0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Пистолет-пулемёт Колесникова

До ручного пулемёта Дегтярёва. Пулемет Максима-Колесникова

В этой заметке хотелось бы продолжить тему малоизвестных пулеметов, которую уже не раз затрагивали ранее. Сегодня речь пойдет о пулемете Максима-Колесникова под патрон 7,62х54 мм, созданный ковровским оружейником Иваном Николаевичем Колесниковым. Имя этого конструктора, в отличие от того же Дегтярева, сегодня известно далеко не многим. ПМК также малоизвестен, но, например, станок Колесникова применялся для крупнокалиберного пулемета ДШК.

Колесников создал первый образец в 1923 г. В то время РККА остро нуждалась в пулеметах. Конечно выпуск собственных «Максимов» был налажен, но что казалось легких пехотных пулеметов, тут дело обстояло куда хуже. Своих РП СССР не имел, хотя над этим работал, например, Федоров, пытавшийся создать пулемет на базе своего автомата. Поскольку создание собственного пехотного пулемета заняло бы не один год, решено было (как временная мера) переделать станковый «Максим». Об этом писал и М.В. Фрунзе в «Военном вестнике» в 1924 г. (правда, Колесников к этому времени уже работал над своим новым образцом).

Важным пунктом переделки «Максима», отмеченным в тактико-технических требованиях, было снижение веса оружия, что Иван Николаевич и сделал. МК получил кожух для воздушного охлаждения вместо водяного, что вело уменьшению массы. Сократилась и длина ствола (65 см вместо 72), который при этом мог быстро заменяться вместе с кожухом. Ствольная коробка тоже стала короче из-за изменений в верхней и нижней части, а также ударно-спусковом механизме. УСМ вместо двух рукояток получил спусковой крючок и довольно нестандартной формы приклад с рукоятью. Скорее всего, такой упор нужен был для надежной установки на поверхность.

Как и в пулемете Максима для боепитания использовались холщевые ленты (на 50, 100 и 200 патронов), укладывавшиеся в металлический короб, который подвешивался к нижней части.

Все эти изменения привели к тому, что пулемет Колесникова стал легче и достиг 13 кг против 20 кг тела пулемета Максима (а со станком вес достигал 64,3 кг). Что касается боевых характеристик, то скорострельность осталась в пределах тех же 600 выстрелов в минуту.

В апреле 1925 г. были проведены испытания, в которых кроме образца Колесникова участвовал и переделочный пулемет Токарева. Последний как раз и получил больше положительных отзывов, хотя также как и МК имел массу недостатков. Токаревский пулемет по итогам этих испытаний был принят на вооружение, но вскоре снят и заменен ДП-27. О численности выпущенных единиц пулемета Максима-Колесникова точно сказать не берусь. В Сети встречается информация, что всего было выпущено 50 штук МК, из которых несколько были отправлены в Испанию для помощи республиканцам. На вооружение РККА МК принят не был. Хотя если бы даже это произошло, то с большой долей вероятности он бы повторил сценарий пулемета Максима-Токарева.

Пулемет Максима-Колесникова — один из первых в СССР

В этой заметке хотелось бы продолжить тему малоизвестных пулеметов, которую уже не раз затрагивали ранее. Сегодня речь пойдет о пулемете Максима-Колесникова под патрон 7,62х54 мм, созданный ковровским оружейником Иваном Николаевичем Колесниковым . Имя этого конструктора, в отличие от того же Дегтярева, сегодня известно далеко не многим. ПМК также малоизвестен, но, например, станок Колесникова применялся для крупнокалиберного пулемета ДШК.

Колесников создал первый образец в 1923 г. В то время РККА остро нуждалась в пулеметах. Конечно выпуск собственных «Максимов» был налажен, но что казалось легких пехотных пулеметов, тут дело обстояло куда хуже. Своих РП СССР не имел, хотя над этим работал, например, Федоров, пытавшийся создать пулемет на базе своего автомата. Поскольку создание собственного пехотного пулемета заняло бы не один год, решено было (как временная мера) переделать станковый «Максим». Об этом писал и М.В. Фрунзе в «Военном вестнике» в 1924 г. (правда, Колесников к этому времени уже работал над своим новым образцом).

Важным пунктом переделки «Максима», отмеченным в тактико-технических требованиях, было снижение веса оружия, что Иван Николаевич и сделал. МК получил кожух для воздушного охлаждения вместо водяного, что вело уменьшению массы. Сократилась и длина ствола (65 см вместо 72), который при этом мог быстро заменяться вместе с кожухом. Ствольная коробка тоже стала короче из-за изменений в верхней и нижней части, а также ударно-спусковом механизме. УСМ вместо двух рукояток получил спусковой крючок и довольно нестандартной формы приклад с рукоятью. Скорее всего, такой упор нужен был для надежной установки на поверхность.

Как и в пулемете Максима для боепитания использовались холщевые ленты (на 50, 100 и 200 патронов), укладывавшиеся в металлический короб, который подвешивался к нижней части.

Все эти изменения привели к тому, что пулемет Колесникова стал легче и достиг 13 кг против 20 кг тела пулемета Максима (а со станком вес достигал 64,3 кг). Что касается боевых характеристик, то скорострельность осталась в пределах тех же 600 выстрелов в минуту.

В апреле 1925 г. были проведены испытания, в которых кроме образца Колесникова участвовал и переделочный пулемет Токарева. Последний как раз и получил больше положительных отзывов, хотя также как и МК имел массу недостатков. Токаревский пулемет по итогам этих испытаний был принят на вооружение, но вскоре снят и заменен ДП-27. О численности выпущенных единиц пулемета Максима-Колесникова точно сказать не берусь. В Сети встречается информация, что всего было выпущено 50 штук МК, из которых несколько были отправлены в Испанию для помощи республиканцам. На вооружение РККА МК принят не был. Хотя если бы даже это произошло, то с большой долей вероятности он бы повторил сценарий пулемета Максима-Токарева .

P.S. По данному оружию удалось найти лишь эти фотографии, хотя существует мнение, что это лишь один из вариантов МТ.

На данную тему: С.Л. Федосеев. Пулеметы России. Шквальный огонь.

Спасибо за внимание! Буду рад, если поставите «палец вверх» и подпишитесь на канал History of weapons .

Слон против кита. Сравниваем немецкий MP-40 с советским ППС-43

В Сети часто мелькают сравнения двух культовых пистолетов-пулеметов — советского ППШ и немецкого MP40. А чуть менее известный ППС-43 конструкции Алексея Судаева обычно с «коллегой» из Третьего рейха не сравнивают, хотя они значительно более похожи друг на друга, в том числе и внешне. 42.TUT.BY попытался исправить историческую несправедливость и разобрать достоинства и недостатки двух пистолетов-пулеметов в сравнении.

Читать еще:  Советский корабельный вертолет ка-27: история, описание и характеристики

Реальность и мифы про немецкое и советское оружие

С мифами все хорошо у обоих участников соревнования. Про ППС-43 часто пишут, что «он признан лучшим пистолетом-пулеметом Второй мировой войны», правда без указания, кем и когда именно.

MP-40 сплошь и рядом называют «шмайсером» и порой полагают, что вермахт был вооружен им поголовно: образ немецкого солдата с MP-40 на груди и с закатанными рукавами стал каноничным.

Как обычно, реальность оказывается несколько иной. Никакого всеобщего признания ППС-43 лучшим пистолетом-пулеметом ВМВ не было, у разных стран имелись разные мнения на сей счет, а всемирных конкурсов не проводилось. А миф родился из единственного высказывания Михаила Калашникова: великий оружейник просто сообщил свое личное мнение по вопросу, а уже потом его слова подхватили.

Что же касается MP-40, то Хуго Шмайссер имеет крайне малое отношение к этому оружию — мы подробно писали об этом. Им не вооружали немецких солдат поголовно: основой огневой мощи отделения вермахта был единый пулемет MG-34, позже MG-42, при поддержке карабинов Маузера.

А пистолетам-пулеметам отводилась скромная роль вооружения командиров отделений (позже и их заместителей) и экипажей бронетехники. Таким образом, в процентном отношении солдаты, вооруженные пистолетами-пулеметами, составляли в войсках рейха явное меньшинство.

Патрон: поражение целей на большом расстоянии, останавливающее действие

Много копий сломано и по поводу сравнения патронов 9×19 mm Parabellum, которыми «питался» MP-40, и советских 7,62×25 мм ТТ — они использовались в ППС-43.

Как правило, речь идет о том, что немецкий патрон имел лучшее останавливающее действие, а советский — большую эффективную дальность поражения, едва ли не в 500 метров. Апофеозом этого противостояния была история о том, что на расстоянии в 100 метров пуля, выпущенная из MP-40, не может пробить солдатский ватник.

Этот миф оказался таким живучим, что эксперт концерна «Калашников» Владимир Онокой проверил его на практике, обстреляв два ватника на манекенах. Разумеется, зимняя одежда пулю не сдержала.

История, что пуля патрона 7,62×25 ТТ может поражать цели на значительно большем расстоянии, чем 9×19, тоже, скорее всего, миф. Несколько большая дульная энергия советского патрона на расстоянии в 200 метров компенсируется большей массой пули немецкого. Эффективная дальность поражения для обоих патронов составляет 100−150 метров, максимум 200 — на этих расстояниях пули показывают примерно равные характеристики.

Что же касается останавливающего действия, то у 9-миллиметровой немецкой пули оно действительно несколько выше — хоть и не как у американского 45-го калибра (красноречиво прозванного manstopper). Строго говоря, 9-миллиметровый калибр — это такая «золотая середина», очень удачное сочетание качеств, и не случайно сегодня именно «парабеллумовский» 9×19 mm является самым распространенным пистолетным боеприпасом в мире.

Советский же 7,62×25, версия немецкого же патрона для легендарного «маузера» С-96, как утверждается, был принят не от хорошей жизни. Дело в том, что все основное стрелковое оружие в раннем СССР (револьвер Нагана, винтовка Мосина, пулемет максим) имело калибр 7,62 мм, что позволяло унифицировать производство стволов. Годы спустя эта проблема исчезла, и сегодня патрон 7,62×25 понемногу уходит в историю, тогда как 9×19 живее всех живых.

Преимущество здесь, очевидно, за «немцем».

Технологичность: «немецкое качество» и советское производство

Выражение «немецкое качество» уже практически стало синонимом надежности и неубиваемости. Правда, это обеспечивалось столь же «немецкой» трудоемкостью любого изделия. Рабочие и инженеры рейха просто не могли выдать практически ничего простого и дешевого — и не всегда такой подход был оправдан.

Так, пистолет-пулемет MP-38 с фрезерованной для облегчения ствольной коробкой и другими прекрасными комплектующими требовал 18 человеко-часов — то есть условный рабочий должен был потратить три четверти суток, чтобы сделать всего один пистолет-пулемет. Часто встречается утверждение, что MP-40 был сильно упрощенной моделью и требовал меньших усилий из-за широкого применения штамповки.

На самом деле это полуправда. Оружие действительно было проще предшественника, но не сильно. На изготовление одного MP-40 требовалось до 15 человеко-часов, что все равно довольно много.

Для сравнения: тяжелый и не самый простой по советским меркам ППШ-41 требовал 7,3 человеко-часа — вдвое меньше. А во второй половине войны, когда немцы начали ощущать сильную нехватку ресурсов, MP-40 попробовали упростить еще больше — и потерпели неудачу. С качеством начались жуткие проблемы.

Фото: wikipedia.org

А что касается ППС, то тут даже сравнивать смешно: на изготовление одного пистолета-пулемета уходило всего 2,7 человека-часа. Почти в шесть раз меньше, и это притом что его могли изготавливать неквалифицированные рабочие (изначально пистолет-пулемет делали в блокадном Ленинграде).

Так что MP-40 мог бы иметь шансы на победу, только если бы оружие Судаева клинило, скажем, в половине случаев и разваливалось в руках бойцов. Но такого не наблюдалось, и по критерию технологичности ППС-43 побеждает с большим отрывом.

Скорострельность и точность

И ППС-43, и MP-40 имеют простейший принцип работы автоматики — со свободным затвором. Но если у ППШ, использующего тот же принцип, это оборачивается дикой скорострельностью в 1100 патронов, негативно отражающейся на точности и экономии боеприпасов, то наши «герои» этим не страдают.

Немецкий пистолет-пулемет за счет тяжелых подвижных деталей, пневматического демпфера и слабой возвратной пружины имеет вполне скромную скорострельность в 600 выстрелов в минуту. А если стрелять с борта бронетехники или из-за укрытия, то точность можно повысить, зацепив оружие за что-нибудь специальным крюком внизу ствола.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

В СССР пошли другим путем: в конструкции ППС-43 был предусмотрен длинный ход подвижных частей, а фибровый буфер в задней части обеспечивал смягчение удара откатывающегося затвора. В результате скорострельность орудия упала до тех же вполне приемлемых 600 выстрелов в минуту. Крюка у пистолета-пулемета не имеется, зато есть простой дульный тормоз-компенсатор, что повышает удобство ведения огня и точность.

Испытания обеих систем на полигонах показали, что точности стрельбы и ППС-43, и MP-40 вполне хватает для выполнения боевых задач. Если ППШ, несмотря на солидную массу, при стрельбе очередями «водило» довольно сильно и кучность стрельбы снижалась, то за конструкциями Судаева и Фольмера подобного не замечено. И это невзирая на то, что у автоматов не было возможности стрельбы одиночными — чтобы выпустить одну пулю, достаточно было быстро нажать и отпустить спусковой крючок.

Читать еще:  Электрошокер скорпион (scorpion 1102) от police: устройство, цена, отзывы, принцип действия

Здесь у нас был бы паритет, если бы не одно «но»: способ, которым немецкие конструкторы добивались снижения темпа стрельбы, оказался довольно затратным. Чтобы оружие стреляло, как задумано, требовалось очень высокое качество комплектующих — соответственно, при любой попытке упростить и удешевить производство оружие «мстило» своим создателям.

Фото: wikipedia.org

Так, в версии пистолета-пулемета от концерна Steyr инженеры предприняли попытку сделать MP-40 технологичнее, отказавшись от системы телескопических трубок и заменив их куском возвратной пружины большого диаметра, использовавшейся в пулемете MG-42. В зависимости от качества пружины ее усилие могло быть разным и темп стрельбы мог «плавать» в диапазоне от 600 до 1100 выстрелов в минуту. Понятно, что точность такого оружия начинала стремиться к нулю.

Помимо темпа стрельбы, точность обеспечивается и удобством управления оружием. Здесь у нас явный паритет: оба вида оружия имеют пистолетную рукоятку и металлический складной приклад. Первое можно назвать явным преимуществом, второе — недостатком (со временем такой приклад, в отличие от деревянного, разбалтывается). И MP-40, и ППС пытались делать в вариантах с деревянными прикладами (немцы сделали MP-41, а поляки уже после войны — клон оружия Судаева под названием wz. 1943/52). Большой популярности такие версии не снискали: компактность, обеспечивающаяся складным прикладом, оказалась важнее.

Итак, по точности огня у нас победил ППС-43 — советские оружейники смогли добиться отличных характеристик без усложнения конструкции.

Удобство в эксплуатации

Массогабаритные характеристики MP-40 и ППС-43 напрямую вытекают из их предназначения: войскам требовалось компактное оружие в первую очередь для экипажей бронетехники. На это изначально ориентировались немцы, а в СССР были недовольны чересчур крупным и тяжелым ППШ. Со сложенным прикладом MP-40 был всего 63 сантиметра в длину, с разложенным — 83 см.

Оружие Судаева имело буквально такие же габариты — 83 сантиметра в длину с разложенным прикладом, 61 — со сложенным. А вот по массе советское оружие сильно уступало — всего 3,9 килограмма против 4,8 (с патронами) у немецкого пистолета-пулемета. На войне, когда важен каждый лишний грамм, это важно.

И вновь у нас некоторое превосходство ППС-43.

Магазины: емкость и надежность

Коробчатые магазины для советских пистолетов-пулеметов принято ругать за небольшую (35 патронов) емкость и склонность к заклиниванию: считается, что знаменитый барабанный магазин ППШ куда лучше. Правда, это касается именно пистолета-пулемета Шпагина — огромная скорострельность порождала большой расход боеприпасов, и 35 патронов в магазине действительно были не бог весть чем.

А склонность к заклиниванию порождалась опять-таки «заточенностью» ППШ под барабанный магазин: из-за специфической схемы, при которой патрон всегда выходит с фиксированной позиции, конструкторам пришлось делать двухрядный магазин с однорядным выходом боеприпасов. Понятно, что ни к чему хорошему такое не привело.

Слева коробчатый магазин ППШ с однорядной подачей патронов, справа — магазин ППС с двухрядной подачей. Фото: wikipedia.org

В ППС ситуация кардинально другая: Судаев изначально делал свою модель под двухрядные коробчатые магазины, так что подача патронов также двухрядная. Большинство проблем с ненадежностью подачи боеприпасов как рукой сняло. А почти в полтора раза сниженная скорострельность позволила уменьшить расход боеприпасов: теперь 35 патронов стало хватать. Словом, претензий к магазину ППС практически нет.

А вот у MP-40 с магазином было все плохо. Та же проблема, как и у ППШ: двухрядный магазин, однорядная подача, и этот недостаток был в принципе неустраним. Отсюда, казалось бы, дикие инструкции для немецких разведчиков: «Автоматчики кроме автомата должны быть вооружены пистолетами (носить в карманах мундира на случай самозащиты, если откажет автомат)», «Для сохранения пружин обоймы (так сказано в документе) в небоевой обстановке держать без патронов, чистыми и смазанными. Перед заполнением обойм патронами их так же, как и автоматы, тщательно протереть и смазать слегка маслом. В обойму вставляются 24 патрона во избежание засорения, помещать обойму в карман отверстием вниз».

Мы полагаем, что здесь все ясно: с точки зрения магазина MP-40 проигрывает так же безнадежно, как по технологичности. Возможно, немцам просто не повезло сразу нащупать идеальный вариант, и в результате оружие нельзя было быстро и легко модернизировать, изменив схему на удачную.

Объемы выпуска

И MP-40, и ППС выпускались сотнями тысяч. Немецких пистолетов-пулеметов сделали во время войны не менее 1 200 000, советских — более скромно, 500 000. Здесь отдадим преимущество изделию оружейников рейха. Правда, ППС изначально не планировался как основное вооружение советских автоматчиков: у тех было еще несколько миллионов ППШ. Да и выпускали оружие Судаева не всю войну. Однако цифры есть цифры: MP-40 сделали больше.

Влияние на оружейников других стран

Ничто, пожалуй, не служит мерилом качества оружия так, как желание производить его копии в разных странах. И здесь обоим соперникам есть чем «гордиться»: в послевоенное время оружейники Европы и Азии с удовольствием копировали и MP-40, и ППС-43. Так, французы сделали свою версию MP-40 под названием Hotchkiss Universal, а бельгийцы — Vigneron M2.

Vigneron M2. Фото: wikipedia.org

Пистолет-пулемет Судаева стали копировать еще во время Второй мировой — например, в Третьем рейхе выпускали свою версию под названием MP-709. В свою очередь, познакомившись с устройством ППС-43, в Финляндии, на родине знаменитого «Суоми», представители компании Tikkakoski Оу решили, что конструкция Судаева нравится им больше, и сделали свою версию — в том числе под барабанный магазин от того же «Суоми» и патрон 9×19 Parabellum. Конструкция получила название m/44.

А когда владельца контрольного пакета Tikkakoski Оу, немца Вилли Дауса после войны «попросили» из Финляндии, он осел в Испании и продолжил производить «судаев» под названием Dux 53. Им вооружались, например, полицейские Западной Германии.

Фото: wikipedia.org

Также ППС делали в Польше и Китае, но это были все-таки страны-союзники СССР, так что, возможно, в выборе этого оружия имели место политические мотивы. Поэтому справедливо будет признать за моделями равенство.

Итак, наше сравнение закончено. Без бинокля видно, что ППС-43 в этой «битве слона с китом» одержал полную и убедительную победу. Возможно, это и не лучший пистолет-пулемет Второй мировой войны, но он оказался явно успешнее немецкого «коллеги». Впрочем, последний тоже весьма и весьма хорошее оружие, особенно если брать ранние версии.

Пистолет-пулемёт Колесникова

Боевое и служебное оружие России

Предлагаемая читателю книга «Боевое и служебное оружие России» представляет собой ретроспективный обзор стрелкового оружия, разработанного и выпускавшегося серийно российскими оборонными предприятиями с начала ХХ века и до настоящего времени.

Этот временной диапазон выбран по той причине, что именно в это время, как никогда ранее развитие стрелкового оружия не происходило столь быстрыми темпами, оно не изготавливалось такими колоссальными «тиражами» и не использовалось в сражениях, по своим масштабам многократно превосходящих все сражения прошлых веков.

Читать еще:  Помощник для тренировок. Приложение для смартфона MantisX

Как известно, стрелковое оружие относится к огнестрельному оружию, в котором для выбрасывания снаряда (пули) из канала ствола используется сила давления газов, образующихся при сгорании метательного взрывчатого вещества – пороха.

В зависимости от диаметра канала ствола принято различать стрелковое оружие малого (до 6,5 мм), нормального (6,5–9,0 мм) и крупного (от 9,0 до 15,0 мм) калибра.

Важным признаком для классификации стрелкового оружия является степень автоматизации процессов перезаряжания, производства очередного выстрела и экстрактирования стреляной гильзы.

В неавтоматическом стрелковом оружии все операции перезаряжания и производства выстрела выполняются стрелком вручную.

Такое оружие бывает однозарядным, магазинным и с несколькими патронниками (барабанное).

В самозарядном и автоматическом стрелковом оружии все операции перезаряжания автоматизированы. Различие между ними заключается лишь в том, что у самозарядного оружия автоматизированы только операции перезаряжания, а для производства очередного выстрела требуется нажатие на спусковой крючок.

В случае же автоматического оружия после начала стрельбы выстрелы следуют один за другим, пока не кончатся патроны в магазине или не прекратится нажатие на спусковой крючок.

По назначению стрелковое оружие делится на рассматриваемое в настоящей книге боевое и служебное, а также пристрелочное, учебное, спортивное и охотничье.

В соответствии с Федеральным законом к боевому стрелковому относится оружие, предназначенное для решения боевых и оперативно-служебных задач, принятое в соответствии с нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации на вооружение Министерства обороны Российской Федерации и других государственных военизированных организаций, а также изготавливаемое для поставок в другие государства.

Советской военной терминологией, используемой и в настоящее время, боевое стрелковое оружие в зависимости от способа управления и удержания подразделялось на револьверы, пистолеты, пистолеты-пулеметы, автоматы, винтовки, снайперские винтовки, карабины, пулеметы, ручные пулеметы, станковые пулеметы и единые пулеметы.

В соответствии с этой классификацией, пистолеты и револьверы являются личным оружием и предназначаются для поражения живой силы противника на коротких расстояниях (до 50–70 м), а пистолеты-пулеметы, автоматы, винтовки и карабины относятся к индивидуальному оружию, для поражения одиночных и групповых живых целей на дальностях до 800–1000 м.

Пулеметы рассматриваются как групповое автоматическое оружие пехотных подразделений. Ручной пулемет определяется как наиболее мощное автоматическое стрелковое оружие отделения, а станковый пулемет – как установленное на специальном станке наиболее мощное автоматическое стрелковое оружие, способное к длительному ведению непрерывного огня.

В России в начале ХХ века производство боевого стрелкового оружия было сосредоточено на трех государственных оружейных заводах – Тульском, Ижевском и Сестрорецком.

В то время в армии императорской России использовалось боевое стрелковое оружие, разработанное в основном иностранными оружейниками. Это были револьвер бельгийского конструктора Л. Нагана, ручной пулемет (ружье-пулемет) датчанина В. Мадсена и станковый пулемет американца Х. Максима.

Единственным отечественным образцом боевого стрелкового оружия была 7,62 мм (трехлинейная) винтовка системы С. Мосина.

К началу Первой мировой войны кадровая Русская армия была полностью обеспечена боевым стрелковым оружием, по своим тактико-техническим характеристикам не уступающим лучшим мировым образцам.

Были созданы также мобилизационные запасы оружия по нормам, рассчитанным в 1910 г. Сведения о наличии оружия по состоянию на август 1914 г. приведены в табл. 1.

Уже в начальном периоде Первой мировой войны выяснилось, что нормы мобилизационных запасов 1910 г. не соответствуют характеру войны: вместо краткосрочной победоносной кампании Русская армия оказалась втянутой в изнурительную позиционную войну с колоссальным расходом винтовок – до 200 000 единиц в месяц!

В результате уже через три месяца после начала войны были исчерпаны не только запасы на компенсацию потерь и замену испорченного оружия, но и резерв для формирования запасных батальонов.

Уже осенью 1915 г. в армии встречались полки, в которых имелось всего 20 % положенного по штату оружия, а всего в действующей армии насчитывалось лишь 700 000 штыков (т. е. вооруженных бойцов).

Катастрофическую нехватку винтовок пытались ликвидировать приобретением винтовок разных систем за рубежом и использованием трофейного оружия. В результате на вооружение Русской армии поступили следующие образцы винтовок:

• 763 000 японских винтовок системы Арисака;

• 300 000 трофейных австрийских винтовок системы Манлихера;

• 400 000 итальянских винтовок системы Веттерли;

• 86 000 французских винтовок системы Лебеля;

• 550 000 французских винтовок системы Гра и Гра-Кропачека.

Тем не менее даже в конце 1916 г., когда снабжение оружием немного улучшилось, в армии числилось всего 2 741 000 штыков, при этом общая численность армии со всеми ее штабами и тыловыми учреждениями равнялась 7 000 000 человек!

Поставки пулеметов также осуществлялись неудовлетворительно. Состоявший на вооружении Русской армии пулемет системы Максима обр. 1910 г. выпускался только пулеметным отделом Тульского оружейного завода. Его годовая производительность составляла 700 пулеметов.

Экстренными мерами ее удалось поднять в 1914 г. до 1184 единиц, а в 1915-м – до 4251 единицы. В 1916 г. пулеметный отдел изготовил 11 072 пулемета, а в 1917-м г. – 11 420, увеличив таким образом свою производительность по сравнению с довоенной в 16,3 раза.

Всего за время войны было изготовлено 27 927 пулеметов (это в десять раз меньше производства пулеметов в Германии).

Пулеметов катастрофически не хватало. Русское правительство обратилось за помощью к союзникам.

В разное время было заказано зарубежным фирмам следующее количество пулеметов:

• фирме «Марлин» – 12 000 пулеметов систцемы Кольта-Браунинга;

• «Кольт Армз» – 2850 пулеметов системы Кольта-Браунинга;

• «Виккерс» – 10 000 пулеметов системы Максима;

• «Соваж» – 10 000 пулеметов системы Льюиса;

• «Бирминаль» – 1000 пулеметов системы Льюиса;

• «Гочкис» – 500 пулеметов «Гочкис».

Более или менее крупные поставки пулеметов в Россию начались лишь в 1917 г., когда армии союзников получили нужное количество пулеметов в свои пехотные дивизии.

В конце войны французская дивизия имела по штату 574 пулемета, а британская – 684. При этом в пехотной дивизии Русской армии по штату числилось всего 72 пулемета.

Всего за 1917 г. было завезено 9600 пулеметов системы Льюиса из США и 1860 аналогичных пулеметов из Великобритании.

Из Франции было доставлено 6100 пулеметов системы Шоша и 540 пулеметов «Гочкис».

Из 10 000 станковых пулеметов, заказанных фирме «Виккерс», до 1917 г. было получено только 128, а с января по октябрь 1917 г. еще 900 единиц.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector