0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Поставщик Двора Его Императорского Величества

Незабытые страницы Ярославля

Идея отмечать качество российских товаров особым знаком принадлежала Петру I в начале XVIII века.. Именно при его правлении продукцию уральских заводчиков Демидовых впервые в стране стали клеймить «Знаком соболя». А в 1856 году был учрежден знак «Поставщик Двора Его Императорского Величества».

Знак поставщика Двора Его Императорского Величества

Столь высокое звание промышленникам и купцам присваивал сам император «за состояние производства и влияние на жизнь страны», а их товарам — «за весьма чистую отделку, новейший фасон, доступные цены». К началу ХХ века титулом «Поставщик Двора» обладали 40 отечественных предпринимателей.

Титул «Поставщик Двора Его Императорского Величества» ценился в России выше сословного звания. Получить его было непросто. Существовала целая система требований, которым должен был удовлетворять претендент.. Звание давалось «за изделия превосходного качества, при обширном и вполне рациональном устройстве самих заведений».
Претенденты должны были в течение минимум восьми лет исполнять заказы для Двора, участвовать во всех губернских выставках, утвержденных Министерством финансов России и императором лично, попадать в официальный «Список экспонатов, удостоенных похвальной грамоты». За весь этот период не должно было быть ни единой рекламации от потребителей. Нередко претендентам на титул приходилось дожидаться его не один десяток лет.

Титул «Поставщик Двора Его Императорского Величества» являлся своего рода российским государственным брендом, известным всему миру. Министерство Императорского Двора могло в любой момент лишить компанию титула, если стандарты качества продукции не подтверждались.

Все, что изготавливалось для императорской семьи, подвергалось строжайшему отбору и контролю. Фирмы, желающие стать поставщиками, вступали в серьезную конкуренцию, в результате которой появлялись товары высочайшего качества. Государство таким образом активно содействовало созданию и продвижению на внутренний и внешний рынки лучших российских товаров и изделий.

К 40-м годам XIX века процедура присвоения титула «Поставщик Двора Его Императорского Величества» сложилась окончательно. Титул присваивал сам император. Звание поставщика нельзя было передавать от одного фабриканта другому. Оно присваивалось не предприятию, а владельцу лично, в случае смены владельца новому владельцу либо наследнику требовалось получать звание заново. Звание давалось только на период поставок.

На 1901 это звание присваивалось канцелярией Министерства Императорского Двора по прошениям поставщиков дважды в год, на Пасху и Рождество. Надо признать, что «правила игры» были весьма жесткие, и это звание действительно зарабатывалось и высочайшим качеством продуктов, и безупречной деловой репутацией.

После 1917 года звание «Поставщик Двора Его Императорского Величества» было упразднено.

Знак «Поставщика Двора Его Императорского Величества»

В 1824 купцы, постоянно поставлявшие товары ко двору, получают право именоваться «Поставщик Двора Его Императорского Величества». В 1856 году Александр II вводит почётное звание «Поставщика Высочайшего Двора и Великокняжеских Дворов», утверждает регламент и вид знака. С 1862 года разрешается употребление государственного герба на вывесках и изделиях фабрикантам и ремесленникам, которые поставляли приготовленные ими предметы к Высочайшему Двору.

Титул «Поставщик Двора Его Императорского Величества» ценился выше сословного звания и печатался не только на товаре и упаковке, но и на вывесках, бланках, визитках, даже помещался на доме обладателя.

В 1901 году было утверждено новое изображение знака Поставщика. Под щитом размещалась лента, на которой указывался статус Поставщика ( «Высочайшего Двора» — «Поставщика Двора Его ИМПЕРАТОРСКОГО Величества», «Императрицы Марии Федоровны», «Императрицы Александры Федоровны» или Великих князей и княгинь). Указывался год присвоения звания, выдавалось и специальное удостоверение из Канцелярии Министерства Императорского Двора, с цветным изображением знака. Поставщики активно использовали государственный герб в своей рекламе. Для XIX – начала XX вв. это был настоящий «знак качества» продукции, производимой фирмой.

История торгового дома «Братья Елисеевы»

Торговое товарищество «Братья Елисеевы» открыло в начале ХХ в. знаменитый «Елисеевский» магазин колониальных товаров в Санкт-Петербурге. В Государственном архиве Ярославской области сохранились документы о знаменитом ярославском и петербургском купце Петре Елисеевиче Елисееве и его семье. На основе архивных документов удалось уточнить многие факты из его жизни и биографии, выявить сведения о происхождении его семейства, составить родословную роспись рода Елисеевых.

Наиболее древний документ, находящийся на хранении в Государственном архиве Ярославской области и содержащий сведения о представителях семьи Елисеевых, — ревизская сказка вотчины Спасопесоцкого монастыря деревни Новоселка Луцкого стана Ростово-Переславской провинции Московской губернии за 1745 год. В ревизских сказках были записаны люди, платившие так называемый подушный оклад. В 1745 году в подушном окладе состояло только мужское население государства. Следовательно, в ревизской сказке 1745 года перечислены только мужчины. Так, среди монастырских крестьян деревни Новоселка значится: Иван Герасимович — 72 года, два его сына: Тимофей 45 лет и Семен 28 лет, и внук от старшего сына 8 лет. Но вот ревизская сказка 1795 года содержит уже более обширную информацию о семье Елисеевых. Здесь повторяются сыновья и внуки Ивана Герасимовича. Указаны их жены, дети и даже внуки, среди которых и 19-летний Петр Елисеевич. Именно его судьба сложится совершенно иначе, нежели у братьев и других родственников. Следующая ревизская сказка составлялась в 1811 году, когда деревня Новоселка относилась уже к Родионовской экономической волости Ярославского уезда.

Церковь села Яковцево бывшего Ярославского уезда Ярославской губернии (ныне-Борисоглебского района Ярославской области), к приходу которой относилась деревня Новоселка — родина семьи Елисеевых. Современный вид. Фото 2000 г.

В этой сказке опять записаны только мужчины и подробно указаны дети Петра Елисеевича, впоследствии сыгравшие очень важную роль в успехе семейного дела: Сергей (10 лет), Григорий (7 лет), родившийся 25 сентября 1804 года, и Степан (5 лет), родившийся 28 октября 1806 года.Деревня Новоселка состояла в приходе церкви Воскресения Христова села Яковцево. Сохранились (к сожалению, не полностью) исповедные росписи и метрические книги этой церкви. В росписях перечислены прихожане, бывшие и отсутствующие у исповеди. Среди них есть и семья Елисеевых: глава семьи — Елисей Семенович, его жена — Пелагея Яковлевна, трое их сыновей — Игнатий, Петр и Василий с женами и детьми. В конце 1811 года все Елисеевы, кроме Игнатия, Петра и Василия, были у исповеди. Против имени братьев Елисеевых в исповедной росписи отмечено: «Не были за отлучкой». Поэтому можно предположить, что уже в начале XIX века Петр Елисеев занимался отхожим промыслом. Постоянное же место жительства его было еще в деревне Новоселка. Последний раз упоминается Петр Елисеев с семьей среди казенных крестьян по седьмой ревизии 1816 года. В исповедных росписях за 1825 год семья Петра не указана в отличие от семей братьев Игнатия и Василия

Читать еще:  Если пули делают… Круглые пули для пневматического оружия

В Петербурге имя П.Е.Елисеев упоминается в связи с открытием собственной торговой лавки в 1813 году, на Невском проспекте, 18, в которой продавали вина и фрукты. Торговля шла бойко, за Елисеевым закрепилась репутация честного и справедливого купца. В 1819 году Елисеев и зачислился в купеческое сословие со всем родом. Что касается фамилии Елисеевых, то, видимо, она возникла от имени Елисея Семеновича. Крестьяне, если и имели фамилию, записывались в документах только по имени и отчеству. В данном случае Петр, Елисеев сын, при переходе из крестьян в купеческое сословие стал Петром Елисеевичем Елисеевым.

Вина Елисеевых на Васильевском острове Петербурга, пользовались спросом не только в России, но и в Лондоне, Нью-Йорке, Париже, даже в Бордо. Вина Елисеевых получали награды на многих международных выставках. В 50-е годы 19 века дела Елисеевых достигли колоссальных размеров. Среди русских импортеров по количеству заказов фирма не имела себе равных. Лучшие торговые дома Европы стремились завязать отношения с Елисеевым, благодаря чему фирма получала товар наивысшего качества. Елисеевский — это была марка, символ высокого класса, запечатленный навеки А.Н.Толстым в романе «Хождение по мукам»: «. чай и колбаса у нас первосортные, от Елисеевых». В 1874 году торговому дому «Братья Елисеевы» было присвоено почетное звание «Поставщик двора его императорского величества».

Торговый дом «Братья Елисеевы» был создан в 1857, а в 1874 году он уже стал поставщиком Двора Его Императорского Величества. Смелой задумкой Григория Елисеева было создание сети магазинов, предлагавших покупателям весь спектр качественных продовольственных товаров и вин. Первые крупные «Елисеевские» магазины появились в Петербурге и Киеве к концу XIX века. В московском «Елисеевском» открылось пять отделов: бакалейный, кондитерский, колониально-гастрономических товаров, хрусталя Баккара и самый большой фруктовый отдел. Гастроном познакомил жителей столицы с заморскими деликатесами: из Прованса привозилось особое оливковое масло, там продавались французские трюфели, устрицы, кокосовые орехи, бананы. Помимо заморских продуктов здесь продавались лакомства со всех концов России: окорока, балыки из белой и осетровой рыбы, лучшая икра. В «Елисеевском» был представлен огромный выбор чая и кофе. «Елисеевский» не был магазином исключительно для состоятельных покупателей, помимо деликатесов здесь можно было приобрести продукты по обычным ценам. В гастрономе очень строго следили за качеством продукции. Зарплаты сотрудников были очень высокими, но и требования соответствующие. Помимо огромного выбора товаров «Елисеевский» отличался огромным спектром своих производств. Здесь были пекарни, маслоотжимные, засолочные и коптильные цеха, а также было налажено производство варений, мармеладов, обжарки зерен кофе, разлива вин, напитков и др.

Купцы Елисеевы также всегда славились своей щедростью на поприще благотворительности Для получения более точных данных я рассмотрел балансовые отчеты торгового дома «Братья Елисеевы». Оказалось, что они тратили на нужды призреваемых ими домов и церквей более 25% своих годовых

Григорий Григорьевич Елисеев в центре

Г.Г. Елисеевым так характеризовал свою династию: «Я прежде всего с особенной радостью должен обратить внимание на то, что отличительной чертой представителей нашего рода была беззаветная преданность православной вере, русскому царю и своей родине».

Елисеевы были попечителями над школами, училищами, способствуя процветанию российского образования и тем самым России в целом. Больничная помощь также заняла одно из важнейших мест в благотворительности семьи. Ими был построен Дом призрения вдов и сирот духовного звания, создан дом бесплатных квартир, бесплатной женской рукодельной школы. На средства Елисеевых построено несколько церквей, в том числе две в Петербурге.

Церковь Казанской иконы Божьей Матери ( г. Санкт-Петербург) построенная на средства купцов Елисеевых

Поставщик Двора Его Императорского Величества

Поставщик Двора Его ИМПЕРАТОРСКОГО [1] Величества — почётное звание ряда торговых марок в Российской империи, дававшее право изображать на изделиях государственный герб Российской империи, в то время являвшийся высшим знаком.

Содержание

Характеристика

В 1824 купцы, постоянно поставлявшие товары ко двору, получают право именоваться «Поставщик Двора Его Императорского Величества».

В 1856 году Александр II вводит почётное звание «Поставщика Высочайшего Двора и Великокняжеских Дворов», утверждает регламент и вид знака [2] .

С 1862 года разрешается употребление государственного герба на вывесках и изделиях фабрикантам, художникам и ремесленникам, которые поставляли приготовленные ими предметы к Высочайшему Двору или исполняли заказы для Двора в продолжение 8-10-ти лет [2] .

На 1901 это звание присваивалось канцелярией Министерства Императорского Двора по прошениям поставщиков дважды в год, на Пасху и Рождество по прошению самих фирм.

Для получения такого звания, которое само по себе означало серьёзную рекламу, требовалось соблюдение ряда условий: добросовестные поставки двору «по сравнительно малым ценам» товаров или работ собственного производства в течение 8 — 10 лет, участвовать в промышленных выставках, не иметь рекламаций от потребителей и т. д. Звание Поставщика Двора присваивалось не предприятию, а владельцу лично, в случае смены владельца новому владельцу либо наследнику требовалось получать звание заново. Звание давалось только на период поставок [2] .

Всего на начало XX века насчитывалось 30-40 компаний, имевших такое звание. Производитель коньяков Шустов Н. Л. добивался этого статуса в общей сложности 38 лет. Другими известными поставщиками двора был основатель марки Smirnoff, Смирнов П. А., производитель шоколада Теодор Эйнем, основатель фабрики «Эйнем» (см. кондитерская фабрика «Красный Октябрь»), кондитерское заведение Абрикосова (см. кондитерская фабрика Бабаева), производитель швейных машин «Зингер», производители автомобилей Руссо-Балт и «Мерседес», ювелирный дом Фаберже, гастроном Елисеевский, производители часов Павел Буре, Tissot и Breguet.

На 1915 год 50 % поставщиков двора являлись производителями одежды, обуви, парфюмерии, посуды, продуктов питания и напитков, мебели. 20 % были иностранцами, причём 12 % иностранных поставщиков приходились на родной город императрицы Дармштадт, ещё 12 % на родной для вдовствующей императрицы Копенгаген. При этом на нелюбимые императрицей города Германии приходилось гораздо меньше поставщиков: Берлин 8 %, Франкфурт-на-Майне 7 %, и всего 2 % приходилось на Мюнхен. [3]

После прихода к власти большевиков бывшие поставщики императорского двора подверглись национализации, многие производства остановились. «Зингер» возобновил работу в 1923 году под маркой «Госшвеймашина», затем — «Подольский механический завод». Основатель марки «Смирнов» эмигрировал во Францию, после чего распространилось французское написание бренда («Smirnoff»), а производство автомобилей «Руссо-Балт» прекратилось.

В 1901 году было утверждено новое изображение знака Поставщика. Под щитом размещалась лента, на которой указывался статус Поставщика («Высочайшего Двора» — «Поставщика Двора Его ИМПЕРАТОРСКОГО Величества», «Императрицы Марии Федоровны», «Императрицы Александры Федоровны» или Великих князей и княгинь). Указывался год присвоения звания, выдавалось и специальное удостоверение из Канцелярии Министерства Императорского Двора, с цветным изображением знака [2] .

Поставщики двора: как ими становились

Поводом поразмыслить об этом для меня стал визит в свежеотреставрированное здание Российского исторического общества.

Общество стало затевать на своей территории выставки и конференции. Одна из таких экспозиций (и сопутствующая ей конференция, что важно), были посвящены как раз этой теме — поставщикам императорского двора.

И надо отметить, прежде всего, что поставить на своей рекламе вот такой знак мог далеко не каждый. Не просто не каждый, но и не каждый из тех, у кого было что-либо закуплено для нужд двора.

Читать еще:  Новейшая разработка баллистической ракеты мбр сармат

Если залезать в совсем глубокую историю, то впервые некая формально выделенная в отдельную институцию контора для закупок товаров ко двору возникла в 1704 году, при Петре. (Понятно, что закупки производились и до того, но отдельной бюрократической структуры для этого не зафиксировано.) Специальную придворную службу, правда, ликвидировал Павел, но продлилось это, судя по всему недолго (ибо скоро, как мы знаем, «стало как при бабушке»).

Но вот звание «поставщик Д. Е.И.В.» как таковое возникло позже. А именно в 1824 году, при Александре I. Причем юридическое его оформление — еще более поздняя история: 1856 год, в начале царствования Александра II. И лишь еще через несколько лет официальные поставщики получат право использовать на своих вывесках и в рекламе государственный герб.

Но каков все-таки был механизм получения этого звания? Прежде всего, прошение должен был подать — по собственной инициативе — сам производитель. С целым рядом оговорок при этом: во-первых, поставки (или работы) должны были к моменту подачи прошения непрерывно продолжаться в течение 8−10 лет. Во-вторых, требовалось «исправное, добросовестное, по сравнительно малым ценам исполнение заказов» (ну, в надежде на рекламу в будущем можно было и пойти на некоторые убытки, правда?). Наконец, ходатайствовать мог не торговый посредник, а только сам производитель. Причем как лицо не юридическое, а физическое (звание давалось конкретному лицу и только на время осуществления поставок — новому владельцу компании или наследнику нужно было ходатайствовать о звании заново).

Вот пример «анкеты поставщика», где все эти подробности отражены.

Мы видим в конце этой «анкеты» на вопрос «заслуживает ли ходатайство уважения» ответ «заслуживает вполне». Однако прежде чем он мог появиться, требовалось пройти еще целый ряд этапов.

Итак, фирма подает в канцелярию Министерства двора (оно объединяло все части придворного управления и подчинялось непосредственно императору) свое заявление с изложением всех аргументов. Но этим дело не ограничивается.

Министерство запрашивает заинтересованные хозяйственные структуры в своем составе (это, например, гофинтендантская контора, или кабинет Е. И.В., или главное дворцовое управление — а всего же тут можно перечислить больше двух десятков подразделений, вплоть до егермейстерской конторы (охота) или Академии художеств с Императорскими театрами (и они здесь), и даже роты дворцовых гренадер). Они пишут рапорт о готовности поддержать ходатайство фирмы (или, соответственно, не пишут). Особенно важно тут мнение профильного хозяйственного подразделения, которое непосредственно работало с фирмой-кандидатом.

Но допустим, внутриминистерские подразделения ходатайство поддержали. Этого мало — идут запросы в различные инстанции (включая департамент полиции) для выяснения «морального и хозяйственного облика фирмы».

И вот только после этого канцелярия готовит документы. А окончательное решение остается за министром двора.

В общем, процедура была не простой и не короткой, а фильтр довольно надежным: в начале ХХ столетия число «поставщиков двора» не достигало и полусотни. И ждать положительного решения иной раз приходилось долго: так, один из крупнейших в конце ХХ века производителей алкогольной продукции, Николай Леонтьевич Шустов, добивался звания поставщика двора более тридцати лет.

Может возникнуть резонный вопрос: а имелись ли способы как-то эту процедуру ускорить?

Что греха таить — разумеется, могло быть личное покровительство «своим» кандидатам со стороны чиновников канцелярии министерства. Должность, выражаясь современным языком, была «взяткоемкой».

Это не все: помимо звания поставщика двора имелись и другие формы поощрения производителей. Особенно по итогам уже входивших в обиход промышленных выставок (а вот за них отвечало совсем другая инстанция — министерство финансов). В Уставе промышленности (см. Свод законов Российской империи) перечислялись такие формы поощрения, как «публичная похвала и одобрение в описании выставки», «похвальные медали» (имеются в виду именно выставочные), «высочайшее благоволение». Ну, а дальше — и персональные государственные медали и ордена. И — внимание! — «право употребления государственного герба на вывесках и изделиях». Таким образом, в присвоении последнего права уже просматривался конфликт интересов между министерством двора и минфином (в этой связи не могу не привести забавной цитаты из межминистерской переписки: «…право употребления на вывесках и изделиях Государственного герба есть одна из высших наград, предоставленных на основании статьи 205 Устава Промышленности, по мануфактурным выставкам, за изделия превосходного качества, при обширном и вполне рациональном устройстве самих заведений, а между тем, бо́льшая часть лиц употребляет Государственный герб только потому, что они поставляют ко Двору свои изделия и получили дозволение именоваться придворными» — понятно, что это возмущается министерство финансов, ведавшее в том числе промышленностью и торговлей).

Гербов, кстати, у фирмы на этикетке могло быть несколько — за успехи на разных выставках, и при этом даже без звания придворного поставщика. Ну, а потребитель отнюдь не всегда мог разобраться по какому праву — как поставщик двора или как победитель промышленной выставки — использует государственный герб тот или иной производитель.

Но была и еще одна возможность (пусть относительно редкая, но была) получить звание придворного поставщика. Это «особое высочайшее соизволение» (то есть «законное» нарушение юридической процедуры). Так, в период с 1896 по 1899 год звание поставщика российского двора получили девять предпринимателей из Дармштадта (родина Виктории Алисы Елены Луизы Беатрисы Гессен-Дармштадтской, она же императрица Александра Федоровна). Позже в разное время в список добавился еще с десяток дармштадцев. Понятно, что ни у кого из них не было за плечами пресловутых «восьми-десяти лет безупречного исполнения заказов». Впрочем, тут можно назвать и датские, и французские, и английские фирмы. Вывод один: для иностранцев принятые в Российской империи правила не соблюдались, и достаточно было удовлетворения их услугами со стороны императорской семьи во время зарубежных поездок (в «поставщики двора» умудрялись попасть даже парикмахеры). Насколько российское звание помогало таким предпринимателям у себя дома — сказать, разумеется, сложно.

Впрочем, бывало, что звание предоставлялось таким образом и производителю, вполне себя зарекомендовавшему. Так, Петр Смирнов успел собрать целую коллекцию гербов на различных выставках. После чего в 1886 году царь самолично пожелал дать ему и звание поставщика. (К слову, вы будете смеяться: на выставке 1897 года в Стокгольме, где Смирнов устроил целый винный погреб, он не только получил выставочную золотую медаль. После посещения его стенда — с сопутствующей дегустацией — членами шведского правящего дома Смирнов получил и звание поставщика шведского королевского двора.)

Но нельзя не отметить еще одну — хоть и явно меньшую по значимости — проблему. Это использование в оформлении и названиях продукции тех или иных намеков на царствующую династию. Особенно активно это проявилось с приближением 300-летия династии Романовых.

Но и вне юбилеев появлялись такие названия. Вот вам «Царская» карамель.

А вот и «Царское» столовое вино.

Но не все так просто. Для использования подобных названий приходилось подавать «наверх» специальное прошение. С приложением эскиза этикетки (обратите внимание, там проставлена печать канцелярии министерства двора).

Читать еще:  Спортивная жизнь боевого оружия

Но это была отнюдь не уведомительная, а, напротив, разрешительная процедура. Вот, например, пробный оттиск этикетки шоколада «Дом Романовых» петербуржской фабрики Морица Конради (если кто-то вспомнил при этом имя убийцы Вацлава Воровского, то это был тоже Мориц — но внук основателя фабрики). На оттиске — резолюция начальника канцелярии министерства императорского двора Александра Мосолова: «Разрешено. 27 апреля 1912 года». (Именно Мосолов, занимавший пост начальника канцелярии с 1900 по 1916 год, заведовал придворной цензурой, то есть осуществлял предварительное цензурирование материалов, в которых упоминались особы императорской фамилии — он же, кстати, заверял и удостоверения поставщиков двора. Впоследствии эмигрант, один из организаторов Союза объединенных монархистов и мемуарист.)

Вот ходатайство от фирм «Жорж Борман» и «С.Сиу» по поводу «Царского» и «Двухкоронного» шоколада. Резолюция — «Препятствий не встречает». И подпись: «князь С. Гагарин, 13. XI.15». (Князь Сергей Гагарин — помощник начальника канцелярии министерства двора с 1905 по 1917 год.)

А вот некий купец Тимофей Кириллов вознамерился выпускать фруктово-ягодный напиток «Геройский». Да еще с портретом великого князя Николая Николаевича (в тот момент — а это 1915 год — занимавшего пост верховного главнокомандующего). Этикетка приложена.

Но увы: тот же князь Гагарин ставит на прошении резолюцию: «Разрешено быть не может».

Так что не так-то просто было стать поставщиком двора. Или производить что-нибудь «царское». Бюрократия была начеку.

Но вы будете смеяться: совершенно неожиданно я где-то наткнулась на упоминание некой «Гильдии поставщиков Кремля» (это, надо думать, при нынешней администрации президента). У «Гильдии» обнаружился даже свой сайт. Но ткнув на нем в раздел «Регламенты Гильдии» я прочла «страница в разработке» и на этом успокоилась. 🙂

Шоколад, платья, духи: как работали поставщики императорского двора

Программе «Поставщики Москвы: история в лицах» исполнился год. За это время 25 лекций на исторические темы посетили более двух тысяч человек. Слушателям рассказывали о выдающихся предпринимателях и знаменитых купеческих династиях Российской империи.

Сергей Шмелев: хозяйственник и меценат

Сергей Шмелев был одним из самых ярких представителей купеческого сословия и по праву считался крупнейшим поставщиком услуг Москвы. Ему удалось изменить хозяйственную жизнь столицы XIX века, а еще он активно занимался меценатством и общественной работой: принимал участие в строительстве храма Христа Спасителя, создании мозаичного пола Петровского дворца, изготовлении трибун для публики к открытию памятника Александру Пушкину, организации праздничных масленичных гуляний.

Братья Третьяковы: льняная мануфактура и художественная галерея

Третьяковы известны на всю Россию не только как основатели художественной галереи, но и как создатели Костромской льняной мануфактуры, открытой в 1866 году. Товарищество включало ткацкую и льнопрядильную фабрики. Это предприятие сыграло значительную роль и в культурной жизни страны: часть доходов от производства направлялась на финансирование Третьяковской галереи, созданной Павлом Третьяковым. К концу XIX века производство стало крупнейшим в Европе и получило звание «Поставщик Двора Его Императорского Величества». Мануфактура и сегодня входит в число главных производителей льняных тканей в России.

Альфонс Ралле: парфюмерный король

Французский предприниматель открыл свою первую фабрику на Вятской улице в 1843 году. А уже в 1855-м производство занимало 22 здания в Замоскворечье, в которых делали одеколон, духи, мыло, пудру и помаду. Альфонс Ралле не только наладил в России парфюмерное производство, но и основал крупнейшее в своей отрасли предприятие, завоевав порядка 40 процентов рынка страны. Его товарищество «Ралле и Ко» стало лидером по объему выпускаемой продукции и количеству наград, завоеванных на международных выставках. Кроме того, специалисты компании Ралле принимали непосредственное участие в создании легендарного аромата Chanel № 5. В 1922-м предприятие «Ралле» преобразовано в фабрику «Свобода», которая работает до сих пор.

Надежда Ламанова: модельер Ее Величества

Надежда Ламанова шила платья для императрицы Александры Федоровны и княгини Елизаветы Федоровны, жены московского генерал-губернатора. Ателье знаменитой модистки располагалось на Тверском бульваре. Оплачивать многотысячные счета за наряды супруг и дочерей сюда приезжали богатейшие московские купцы. После 1917 года Надежда Ламанова (чьи платья из мешковины и бусы их хлебного мякиша получили Гран-при на выставке в Париже) стала одним из создателей советской моды, проектировала модели простой повседневной одежды, которую могли бы носить все. Кроме того, она работала в театрах, создавала костюмы для фильмов Григория Александрова, Якова Протазанова и Сергея Эйзенштейна. А Константин Станиславский называл Ламанову «Шекспиром портновского мастерства».

Фердинанд Теодор Эйнем, Юлиус Гейс и лучший шоколад Москвы

Ближайшая лекция проекта состоится в субботу, 30 ноября, и будет посвящена истории кондитерского товарищества «Эйнем». Слушатели узнают о том, как развивалась конкуренция в среде шоколатье, какую роль в этом играли реклама и маркетинг.

В 1850 году вюртембергский подданный Фердинанд Теодор Эйнем переехал в Москву и открыл небольшую мастерскую по производству шоколада и конфет на Арбате. Сладости быстро полюбились москвичам, и в 1867-м фабрика «Эйнем» начала работать на Софийской набережной, прямо напротив Кремля. Огромный производственный комплекс на Берсеневской набережной был построен уже после смерти Теодора Эйнема под руководством его делового партнера Юлиуса Гейтса. Ставшее популярным название компании новый владелец менять не стал. В 1900 году «Эйнем» получает Гран-при на Всемирной выставке в Париже за ассортимент и качество шоколада, в 1913-м — удостаивается звания поставщика двора Его Императорского Величества. В 1918 году фабрика была национализована. Только в 2007 году «Красный Октябрь» окончательно переехал из центра столицы.

На декабрь в павильоне № 32 «Космос» на ВДНХ запланированы лекции о купце, банкире и общественном деятеле Николае Найденове и фабрике золотых и серебряных изделий Павла Овчинникова. Записаться на лекцию, узнать расписание ближайших мероприятий и получить другую дополнительную информацию можно на сайте проекта.

«Конкуренция была во все времена. Чтобы заработать себе имя и стать успешным предпринимателем в XIX веке, нужно было выгодно отличаться от конкурентов — поставлять качественные товары, умело подстраиваться под требования времени, завоевывать внимание и уважение людей. История знает немало примеров людей, которым это удалось, и, обращаясь к их опыту, даже сейчас можно вынести для себя нечто новое и полезное», — отмечает руководитель Департамента города Москвы по конкурентной политике Геннадий Дегтев.

Проект «Поставщики Москвы: история в лицах» стартовал в прошлом году с целью популяризации российского предпринимательства и оказался очень востребованным. Поэтому в октябре начался второй этап.

«Второй этап проекта приурочен к масштабному городскому мероприятию — Дням московской конкуренции, которое впервые проходит в столице с октября по декабрь 2019 года. Нашей задачей было рассказать о конкуренции с учетом потребностей разных аудиторий. Именно поэтому в рамках Дней московской конкуренции профессиональные обсуждения соседствовали в программе мероприятий с интерактивными играми для студентов и школьников, а круглые столы для участников рынка закупок — с историческими лекциями», — отметил заместитель Мэра Москвы по вопросам экономической политики и имущественно-земельных отношений Владимир Ефимов.

Организаторы образовательной программы «Поставщики Москвы: история в лицах» — столичный Департамент по конкурентной политике и Музей предпринимателей, меценатов и благотворителей.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector