «Ни шагу назад». Вопреки популярной телеподелке реальность не стыкуется с либеральными мифами.

В приказе № 227, в частности, говорилось:

«1. Военным советам фронтов и прежде всего командующим фронтами:

а) безусловно ликвидировать отступательные настроения в войсках и железной рукой пресекать пропаганду о том, что мы можем и должны якобы отступать и дальше на восток, что от такого отступления не будет якобы вреда;

б) безусловно снимать с поста и направлять в ставку для привлечения к военному суду командующих армиями, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций без приказа командования фронта;

в) сформировать в пределах фронта от одного до трех (смотря по обстановке) штрафных батальонов (по 800 человек), куда направлять средних и старших командиров и соответствующих политработников всех родов войск, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления против Родины».

8-й отдельный штрафной батальон

И уже 1 августа 1942 года командующий войсками Сталинградского фронта генерал-лейтенант Гордов приказал войскам 62-й армии: «1. К 3.8.42 сформировать два фронтовых штрафных батальона по 800 человек в каждом, куда направлять средних и старших командиров и соответствующих политработников, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости».

У сформированных по временным штатам 1 и 2-го батальонов и номера тоже были временными, для внутрифронтового использования. К концу сентября стало ясно, что два штрафбата фронт, теперь уже Донской, укомплектовать не сможет.

Приказом по войскам № 09/0125 от 30 сентября 1942 года 2-й ОШБ был расформирован, а его командный и политический состав (33 человека) направлен на доукомплектование 1-го.

Штрафбат имел номер первый. На любом фронте, где потом формировались штрафбаты, их нумерация начиналась с № 1. Лишь значительно позже, 25 ноября 1942 года распоряжением начальника Оргштатного управления Главного управления формирования Красной армии № орг. /2/78950 штрафным батальонам всех фронтов были присвоены номера.

14 декабря 1942 года приказом по батальону № 120 было объявлено, что Отдельному штрафному батальону Донского фронта присвоен № 8. Командира и военного комиссара ОШБ подбирал и утверждал Военный совет фронта. Комбат имел права командира дивизии. Комбату и штабу разрешалось подыскивать подходящих командиров рот и взводов в Отдельном полку резерва офицерского состава (ОПРОС).

Постоянное ядро ОШБ, кроме командира и комиссара, состояло из заместителя комбата (по строевой части), офицеров штаба и политаппарата, командиров и политруков трех стрелковых рот и роты противотанковых ружей, командиров и политруков взводов, нескольких интендантов, военврача и военфельдшера. Помимо офицеров в ротах на постоянной основе служили шесть сержантов и красноармейцев (писарь-каптенариус, санинструктор и четыре санитара-носильщика). Только из нештрафников состоял взвод снабжения и позднее предусмотренный штатом комендантский взвод, в задачу которого входила надежная охрана штаба с огромным количеством документов на каждого штрафника.

Срок выслуги на офицерских должностях в штрафных частях согласно приказу НКО № 298 – 42 года исчислялся 1 месяц за 6 при назначении пенсии.

На 15 августа 1942 года в 1-м ОШБ Сталинградского фронта числились 95 военнослужащих постоянного состава (из них 29 сверх штата до особого распоряжения). Это были проверенные боями люди.

Начавший воевать в 8-м ОШБ с сентября 1942 года в качестве заместителя командира минометного взвода по политчасти политрук Павел Ильич Пиун так рассказывал о своем назначении в постоянный состав штрафбата. В сентябре 1942 года офицерский состав 27 ОПРОСа Сталинградского фронта был построен для получения назначений в боевые подразделения. Представитель кадрового аппарата фронта (а может, это был кто-то из командования или штаба ОШБ) был, видимо, человеком, не лишенным чувства юмора. Объявив, что требуется командный состав в штрафной офицерский батальон, он спросил, есть ли добровольцы. Вперед никто не шагнул. «Тогда, – продолжил кадровик, – добровольцы такие-то, выйти из строя». И назвал несколько фамилий, в том числе фамилию Пиун. Не исключено, что на политрука Пиуна выбор пал по той причине, что к тому времени он был уже обстрелянным солдатом, отступавшим с боями через Белоруссию, защищавшим Москву под Наро-Фоминском. Но были и другие примеры. Как вспоминает теперь уже многим известный своими книгами о 8-м ОШБ «штрафбатя» Александр Васильевич Пыльцын, в конце декабря 1943 года, посмотрев в том же ОПРОСе тощее личное дело молодого лейтенанта, начальник штаба этого штрафбата Лозовой Василий Афанасьевич сказал ему: «Мне все ясно. Пойдешь, лейтенант, к нам в штрафбат».

Первым командиром батальона был назначен гвардии майор Яков Федорович Григорьев, а комиссаром – батальонный комиссар Павел Прохорович Ларенок, о чем в приказе по батальону № 1 от 15 августа 1942 года объявил только что назначенный комбат.

Читать еще:  Современный. Коллиматорный прицел Steiner Micro Reflex Sight

За батальоном закреплялся оперуполномоченный особого отдела НКВД фронта лейтенант Павел Тимофеевич Ефимов.

Следует знать, что переменный состав штрафбата комплектовался только из провинившихся офицеров. Неофицерских штрафбатов не существовало. Их не следует путать со штрафными ротами, в которые направлялись рядовые и сержанты, проявившие трусость и паникерство в бою, дезертиры или совершившие другие преступления. В 8-м ОШБ штрафников называли «боец-переменник». К своим командирам они обращались, как обычно принято в армии, например товарищ капитан.

В штрафбаты офицера мог направить без приговора военного трибунала командир дивизии, равный ему или более высокий начальник только за трусость или неустойчивость на поле боя на срок от одного до трех месяцев. При всех других преступлениях судьбу виновного определял военный трибунал, руководствовавшийся, как правило, такой «нормой»: лишение свободы до десяти лет – три месяца штрафбата, до восьми лет – два месяца, а пять и менее приравнивались к одному месяцу. На время пребывания в штрафбате штрафники лишались офицерского звания и имевшихся у них к тому времени наград.

Кровью и жизнью

Первые серьезные боевые потери 1-й штрафбат понес в полосе действий 24-й армии генерала И. В. Галанина на высоте 108,4 в районе села Котлубань Сталинградской области. Там, как сказано в приказе, проявив отвагу и мужество, погибли смертью храбрых 19 «бойцов-переменников» и один командир взвода, 28 «бойцов-переменников» получили ранения. Все погибшие были захоронены на южных скатах той же высоты.

Из целого ряда донесений, имеющихся в Центральном архиве МО в Подольске, с которыми удалось ознакомиться А. В. Пыльцыну, можно составить представление о тогдашнем штрафном контингенте.

Так, например, за период со 2 октября 1942 по 1 января 1943 года в батальон поступили 154 осужденных военными трибуналами и 177 направленных по приказам командиров дивизий и выше – за трусость и другие прегрешения на поле боя. Всего – 331 человек. За это же время потери составили 71 убитый и 138 раненых (209 человек!).

Они искупили свою вину, кто кровью, а кто и жизнью. Но вот еще несколько цифр из тех же донесений.

Освобождены досрочно за боевые отличия 54 человека, по окончании срока – 15. Значит, без пролития крови 69 штрафников заслужили прощение Родины. Награждены орденами три штрафника, медалями – пять (итого – восемь).

Потери среди офицеров постоянного состава: убиты – десять, ранены – восемь. Награждены орденами – два. На 30 декабря 1942 года состав «бойцов-переменников» 1-го ОШБ Донского фронта представлял собой следующее.

Начальники штабов дивизий, бригад и им равных – 6, командиры полков и им равных – 14, командиры батальонов, дивизионов – 13, командиры рот, батарей – 41, командиры взводов, заместители командиров рот – 100, командиры танков – 11, штабные офицеры полка, батальона – 12, политработники полка, батальона – 11, политруки рот, батарей и им равных – 26, офицеры Военно-воздушных сил – 24, начальники служб, складов, арт- и автотехников – 17, работники райвоенкоматов, военторга – 2, секретарь военного трибунала – 1, оперуполномоченный Особого отдела НКВД – 1.

По воинским званиям: полковник и равные ему – 1, подполковник и равные – 4, майор и равные – 5, капитан и равные – 26, старший лейтенант и равные – 44, лейтенант, младший лейтенант и равные – 199, лейтенант госбезопасности – 1.

Смена комбата ОШБ ДФ была произведена 3 ноября 1942 года, в должность командира 1-го штрафбата на основании приказа войскам Донского фронта № ОКФ/3010 вступил гвардии майор Дмитрий Ермолович Бурков.

В полном составе 8-й ОШБ уже под командованием подполковника Аркадия Александровича Осипова был введен в бой впервые только на Курской дуге. К июлю 1943 года (начало Курской битвы) батальон был сформирован и занял оборону в районе Поныри-Малоархангельское Орловской области на участке 7-й Литовской стрелковой дивизии. В батальоне на тот момент имелись 698 штрафников (по штату 769) при 100 штатных офицерах постоянного состава (недоставало 31). Из числа «бойцов-переменников» только 39 находились по приказам командиров, зато 207 – по приговорам военных трибуналов и 452 бывших в плену и окружении. Среднемесячная численность штрафников в штрафном батальоне составляла 225 человек, а не 800, как предписывалось приказом, и они в боевых действиях использовались, как правило, поротно.

Мифы о заградотрядах

Как пишет А. В. Пыльцын, в 1943– 1944 годах переменный состав уже можно было поделить на две категории: первая – бывшие военнопленные и вышедшие из окружения или из освобожденных от оккупации территорий («окруженцы»), а вторая – бывшие офицеры фронтовых или тыловых подразделений, осужденные военными трибуналами или направленные в штрафбат решением командиров дивизий и выше.

Конечно, у каждого провинность была своя. Рядом могли находиться растративший имущество где-то в тылу пожилой техник-лейтенант и юный балбес-лейтенант, опоздавший из отпуска или устроивший пьяную драку. Были, конечно, и мерзкие личности, как инженер-майор Г., о котором как о патологическом трусе, осужденном за шантаж и сексуальные домогательства к девушкам-солдаткам, рассказывает Пыльцын в своих книгах.

По штату батальону полагалось иметь на вооружении 435 винтовок, 139 автоматов, 27 ручных пулеметов (по пулемету на каждое отделение стрелковых взводов), 16 противотанковых ружей, по одному ротному 50-миллиметровому миномету. Начиная с боев на Курской дуге в батальоне были сформированы четыре другие роты – автоматчиков, пулеметная, двухвзводного состава рота ПТР и двухвзводная, вооруженная 82-миллиметровыми минометами.

Под командой подполковника А. А. Осипова 8-й ОШБ особенно отличился в феврале 1944 года в Рогачевско-Жлобинской операции, когда штрафбат, скрытно преодолев линию фронта, в полном составе пять дней дерзко действовал в тылу врага. И никаких заградотрядов (ни заградотрядов НКВД до 20 ноября 1944-го, ни – с 12 сентября и до конца 1941 года – армейских. – Прим. ред.)! Командующий 3-й армией генерал Горбатов освободил более чем из 800 штрафников почти 600 от дальнейшего пребывания в штрафбате без «пролития крови», не будучи ранеными. Они все были восстановлены в офицерских правах досрочно, то есть еще не пройдя установленного срока наказания, даже если всего-то в боях многие из них были только эти пять дней.

По итогам рейда многим теперь уже бывшим «бойцам-переменникам» за совершенные ими подвиги были вручены боевые награды: ордена Славы III степени, медали «За отвагу» и «За боевые заслуги». Как отмечает Пыльцын, штрафники не очень радовались ордену Славы. Дело в том, что он был по статусу солдатским и офицерам не полагался. Многим хотелось скрыть свое пребывание в штрафбате в качестве осужденных, а такой орден был свидетельством этого.

Приказы о восстановлении офицерского состава в воинских званиях составлялись раздельно по погибшим, раненым, освобожденным за подвиги, проявленные на поле боя, и по тем, кто отбыл определенный за преступление срок пребывания в штрафном батальоне.

Процедура реабилитации заключалась в том, что представители от армейских (фронтовых) трибуналов и штаба фронта рассматривали характеристики на освобождаемых штрафников и принимали предварительные решения о снятии судимости с осужденных и восстановлении в воинских званиях, которые потом по приказу командующего фронтом вступали в законную силу. Представители старших штабов выносили постановления о возвращении наград и выдавали соответствующие документы.

После Рогачева впереди были бои под Жлобином, за Брест, Висла, Наревский плацдарм, тяжелые потери при захвате плацдарма на реке Одер, в районе Кенигсберга-на-Одере. В августе 1944 года четвертым командиром штрафбата стал подполковник Николай Никитович Батурин. Начав свою историю со Сталинградского фронта, 8-й ОШБ, воевал на Донском, Центральном и Белорусском фронтах и закончил войну в составе 1-го Белорусского под Берлином.

Правда о штрафбатах: штрафные подразделения СССР и Германии

—Штрафбат: наказание и искупление

—Советские штрафные подразделения

—Насколько важны были штрафники

—Отдельные штурмовые батальоны

Вы лучше лес рубите на гробы — в прорыв идут штрафные батальоны!

Среди огромного количества трагических страниц Второй мировой войны история штрафных подразделений занимает особое место. Несмотря на то что с момента окончания войны прошло уже более 75 лет, вокруг штрафбатов до сих пор не утихают споры.

В советское время эту тему не любили. Нельзя сказать, что в СССР полностью отрицали существование штрафных рот и батальонов во время войны, но получить точную информацию о количестве штрафников, их использовании на фронте и потерях подобных подразделений историки не могли.

В конце 80-х годов, как водится, маятник качнулся в обратную сторону. В прессе стало появляться огромное количество материалов по штрафбатам, были сняты фильмы на эту тему. Стали модными статьи о героях штрафбатов, которым в спину стреляли НКВДшники из заградотрядов. Апофеозом этой кампании стал сериал про войну «Штрафбат», снятый режиссером Николаем Достанем в 2004 году. Несмотря на хороший актерский состав, об этом произведении можно сказать только одно: почти все показанное в нем — неправда.

Какая же она, правда о штрафбатах? Она горькая и жесткая, точно такая же, как и вся эпоха, к которой принадлежит это явление. Однако в теме штрафбатов нет той безысходности, которую часто изображают оппоненты коммунистического режима.

Идея создания штрафных подразделений абсолютно вписывалась в логику системы, предельно жесткой и бесчеловечной, она не вызывала тогда особых обвинений в несправедливости: виноват — искупи кровью. В то время миллионы советских граждан были стерты в «лагерную пыль» безо всякой возможности искупления.

Кстати, в этом отношении советские штрафбаты и штрафроты можно назвать более «гуманными», чем штрафбаты вермахта — о них знают гораздо меньше — выжить в которых можно было только чудом.

В последние годы появились неплохие исследования на эту тему, ветеранами, служившими в штрафбатах, написаны воспоминания (Пыльцин «Как офицерский штрафбат дошел до Берлина»), сняты документальные фильмы. Любой желающий может получить объективную информацию об этой стороне войны. Внесем и мы свою посильную лепту в это благое дело.

Штрафбат: наказание и искупление

Штрафные подразделения — это воинские части, укомплектованные военнослужащими, которые совершили те или иные — обычно не слишком тяжкие — преступления. За серьезные правонарушения обычно полагалась смертная казнь, которая в РККА и вермахте применялась весьма широко. Соответственно, военнослужащих штрафных частей обычно называли штрафниками.

Читать еще:  Российский пассажирский самолет мс-21: есть ли шанс на прорыв?

В период Второй мировой войны в СССР существовали два вида штрафных подразделений: штрафные батальоны и штрафные роты. Примерно в середине войны — 1943 год — в РККА стали создаваться отдельные штурмовые стрелковые батальоны, в которые попадали солдаты и офицеры, длительное время находившиеся на оккупированной территории. Служба в подобных подразделениях практически ничем не отличалась от штрафбатов, аналогичной была и практика их использования. Однако были у штурмовых батальонов и некоторые отличия, о которых будет рассказано ниже.

Однако не следует считать, что штрафники — это советское изобретение: в Гзрмании штрафные части появились еще до начала Второй мировой. Хотя, практика использования провинившихся солдат на самых опасных участках боевых действий гораздо старше.

Штрафников использовали еще в Древней Спарте, об этом писал древнегреческий историк Ксенофонт. Особые подразделения, состоящие из дезертиров и уклонистов, были и в Великой армии Наполеона, для поднятия боевого духа сзади их «подбадривали» артиллерийским огнем.

В российской императорской армии штрафные части были сформированы в конце Первой мировой войны, в 1917 году. Но в то время даже такая мера не могла спасти ситуацию на фронте, штрафники участия в боях не принимали и через несколько месяцев эти подразделения были распущены.

Штрафные части использовались и в период Гражданской войны. В 1919 году по приказу Троцкого были сформированы штрафные роты для дезертиров и лиц, совершивших уголовные преступления.

В СССР появление штрафных рот и батальонов связано со знаменитым приказом №227, который наши военные историки часто называют приказом «Ни шагу назад!». Он был опубликован в июле 1942 года, в самый тяжелый для Советского Союза период войны, когда немецкие части рвались к Волге. Не будет преувеличением сказать, что в этот момент судьба страны висела на волоске.

Штрафбаты и штрафроты в Красной армии существовали до самого конца войны, некоторые из них действительно сумели дойти до Берлина. Последняя штрафная рота была расформирована в июне 1945 года.

До конца войны использовались и немецкие штрафбаты.

Советские штрафные подразделения

В Красной армии существовало два типа штрафных подразделений: штрафной батальон (численность около 800 человек) и штрафные роты (обычно они насчитывали 150-200 бойцов). За все время войны на фронте существовало всего 65 отдельных штрафных батальонов (не единовременно, а вообще) и 1037 штрафных рот. Эти цифры нельзя назвать точными, так как данные подразделения постоянно (примерно через несколько месяцев) расформировывались и создавались вновь. С 1942 по 1945 год постоянно просуществовал только один-единственный штрафной батальон — 9-й отдельный.

В штрафные батальоны направлялись военнослужащие из числа среднего и старшего командного состава за совершение нетяжких воинских и уголовных преступлений. Отправка в штрафбат происходила по приговору военного трибунала, срок наказания варьировался от одного месяца до трех. Все офицеры, направленные в штрафные батальоны, подлежали разжалованию в рядовые, их награды передавались на хранение в отделы кадров. В пределах одного фронта обычно создавалось от одного до трех штрафных батальонов.

Военнослужащий мог покинуть ряды штрафников по истечении срока наказания либо по ранению. Выражение «искупить свою вину кровью» следует воспринимать в буквально смысле слова: ранение, полученное бойцом даже в первый день пребывания в штрафбате, возвращало его в обычную строевую часть в прежней должности. Известны случаи, когда фронт, на котором находился штрафбат, несколько месяцев не участвовал в боях и военнослужащие, отбыв срок наказания, опять возвращались в свои части, ни разу так и не поучаствовав в боях. Штрафникам, отличившимся в бою, могли уменьшить срок наказания. Иногда их даже представляли к наградам.

Штрафникам, получившим увечье, назначалась пенсия, исходя из оклада на последней должности. Родственникам убитых военнослужащих платились денежные пособия на общих основаниях.

В штрафные роты попадали солдаты или военнослужащие младшего командного состава. Обычно в армии существовало от пяти до десяти подобных подразделений. В остальном штрафная рота мало чем отличалась от батальона.

Следует отметить, что личный состав штрафных подразделений в СССР делился на две категории: постоянный и переменный. К постоянному составу относилось командование батальона (роты), в том числе штаб подразделения, командиры рот и взводов, политработники, санинструкторы, старшины, связисты и писари. Так что командир штрафбата (или штрафроты) не мог быть штрафником. Командному составу подобных частей полагались довольно существенные льготы: один месяц службы засчитывался за шесть.

Теперь несколько слов о личном составе советских штрафных подразделений. В штрафбаты попадали офицеры, а в штрафроты, кроме солдат и сержантов, могли быть отправлены и гражданские лица, совершившие те или иные преступления. Однако судам и военным трибуналам было запрещено направлять в штрафроты людей, осужденных за особо тяжкие преступления (убийства, грабежи, разбой, изнасилования). Не могли попасть в подобные части и воры-рецидивисты или люди, ранее привлекавшиеся к суду по особо тяжким статьям УК. Логика подобных действий понятна: профессиональные преступники имеют особую психологию, которая мало совместима с армейской службой.

Не отправляли в штрафроты и осужденных по политическим статьям, что тоже можно легко объяснить: эти люди считались «врагами народа», которым нельзя доверять оружие.

Впрочем, большое количество фактов, дошедших до нас, свидетельствуют, что в штрафные части все-таки попадали и матерые уголовники, и люди, осужденные по 58-й статье. Однако это нельзя назвать массовым явлением.

Вооружение штрафных подразделений ничем не отличалось от того, что использовалось в строевых частях. То же самое можно сказать и о продовольственном довольствии.

Насколько важны были штрафники

За весь период Великой Отечественной войны через штрафные роты и батальоны прошло почти 430 тыс. человек, в то время как в армию были призваны более 34 миллионов военнослужащих. Получается, что число штрафников составляет чуть более одного процента (1,24%) от общего количества военнослужащих РККА. Эти цифры полностью опровергают миф о том, что штрафные подразделения внесли решающий вклад в победу над Германией.

Правда о Военных Штрафбатах Дошедших до Берлина, Искупление и Наказание

Главная правда о штрафбатах заключается в том, что они составляли лишь небольшую часть Красной армии.

Правда, уровень потерь в советских штрафбатах превосходил средний уровень в обычных строевых частях в несколько раз (3-6 раз), и выжить штрафнику было непросто.

Штрафбаты и штрафроты использовали для выполнения самых опасных заданий: проведения разведки боем, нанесения отвлекающих ударов, штурмов укрепленных районов противника. При отступлении подразделений Красной армии штрафники нередко оказывались в арьергарде, прикрывая строевые части.

Нередко подобные задачи выполняли и обычные строевые части, но штрафники несли большие потери, потому их всегда отправляли только в самое пекло.

Отдельные штурмовые батальоны

Эти подразделения появились в 1943 году. Они комплектовались военнослужащими, побывавшими на оккупированной территории: в плену или в окружении. Таки люди считались ненадёжными, их подозревали в возможном сотрудничестве с немцами.

В штурмовые батальоны отправляли на два месяца, при этом военнослужащие не лишались звания, но даже офицеры в таких подразделениях выполняли задачи обычных рядовых. Как и в штрафбатах, ранение означало окончание срока наказания, и боец направлялся в обычную строевую часть.

Применение штурмовых подразделений было аналогичным использованию штрафбатов.

В Германии также были штрафные подразделения, причем появились раньше советских, и отношение в них к военнослужащим отличалось еще большей жесткостью, чем в СССР.

В 1936 году в вермахте были созданы так называемые Особые подразделения, в которые военнослужащих отправляли за разные правонарушения. Эти части использовали для выполнения различных строительных и саперных работ. К участию в боевых действиях они не привлекались.

После победного завершения польской кампании Гитлер расформировал немецкие штрафные подразделения, заявив, что теперь военную форму будут носить только те, кто достоин этого. Однако начавшаяся кампания на Востоке заставила руководство Рейха пересмотреть это решение.

В 1942 году на фронте были сформированы так называемые пятисотые батальоны (500-й, 540- й, 560-й, 561-й), которые назывались еще «испытательными войсками». Эти подразделения очень напоминали советские штрафбаты, но немцы относились к ним немного по-другому. Считалось, что человеку, совершившему преступление, давался еще один шанс доказать свою любовь к Германии и фюреру. Военнослужащим, направленным в 500-й батальон, обычно грозил расстрел или концлагерь. Так что штрафбат был своего рода милостью к нему. Правда, весьма условной.

У немцев, в отличие от РККА, ранение не давало повода для прекращения наказания. Из 500- го батальона могли перевести в обычную строевую часть за доблесть в бою или выполнение какого-нибудь важного задания. Проблема была в том, что перевод производился по рапорту командира, который отправлялся наверх по инстанциям, где скрупулёзно изучался. На рассмотрение дела обычно уходило несколько месяцев, но их еще нужно было прожить в штрафбате.

Однако, несмотря на это, дрались 500-е батальоны весьма отчаянно. 561-й батальон защищал Синявинские высоты под Ленинградом, которые стоили Красной армии огромной крови. Парадоксально, но иногда 500-е батальоны выполняли функции заградотрядов, подпирая тьты неустойчивых дивизий. Через немецкий штрафбат прошло более 30 тыс. военнослужащих.

Существовали в вермахте и полевые штрафные подразделения, в которые комплектовались прямо в зоне боевых действий и тут же применялись.

Правда о штрафбатах: штрафные подразделения СССР и Германии

Вы лучше лес рубите на гробы —

В прорыв идут штрафные батальоны!

Среди огромного количества трагических страниц Второй мировой войны история штрафных подразделений занимает особое место. Несмотря на то что с момента окончания войны прошло уже более 75 лет, вокруг штрафбатов до сих пор не утихают споры.

В советское время эту тему не любили. Нельзя сказать, что в СССР полностью отрицали существование штрафных рот и батальонов во время войны, но получить точную информацию о количестве штрафников, их использовании на фронте и потерях подобных подразделений историки не могли.

В конце 80-х годов, как водится, маятник качнулся в обратную сторону. В прессе стало появляться огромное количество материалов по штрафбатам, были сняты фильмы на эту тему. Стали модными статьи о героях штрафбатов, которым в спину стреляли НКВДшники из заградотрядов. Апофеозом этой кампании стал сериал про войну «Штрафбат», снятый режиссером Николаем Досталем в 2004 году. Несмотря на хороший актерский состав, об этом произведении можно сказать только одно: почти все показанное в нем – неправда.

Какая же она, правда о штрафбатах? Она горькая и жесткая, точно такая же, как и вся эпоха, к которой принадлежит это явление. Однако в теме штрафбатов нет той безысходности, которую часто изображают оппоненты коммунистического режима.

Читать еще:  Противолодочный самолет ил-38 — обзор и летно-технические характеристики

Идея создания штрафных подразделений абсолютно вписывалась в логику системы, предельно жесткой и бесчеловечной, она не вызывала тогда особых обвинений в несправедливости: виноват – искупи кровью. В то время миллионы советских граждан были стерты в «лагерную пыль» безо всякой возможности искупления.

Кстати, в этом отношении советские штрафбаты и штрафроты можно назвать более «гуманными», чем штрафбаты вермахта – о них знают гораздо меньше – выжить в которых можно было только чудом.

В последние годы появились неплохие исследования на эту тему, ветеранами, служившими в штрафбатах, написаны воспоминания (Пыльцин «Как офицерский штрафбат дошел до Берлина»), сняты документальные фильмы. Любой желающий может получить объективную информацию об этой стороне войны. Внесем и мы свою посильную лепту в это благое дело.

Штрафбат: наказание и искупление

Штрафные подразделения – это воинские части, укомплектованные военнослужащими, которые совершили те или иные – обычно не слишком тяжкие – преступления. За серьезные правонарушения обычно полагалась смертная казнь, которая в РККА и вермахте применялась весьма широко. Соответственно, военнослужащих штрафных частей обычно называли штрафниками.

В период Второй мировой войны в СССР существовали два вида штрафных подразделений: штрафные батальоны и штрафные роты. Примерно в середине войны – 1943 год – в РККА стали создаваться отдельные штурмовые стрелковые батальоны, в которые попадали солдаты и офицеры, длительное время находившиеся на оккупированной территории. Служба в подобных подразделениях практически ничем не отличалась от штрафбатов, аналогичной была и практика их использования. Однако были у штурмовых батальонов и некоторые отличия, о которых будет рассказано ниже.

Однако не следует считать, что штрафники – это советское изобретение: в Германии штрафные части появились еще до начала Второй мировой. Хотя, практика использования провинившихся солдат на самых опасных участках боевых действий гораздо старше.

Штрафников использовали еще в Древней Спарте, об этом писал древнегреческий историк Ксенофонт. Особые подразделения, состоящие из дезертиров и уклонистов, были и в Великой армии Наполеона, для поднятия боевого духа сзади их «подбадривали» артиллерийским огнем.

В российской императорской армии штрафные части были сформированы в конце Первой мировой войны, в 1917 году. Но в то время даже такая мера не могла спасти ситуацию на фронте, штрафники участия в боях не принимали и через несколько месяцев эти подразделения были распущены.

Штрафные части использовались и в период Гражданской войны. В 1919 году по приказу Троцкого были сформированы штрафные роты для дезертиров и лиц, совершивших уголовные преступления.

В СССР появление штрафных рот и батальонов связано со знаменитым приказом №227, который наши военные историки часто называют приказом «Ни шагу назад!». Он был опубликован в июле 1942 года, в самый тяжелый для Советского Союза период войны, когда немецкие части рвались к Волге. Не будет преувеличением сказать, что в этот момент судьба страны висела на волоске.

Штрафбаты и штрафроты в Красной армии существовали до самого конца войны, некоторые из них действительно сумели дойти до Берлина. Последняя штрафная рота была расформирована в июне 1945 года.

До конца войны использовались и немецкие штрафбаты.

Советские штрафные подразделения

В Красной армии существовало два типа штрафных подразделений: штрафной батальон (численность около 800 человек) и штрафные роты (обычно они насчитывали 150-200 бойцов). За все время войны на фронте существовало всего 65 отдельных штрафных батальонов (не единовременно, а вообще) и 1037 штрафных рот. Эти цифры нельзя назвать точными, так как данные подразделения постоянно (примерно через несколько месяцев) расформировывались и создавались вновь. С 1942 по 1945 год постоянно просуществовал только один-единственный штрафной батальон – 9-й отдельный.

В штрафные батальоны направлялись военнослужащие из числа среднего и старшего командного состава за совершение нетяжких воинских и уголовных преступлений. Отправка в штрафбат происходила по приговору военного трибунала, срок наказания варьировался от одного месяца до трех. Все офицеры, направленные в штрафные батальоны, подлежали разжалованию в рядовые, их награды передавались на хранение в отделы кадров. В пределах одного фронта обычно создавалось от одного до трех штрафных батальонов.

Военнослужащий мог покинуть ряды штрафников по истечении срока наказания либо по ранению. Выражение «искупить свою вину кровью» следует воспринимать в буквально смысле слова: ранение, полученное бойцом даже в первый день пребывания в штрафбате, возвращало его в обычную строевую часть в прежней должности. Известны случаи, когда фронт, на котором находился штрафбат, несколько месяцев не участвовал в боях и военнослужащие, отбыв срок наказания, опять возвращались в свои части, ни разу так и не поучаствовав в боях. Штрафникам, отличившимся в бою, могли уменьшить срок наказания. Иногда их даже представляли к наградам.

Штрафникам, получившим увечье, назначалась пенсия, исходя из оклада на последней должности. Родственникам убитых военнослужащих платились денежные пособия на общих основаниях.

В штрафные роты попадали солдаты или военнослужащие младшего командного состава. Обычно в армии существовало от пяти до десяти подобных подразделений. В остальном штрафная рота мало чем отличалась от батальона.

Следует отметить, что личный состав штрафных подразделений в СССР делился на две категории: постоянный и переменный. К постоянному составу относилось командование батальона (роты), в том числе штаб подразделения, командиры рот и взводов, политработники, санинструкторы, старшины, связисты и писари. Так что командир штрафбата (или штрафроты) не мог быть штрафником. Командному составу подобных частей полагались довольно существенные льготы: один месяц службы засчитывался за шесть.

Теперь несколько слов о личном составе советских штрафных подразделений. В штрафбаты попадали офицеры, а в штрафроты, кроме солдат и сержантов, могли быть отправлены и гражданские лица, совершившие те или иные преступления. Однако судам и военным трибуналам было запрещено направлять в штрафроты людей, осужденных за особо тяжкие преступления (убийства, грабежи, разбой, изнасилования). Не могли попасть в подобные части и воры-рецидивисты или люди, ранее привлекавшиеся к суду по особо тяжким статьям УК. Логика подобных действий понятна: профессиональные преступники имеют особую психологию, которая мало совместима с армейской службой.

Не отправляли в штрафроты и осужденных по политическим статьям, что тоже можно легко объяснить: эти люди считались «врагами народа», которым нельзя доверять оружие.

Впрочем, большое количество фактов, дошедших до нас, свидетельствуют, что в штрафные части все-таки попадали и матерые уголовники, и люди, осужденные по 58-й статье. Однако это нельзя назвать массовым явлением.

Вооружение штрафных подразделений ничем не отличалось от того, что использовалось в строевых частях. То же самое можно сказать и о продовольственном довольствии.

Насколько важны были штрафники

За весь период Великой Отечественной войны через штрафные роты и батальоны прошло почти 430 тыс. человек, в то время как в армию были призваны более 34 миллионов военнослужащих. Получается, что число штрафников составляет чуть более одного процента (1,24%) от общего количества военнослужащих РККА. Эти цифры полностью опровергают миф о том, что штрафные подразделения внесли решающий вклад в победу над Германией. Главная правда о штрафбатах заключается в том, что они составляли лишь небольшую часть Красной армии.

Правда, уровень потерь в советских штрафбатах превосходил средний уровень в обычных строевых частях в несколько раз (3-6 раз), и выжить штрафнику было непросто.

Штрафбаты и штрафроты использовали для выполнения самых опасных заданий: проведения разведки боем, нанесения отвлекающих ударов, штурмов укрепленных районов противника. При отступлении подразделений Красной армии штрафники нередко оказывались в арьергарде, прикрывая строевые части.

Нередко подобные задачи выполняли и обычные строевые части, но штрафники несли большие потери, потому их всегда отправляли только в самое пекло.

Отдельные штурмовые батальоны

Эти подразделения появились в 1943 году. Они комплектовались военнослужащими, побывавшими на оккупированной территории: в плену или в окружении. Таки люди считались ненадёжными, их подозревали в возможном сотрудничестве с немцами.

В штурмовые батальоны отправляли на два месяца, при этом военнослужащие не лишались звания, но даже офицеры в таких подразделениях выполняли задачи обычных рядовых. Как и в штрафбатах, ранение означало окончание срока наказания, и боец направлялся в обычную строевую часть.

Применение штурмовых подразделений было аналогичным использованию штрафбатов.

Штрафбаты вермахта

В Германии также были штрафные подразделения, причем появились раньше советских, и отношение в них к военнослужащим отличалось еще большей жесткостью, чем в СССР.

В 1936 году в вермахте были созданы так называемые Особые подразделения, в которые военнослужащих отправляли за разные правонарушения. Эти части использовали для выполнения различных строительных и саперных работ. К участию в боевых действиях они не привлекались.

После победного завершения польской кампании Гитлер расформировал немецкие штрафные подразделения, заявив, что теперь военную форму будут носить только те, кто достоин этого. Однако начавшаяся кампания на Востоке заставила руководство Рейха пересмотреть это решение.

В 1942 году на фронте были сформированы так называемые пятисотые батальоны (500-й, 540-й, 560-й, 561-й), которые назывались еще «испытательными войсками». Эти подразделения очень напоминали советские штрафбаты, но немцы относились к ним немного по-другому. Считалось, что человеку, совершившему преступление, давался еще один шанс доказать свою любовь к Германии и фюреру. Военнослужащим, направленным в 500-й батальон, обычно грозил расстрел или концлагерь. Так что штрафбат был своего рода милостью к нему. Правда, весьма условной.

У немцев, в отличие от РККА, ранение не давало повода для прекращения наказания. Из 500-го батальона могли перевести в обычную строевую часть за доблесть в бою или выполнение какого-нибудь важного задания. Проблема была в том, что перевод производился по рапорту командира, который отправлялся наверх по инстанциям, где скрупулёзно изучался. На рассмотрение дела обычно уходило несколько месяцев, но их еще нужно было прожить в штрафбате.

Однако, несмотря на это, дрались 500-е батальоны весьма отчаянно. 561-й батальон защищал Синявинские высоты под Ленинградом, которые стоили Красной армии огромной крови. Парадоксально, но иногда 500-е батальоны выполняли функции заградотрядов, подпирая тылы неустойчивых дивизий. Через немецкий штрафбат прошло более 30 тыс. военнослужащих.

Существовали в вермахте и полевые штрафные подразделения, в которые комплектовались прямо в зоне боевых действий и тут же применялись.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector