0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Пикирующий бомбардировщик junkers ju-87: главный символ немецкого блицкрига

Пикирующий бомбардировщик Юнкерс Ju.87 «Штука»

Пикирующий бомбардировщик Юнкерс Ju.87 «Штука»

История создания пикирующего бомбардировщика Ju.87 «Stuka»

В сентябре 1933 года министерство авиации Германии объявило конкурс на создание пикирующего бомбардировщика, по летным данным сравнимого с истребителями того времени. К разработке приступили четыре фирмы: «Арадо», «Блом и Фосс», «Хейнкель» и «Юнкерс», проектировавшие соответственно машины Ar.81, Ha.137, He-118 и Ju.87.

Юнкерс (не в последнюю очередь благодаря начальнику технического управления Э. Удету, явно симпатизировавшего фирме) свою разработку назвал Ju.87 «Stuka» («штука»), причем весьма странное «имя» самолета было сокращением от s turzkampfflugzeug — то есть буквально, «пикирующий боевой самолёт». Разработку машины возглавил конструктор Г.Польман.

19 сентября 1935 года «Юнкерс 87» впервые поднялся в воздух, а вскоре, одержал убедительную победу над конкурентами и был рекомендован в серийное производство, которое началось с января 1937 года. За неказистый внешний вид, а особенно из-за характерного обтекателя убирающихся шасси, машина получила прозвище «лаптёжник».

Чертеж пикирующего бомбардировщика Юнкерс Ju.87 «Штука»

Пикирующий бомбардировщик Ju-87 выпускался на заводах «Юнкерс» (Дессау), «Везер флюгцойгбау» (Бремен), в Темпельхофе (Берлин) и Лемвердере до осени 1944 года. Всего изготовлено до 6500 самолётов различных модификаций.

Конструкция и модификации бомбардировщика Ju.87 «Stuka»

Бомбардировщик Ju.87 это цельнометаллический свободнонесущий низкоплан с трапециевидным крылом типа «обратная чайка». Шасси трёхопороное, неубирающееся, с задней стойкой. Передние стойки шасси закрыты обтекателями, также на них установлена газоструйная сирена («иерихонская труба»), издающая при пикировании жуткий вой деморализующий противника на земле и помогающий пилоту не глядя на приборы, по слуху, сориентироваться о примерной скорости самолета.

Для обеспечения безопасного выхода из пикирования самолёт оснащался тормозными решётками под крылом и автоматом пикирования. Двухместная кабина экипажа закрыта общим фонарём.

  • Ju-87A — серийный вариант с двигателем Jumo-210, бомбовая нагрузка составляла 500 кг. Выпускался с конца 1937 года до весны 1938, было изготовлено 262 самолёта. К 1939 году все они уже были выведены из боевого состава и использовались как учебные.
  • Ju-87B — пикирующий бомбардировщик с двигателем Jumo-211A. Увеличен вынос колёс шасси вперёд, количество пулемётов возросло до 3, бомбовая нагрузка до 1000 кг. Версия B-1 выпускалась в 1938-1939 годах, B-2 — с 1939 г. Поставлялся в Болгарию, Венгрию и Румынии, в тропическом исполнении, с противопылевыми фильтрами, — в Италию. Модификация Ju-87B-2/U3 имела усиленное бронирование, Ju-87B-2/U4 — лыжное шасси.
  • Ju-87C — палубный вариант Ju-87B выпущенный малой партией. Отличался наличием кронштейнов для катапульты, посадочным гаком, дополнительными топливными баками, складывающимися крыльями с надувными баллонами и отстреливающимся шасси, при посадке на воду. Впоследствии все были переделаны в Ju-87B-1.

Пикирующий бомбардировщик Ju-87 – один из символов блицкрига

Среди всех боевых немецких самолетов периода Второй мировой войны, пожалуй самым примечательным и известным стал Юнкерс Ju-87, который является символом блицкрига и во многих странах мира все еще ассоциируется со словом «агрессия». Данный самолет снискал себе печальную известность в небе Испании и Польши, во Франции и в Англии, на Балканах и в Советском Союзе, став символом страха, разрушения и горя. Ни один другой самолет прошедшей войны не вызывал столько дискуссий и не пробуждал столько противоречивых мнений.

Ju-87 – этот с виду неказистый, угловатый пикировщик стал, по сути, самым узнаваемым самолетом люфтваффе. За его неубирающиеся шасси советские солдаты прозвали его «лаптёжником» или «лапотником». Также данный самолет получил прозвище «Штука» – от немецкого Sturzkampfflugzeug – обозначения всех пикирующих бомбардировщиков. Поначалу данный самолет вызывал жаркие споры в руководстве люфтваффе, но после польской и французской кампаний пикировщик стал практически легендой, а сторонники «Штуки» создали вокруг машины ореол превосходного и непревзойденного оружия.

Пикирующий бомбардировщик Ju-87 имел некоторое сходство с хищной птицей, а в его угловатых контурах просматривалось что-то дьявольское – радиатор пикировщика напоминал широко разинутую пасть, а неубирающееся стойки шасси с объемными обтекателями напоминали выпущенные когти. Все эти особенности машины производили сильный психологический эффект на тех, на кого пикирующий бомбардировщик с неумолимой точностью сбрасывал свои бомбы. Юнкерс Ju-87 был очень прочной машиной, которая обладала относительно хорошей для самолета данного класса управляемостью, отличной надежностью, с довольно хорошим обзором. Самолет предоставлял своему экипажу прекрасную возможность для поражения любых целей с пикирования, обеспечивая отклонение бомб от цели в радиусе не более 30 метров. При этом главным недостатком машины была ее тихоходность. Использовать данный пикирующий бомбардировщик можно было лишь при условии полного превосходства в воздухе. Машина была очень уязвима и представляла собой идеальную цель для истребителей, что показали уже воздушные бои во время «битвы за Англию».

Не зря именно этот самолет считался одним из символов «блицкрига» – он был предназначен для использования в условиях недостаточно активной ПВО противника. В противном случае все достоинства слабо защищенного и медлительного «Юнкерса» достаточно быстро сводились к минимуму. Где-то к середине войны использование данной машины в дневных условиях стало в первую очередь опасным для самих пилотов. Рост количества советских истребителей и уровня подготовки советских пилотов привел к тому, что потери пикировщиков Ju-87 катастрофически выросли. Это вынуждало немцев производить бомбометание с больших высот, что отрицательно сказывалось на его точности, а также выделять для сопровождения большие группы истребителей сопровождения.

После сражения под Курском Ju-87 все чаще применялись как тренировочные машины, а оставшиеся в войсках пикировщики оборудовались пламегасителями и переводились в подразделения ночных бомбардировщиков. К осени 1944 года к дневным вылетам привлекались только бомбардировщики модификации Ju-87G, оснащенные двумя 37-мм орудиями (по 12 снарядов на ствол). Их основной целью была борьба с советскими танками. Постепенно они заменялись в войсках на более совершенные самолеты FW 190F и G. Всего до конца войны произвели около 6500 самолетов Ju-87 различных модификаций.

Процедура пикирования

Находясь на высоте около 4 600 метров, пилот пикировщика искал цель для бомбометания через специальное наблюдательное окно, расположенное в полу кабины. После нахождения цели он выпускал воздушные тормоза и убавлял газ, переворачивая самолёт на 180 градусов и переходя в режим пикирования под углом 60-90 градусов. Для того чтобы летчику было легче контролировать угол пикирования относительно горизонта, на остеклении фонаря кабины наносилась специальная градусная сетка.

В момент приближения самолета к земле на контактном альтиметре загоралась лампочка, обычно, на высоте в 450 метров. После этого пилот нажимал кнопки на ручке управления, которые отвечали за сброс бомб, одновременно с этим включался механизм автоматического выхода самолета из пикирования и самолет начинал процедуру выравнивания, при этом летчик испытывал перегрузки до 6g.

В тот момент, когда нос «Штуки» оказывался выше уровня горизонта, воздушные тормоза убирались в свое стандартное положение, дроссель открывался, шаг винта устанавливался в режиме набора высоты. Летчик брал управление машиной на себя и возвращался к нормальному полету. Оставшиеся под крыльями бомбы он мог использовать для пикирования на другие обнаруженные цели.

Следует признать, что точность бомбометания у Ju-87 была несколько выше, чем у советского пикирующего бомбардировщика «Пе-2», так как «Юнкерс» осуществлял сброс бомб с высоты менее 600 метров, в то время как Пе-2, сбрасывал бомбы минимум с километровой высоты. При таких условиях пилот «Штуки» имел возможность произвести прицеливание практически «в упор», исходя из погодных сводок и взяв поправки «на глаз». К тому же Ju-87 пикировал на относительно небольшой скорости (около 600 км/ч), что давало летчику достаточно времени на проведение некоторых корректировок траектории полета.

Ведущим конструктором пикировщика была Герман Польман, который еще в 1933 году приступил к работам по созданию данного самолета. В тот момент, когда министерство авиации опубликовало требования к новому пикирующему бомбардировщику, они практически идеально подошли под готовую машину. Свой первый полет Ju-87 совершил уже в 1935 году. В своем самолете Польман удачно совместила такие важные для пикировщика качества, как отличный обзор, хорошую управляемость, достаточную прочность конструкции, что позволяло машине выполнять маневры с большими перегрузками. Не желая ослаблять крыло машины, делая в нем вырезы под ниши для уборки шасси (что было характерно для новейших самолетов того времени) Герман Польман выполнил его неубирающимся. Для уменьшения аэродинамического сопротивления он использовал большие обтекатели, которые советские солдаты прозвали впоследствии лаптями.

Читать еще:  Рюгер П85 (Ruger P85)

Ju-87 – это двухместный одномоторный цельнометаллический низкоплан, имеющий неубирающееся шасси. Фюзеляж машины цельнометаллический овальный состоит из 3-х частей: передней, где находится мотор и его системы, средней – кабина экипажа и задней, к которой крепится хвостовое оперение самолета. Хвостовое оперение машины однокилевое цельнометаллическое с подкосным стабилизатором. На каждом руле высоты располагается по 2 триммера. Наружные триммеры имели связь с автоматом пикирования Abfanggerat, а также тормозными щитками, внутренние триммеры облегчали летчику управление машиной. Характерным штрихом внешнего вида стабилизатора, да и всего самолета в целом можно считать весовые компенсаторы, имеющие вид полукруглых сегментов на концах руля высоты.

Крыло самолета также было очень запоминающимся и было выполнено по схеме «обратная чайка», имело характерную W-образную форму. W-образность крыла самолета позволила уменьшить массу и размеры неубирающихся стоек шасси. В центроплане машины располагались объемные топливные баки, лючки их заливных горловин располагались сверху на центроплане по обеим сторонам фюзеляжа. Трапециевидные консоли с изломом по задней кромке прикреплялись к центроплану в 4-х точках к заднему и переднему лонжеронам. Два щелевых элерона и четыре щелевых закрылка обеспечивали пикировщику сохранение хороших летных данных на всех этапах полета машины. Данная конструкция была типичной для фирмы Юнкерс и называлась Doppelflugel – двойное крыло. Элероны были оборудованы триммерами и имели внешнюю весовую компенсацию. Также на переднем лонжероне были расположены тормозные щитки, которые представляли собой профилированные пластины размером 2300×160 мм с продольной щелью. Тормозные щитки и закрылки имели гидравлическую механизацию. При бомбометании с пикирования управление тормозными щитками производилось с помощью автомата пикирования Ahfanggerat.

Шасси самолета было неубирающимся и имело классическую конструкцию. Основные стойки шасси были прикрыты съемными обтекателями и были взаимозаменяемы для обеих стоек. Размеры основных колес — 840×300 мм. Был также предусмотрен вариант установки пикировщика на лыжное шасси.

Кабина Ju-87 находилась в средней части фюзеляжа между 2-м и 5-м шпангоутами, при этом на 3-м усиленном шпангоуте монтировалась силовая противокапотажная рама. Фонарь кабины включал в себя 4 части: передний козырек, сдвижную часть фонаря летчика, неподвижную часть кабины между пилотом и стрелком-радистом и сдвижную часть с шаровой установкой пулемета MG 15 стрелка-радиста. В фюзеляже пикировщика перед передним лонжероном располагался сквозной короб-визир, который на нижней поверхности фюзеляжа прикрывался застекленным люком, а изнутри из кабины – специальной подвижной усиленной дюралюминиевой заслонкой. С помощью него летчик мог точно определять момент для начала пикирования на цель. Между пилотом и стрелком-радистом размещалась коротковолновая радиостанция FuG VIIa.

Винтомоторная группа состояла из 12-цилиндрового мотор жидкостного охлаждения Jumo211. Его мощность в зависимости от модели составляла от 1200 до 1500 л.с. Винт самолета был деревянным, широколопастным диаметром 3,40 м и обладал изменяемым шагом. Автомат перекоса лопастей винта и управление мотором объединялись вместе с автоматом пикирования в один механизм, который осуществлял управление поворотом лопастей винта, подачей топлива в двигатель, работой створок масляного и водяного радиаторов, системой механизации оперения и крыла.

Вооружение пикировщика состояло из двух неподвижных 7,92-мм пулеметов MG 17 (боезапас по 1000 патронов на ствол), которые размещались в консолях крыла, а также подвижного пулемета MG 15 в шаровой установке. Боезапас к данному пулемету размещался в дисках, которые находились на правом борту кабины стрелка-радиста. Бомбовая нагрузка Ju-87 достигала 1000 кг и размещалась на 3-х узлах подвески. С помощью специальной Н-образной вилки-трапеции бомба с центрального бомбодержателя во время проведения бомбометания с пикирования отводилась на безопасное расстояние от самолета, чтобы не попасть в пределы площади его винта. Состав вооружения мог меняться в зависимости от модификации. Так, к примеру противотанковый вариант пикировщика Ju-87 G-2 оснащался 2-мя 37-мм пушками Flak 18.

Тактико-технические характеристики Ju-87B2:

Размеры: размах крыла – 13,6 м, длина — 11,1 м, высота — 4,01 м.
Площадь крыла – 31,9 кв. м.
Масса самолета, кг
— пустого – 2 750
— нормальная взлетная – 4 090
Тип двигателя – 12 – цилиндровый Junkers Jumo-211Da мощность 1 200 л.с.
Максимальная скорость – 380 км/ч
Максимальная скорость пикирования – 650 км/ч
Практическая дальность нормальная – 790 км.
Максимальная скороподъемность – 333 м/мин
Практический потолок – 8 000 м
Экипаж – 2 человека.
Полезная нагрузка: до 1000 кг бомб, два крыльевых 7,92-мм пулемета МG-17 и один 7,92-мм пулемет МG-15 на подвижной установке стрелка-радиста.

Немецкий пикировщик Ю-87 — самолет с парадоксальной историей

Вторую Мировую войну не случайно называют «войной моторов». С самого первого дня вооруженного противостояния стало понятно, что решающим фактором для достижения победы станет военная техника. Корабли, танки и самолеты, управляемые и ведомые человеком, будут беспощадно уничтожать все живое и неживое, встречающее на их пути. Чем современней вооружение, тем больше размер нанесенного ущерба и людских потерь. В огненном вихре глобального конфликта рождались новые, технически совершенные орудия убийств, сменяющие старые образцы военной техники. Гонка вооружений не оставляла шансов никому.

На этом фоне явно выделяются некоторые образцы военной техники, сумевшие не только устоять под напором технической революции, но и занять достойное место в ряду самых эффективных средств вооружения. Яркий тому пример — немецкий пикирующий бомбардировщик Ю-87, самолет — легенда, прошедший всю войну от начала до конца и заслуживший громкую славу. Учитывая тот факт, что военная техника в те годы устаревала прямо на глазах, машина стала на целое десятилетие основным фронтовым бомбардировщиком люфтваффе. Пикирующий «юнкерс» ни больше, ни меньше стал символом немецкого блицкрига – фирменным знаком германской наступательной стратегии.

Немецкий ju 87 stuka – зловещий символ агрессии

В современной военной истории достаточно редки случаи, когда военная техника, созданная в условиях мирного времени, показывает себя во время военных действий с самых лучших сторон. Германия, долгое время пребывавшая в стесненных условиях Версальского договора, в 30-е годы приступает к созданию новых полноценных вооруженных сил. Стремительные темпы строительства люфтваффе объясняются наличием здоровой конкуренции в области самолетостроения и хорошей материально технической базой, которой обладала германская экономика. С приходом к власти нацистов, в Германии на первое место выходит задача создания в кратчайшие сроки мощных, современных и боеспособных Военно-Воздушных Сил.

На этой волне немецкие авиаконструкторы, практиковавшиеся до этого на создании спортивных и пассажирских машин, сумели создать современные боевые самолеты. Большинство из созданных моделей составили основную силу немецких люфтваффе, которым в скором времени придется вести тяжелейшую борьбу на фронтах Второй Мировой войны.

Уже в апреле 1934 года, всего спустя 15 месяцев с момента прихода Гитлера к власти, в Германии был объявлен конкурс на создание фронтового бомбардировщика для непосредственной поддержки войск на поле боя. В конкурсе приняли участие сразу четыре фирмы Heinkel, Junkers, Aradо и Blohm + Voss, каждая из которых представила вполне современные для того времени боевые машины. В этом контексте любопытен факт такой быстрой готовности немецкой авиапромышленности представить конкурсной комиссии готовые образцы техники. В недрах конструкторских бюро уже лежали готовые разработки и проекты, ждавшие своего часа. Если с созданием истребителей ситуация легко объяснялась состоянием спортивной авиации, то с бомбардировщиками все выглядело несколько сложнее. Никто до этого момента ни в Германии, ни в мире не имел опыта постройки пикирующих бомбардировщиков.

По результатам тщательного отбора победителем конкурса стала машина Ю-87, созданная опытным конструктором фирмы Junkers Германом Польманом. И это с учетом того, что некоторые элементы конструкции самолета уже тогда вызывали горячие споры. Логика конструкторов немецкого пикировщика шла в разрез с основными тенденциями развития военной авиации. Акцент делался на схему моноплана и убирающиеся шасси. Если с первым элементом в машине Польмана все было в порядке, то неубирающиеся шасси выглядели явным анахронизмом.

Впоследствии неубирающиеся шасси обеспечили немецким пикировщикам возможность более широкой эксплуатации во фронтовых условиях. Для взлета и посадки самолетов были пригодны любые, даже малоподготовленные полевые аэродромы, расположенные в непосредственной близости от линии фронта.

Несмотря на противоречивое отношение к конструкции самолета, машина была принята на вооружение. Первый полет новый пикирующий бомбардировщик немецких люфтваффе совершил уже в сентябре 1935 года. Следует отметить, что первые опытные машины выпускались в одноместном варианте. Официально эксплуатация машины в летных частях началась с 1936 года. Первая серийная модификация самолета — это junkers ju 87, машины c индексом А (Антон). Именно на них обкатывались и прорабатывались все детали конструкции самолета для последующего массового производства. Первые три серийных пикировщика Ю-87А-1, выпущенные в 1937 году прошли войсковые испытания в составе немецкого добровольческого корпуса «Кондор», воевавшего на стороне войск генерала Франко в Испании.

Читать еще:  Советский броневик ба-3 1934 года выпуска

В ходе Гражданской войны в Испании произошло первое знакомство советских летчиков с немецкой машиной. По отзывам советских пилотов, немецкий пикировщик не внушал страха и выглядел достаточно скромно в небе. Через четыре года советские войска снова столкнутся на поле боя с немецкими пикирующими бомбардировщиками и эта встреча принесет немало бед и страданий.

Имея нехарактерный внешний вид – крыло «перевернутая чайка» и неубирающиеся шасси – немецкий «Юнкерс» 87 стал самым узнаваемым боевым самолетом на полях сражений Второй Мировой войны. Этот самолет отлично знают в Польше и во Франции. Немецкие пикировщики господствовали в свое время на Балканах, в Средиземном море и в Северной Африке. В начальный период вооруженного противостояния на Восточном фронте пикировщики люфтваффе буквально висели над позициями Красной Армии, сметая все на своем пути, сея панику и страх в порядках обороняющихся.

За свой неказистый внешний вид, советские солдаты прозвали вражеский пикировщик «лаптежником». Шасси были спрятаны в гондолы каплевидной формы, внешне напоминающие обутые человеческие ноги. В Германии самолет получил другое название «Штука» (Stuka), сокращенное название от немецкого обозначения штурмовой авиации Sturzkampfflugzeug.

В чем секрет долголетия немецкого пикировщика Ю-87 «Штука»

Когда в 1939 году в Германию прибыла советская военно-техническая делегация, ее членам были представлены образцы военной техники, стоящей на вооружении ВЕРМАХТА. Внимание советской делегации привлекли истребители «Мессершмитт Bf-109», бомбардировщики «Юнкерс 88» и «Хейнкель 111». Пикирующий бомбардировщик конструкции фирмы «Юнкерс» советские эксперты вниманием не удостоили, считая эту машину морально устаревшей и не отвечающей современным требованиям. Поводом к такому отношению стали низкие летно-технические характеристики самолета и несовершенная аэродинамика. На деле у этой машины оказался достаточно крепкий конструктивный ресурс, обеспечивший в дальнейшем для пикировщика насыщенную боевую историю.

Самолет обладал следующими преимуществами:

  • прочная конструкция и широкие эксплуатационные возможности;
  • хорошая управляемость, надежность и предсказуемость;
  • удачное сочетание летно-тактических параметров для самолетов данного класса;
  • ремонтопригодность.

Столь многочисленные преимущества, которыми обладал немецкий «Юнкерс» позволяли прощать его главный недостаток — низкую скорость. Зато в плане прицельного бомбометания с пикирования немецкой машине не было равных. Ни хваленые японские летчики, ни их американские визави не могли конкурировать по точности сброса бомбовой нагрузки с асами немецких люфтваффе. Летчики немецких штурмовых эскадр в своем ремесле достигли наивысшего мастерства, с хирургической точностью нанося разящие удары с воздуха по любым целям.

Первыми на себе точность бомбометания немецких пикировщиков испытали англичане, которые понесли большие потери во время эвакуации своих войск из Дюнкерка. Затем настал черед критской эпопеи, во время которой немецкие пикирующие бомбардировщики буквально растерзали британский Средиземноморский флот.

В дальнейшем люфтваффе блестяще использовали устаревшие тихоходные машины на Восточном фронте и в Северной Африке. Неказистые машины могли часами висеть в воздухе, устраивая смертельную карусель над передним краем и заставляя обороняющиеся войска буквально закапываться в землю.

Немецкий ас обер-лейтенант Ханс-Ульрих Рудель 23 сентября 1942 года на своем ju 87 stuka сумел нанести смертельный удар советскому линкору «Марат», стоявшему на рейде военно-морской базы Кронштадт. Авиационная бомба массой в 1000 кг поразила военный корабль как раз в районе первой башни главного калибра, пробив бронированную палубу. В результате попадания авиабомбы произошла детонация артиллерийских погребов, нанесшая советскому линкору тяжелейшие повреждения. Корабль был окончательно выведен из строя и больше не мог выходить в море.

Машина прекрасно вела себя в воздухе, была легка в управлении. В режиме пикирования отклонение сбрасываемой авиабомбы от цели не превышало 30 метров, что считалось очень высоким показателем. Благодаря мастерству немецких пилотов из пикировщика удалось выжать максимум, сделав его смертельным оружием ближнего боя.

Именно благодаря своей штурмовой авиации немецкие войска уверенно себя чувствовали на поле боя. Устаревший самолет стал идеальным средством непосредственной поддержки войск в наземных операциях, эффективным инструментом для уничтожения объектов особой важности.

Однако все преимущества, которыми обладал самолет, и результаты, которые сумели продемонстрировать пилотировавшие «штуку» немецкие асы, могли быть достигнуты только при подавляющем господстве в воздухе. В первый период Второй Мировой войны немецкая авиация практически безраздельно господствовала в небе над Европой. В отсутствие серьезного противодействия со стороны противника пикировщики Ю-87 хозяйничали в воздухе. Как только баланс сил в воздухе стал меняться в пользу союзников, дни пикирующего бомбардировщика были сочтены. Без воздушного прикрытия «лаптежники» представляли собой легкую мишень для советских и союзнических истребителей. Примером служит последний период войны, когда немецкие пикирующие эскадрильи буквально исчезли с небосклона. Огромные потери в материальной части и низкая боевая эффективность самолета в новой обстановке, поставили крест на его судьбе.

В заключение

Несмотря на то, что самолет был создан задолго до войны, его последующее применение в ходе военных действий наглядно продемонстрировало, какой должна быть фронтовая авиация и как нужно использовать военную технику. Немцы оказались первыми, кто полностью сумел раскрыть весь потенциал фронтовой авиации. Уже в ходе войны и союзники, и советские войска стали переходить от массированных воздушных ударов по площадям к точечным операциям. Германские люфтваффе, не имея возможности получить более совершенную машину, вынуждены были до самого конца вести борьбу на устаревших машинах.

Нельзя говорить о том, что немецкая авиационная промышленность не могла дать ВЕРМАХТУ более совершенный пикирующий бомбардировщик. Начиная с 1942 года в воздухе стали появляться самолеты Ю-88 и До-217, строившиеся изначально в качестве фронтовых бомбардировщиков. Однако по многим параметрам эти машины так и не сумели обойти легендарную «Штуку». Немцы же продолжали отчаянно цепляться за последнюю возможность улучшить летно-тактические характеристики своего основного пикировщика, создав даже его штурмовую версию. Перед самым началом битвы под Курском в составе штурмовых эскадр появились Ju-87D-5 (Дора), которые были специально созданы для поддержки сухопутных войск в полосе обороны и для борьбы с советскими танками.

Следует отметить, что штурмовик Ю-87 оказался неудачным. Даже установка на машине двух 37-мм пушек не смогла обеспечить достаточно высокое эффективное применение. Нельзя было сравнивать немецкий тихоход Ju-87G (Густав) с советским летающим танком Ил-2. Однако выбора у немецкого командования не было. Люфтваффе продолжало летать и сражаться на том, чем располагало. Если в истребительной авиации у немцев постоянно наблюдался прогресс, то в плане создания фронтовой бомбардировочной и штурмовой авиации немцев ждал полный коллапс.

Пикирующий бомбардировщик Ю-87 «Штука»

П о утверждениям немецких историков, там, где появились пикирующие бомбардировщики Ю-87 «Штука», «победа казалась гарантированной«.

Вашему вниманию предлагается материал из немецкого военно-исторического журнала «Militär&Geschichte». В основе статьи высказывания и выдержки из документов, иллюстрирующие оценку «Штуки» современниками по обе стороны фронта.

Воющий истребитель танков

Название «Штука» происходит от аббревиатуры всех пикирующих бомбардировщиков (STUrzKAmpbomber). Однако, уже во время Второй мировой войны этот термин все теснее ассоциировался с пикирующим бомбардировщиком «Юнкерс Ю-87» (Junkers Ju 87). Ничего не изменилось, и когда этот самолет официально стал штурмовиком во время последней фазы войны. Даже сегодня все сначала думают о Ю-87, когда возникает слово «Штука».

Летчики Люфтваффе являлись последовательными приверженцами концепции пикирующей атаки. Поскольку она позволяла поражать даже маленькие цели с высокой точностью. Британский летчик-испытатель Эрик БРАУН (Eric BROWN) оценивал Ю-87 «Штука», как лучший пикирующий боевой самолет за всю историю:

«Этот самолет, кажется, был самой естественной вещью в мире… Во время значительного ускорения, которое возникало при пикировании под 90 градусов, у меня никогда не было чувства, что попадаешь в неконтролируемое падения, подобное тому, что я переживал в других боевых самолетах того же поколения«.

Ю-87 «Штука» против танков

Тем не менее, борьба с точечными целями, такими как мосты, бункеры, танки и корабли, была нелегкой для пилотов «Ю-87». Для этого требовалась большая практика. Из них наиболее опытным считался Фридрих ЛАНГ (Friedrich LANG). Во время Второй мировой войны он выполнил более 1000 боевых вылетов и написал:

«Танки были самой маленькой и наиболее сложной для поражения целью для соединений пикирующих и штурмовых самолетов. В большинстве случаев они уничтожались только прямым попаданием. Так называемое «близкое попадание» почти всегда было не эффективным. В лучшем случае удавалось добиться только временного отказа танка из-за повреждения гусениц».

Тем не менее, эффективность Ю-87 «Штука» в борьбе с танками считалась высокой, что подтверждается документами. Так, в докладе командующего 3 гвардейским советским танковым корпусом о боевых действиях под Харьковом весной 1943 г. сообщается:

«19 марта 1943 года вражеская авиация атаковала боевые порядки 18 гвардейской танковой бригады. Они вывели из строя 26 танков, из которых 19 Т-34. В период боя 3 гвардейской танковой бригады противник бомбардировал и обстреливал наши танковые части в течение дня. «Штуки» атаковали наши танки пикированием до десяти раз«.

Читать еще:  Бартини роберт людвигович-итальянский авиаконструктор: теория многомерного пространства время, расчёт крыла

Легенда Ганс-Ульрих Рудель

В марте 1943 г. германские ВВС впервые получили «Юнкерс Ю-87G». Этот штурмовик с пушечным вооружением быстро добился успеха. В донесении командира советского 2 гвардейского танкового корпуса от весны 1943 года говорится:

«Вражеские штурмовики (очевидно, истребители танков) использовал 37 мм противотанковую автоматическую пушку, которая вывела из боя несколько Т-34 прямым попаданием».

Пушечную Ю-87 «Штуку» прославил самый успешный пилот немецких ВВС Ганс-Ульрих РУДЕЛЬ (Hans-Ulrich RUDEL). Его воинственное и непреклонное отношение к жизни и национал-социалистические убеждения сделали его фаворитом нацистской пропаганды. Она снова и снова представляла его как идеал мотивации и мировоззрения солдата. Говорят, что Гитлер даже обыгрывал идею после войны ввести Руделя в свой ближайший круг и, однажды, сделать его своим преемником.

Для своих полетов Г. Рудель предпочитал «пушечную Штуку» Ю-87G, что и позволяло поражать исключительно много боевой техники. Пропаганда сделала его имя настолько легендарным, что в конечном счете на фронте почти после каждого успешного штурмового вылета результат приписывали лично Руделю. Хайнц Лоренц, радист дивизии СС «Мертвая голова», писал о боевых действиях летом 1944 г. в районе Седльце (Siedlce, Польша):

«На рассвете мы … увидели два одиночных немецких самолета в небе. Они шли прямо к нам и прокрутили над нами несколько петель. А затем одна машина подлетела к нашей деревне. Выстрел из пушки, и в следующий момент взорвался один из русских Т-34. Ю-87 снова пошел вверх, а мы знали: наш подполковник Рудель, истребитель танков, выводит нас отсюда! Один за другим он расстрелял около десяти русских танков, после чего остальные бежали вместе с пехотой… В конце концов, приблизились оба: летчики спустились еще раз и прошли над нами, покачивая крыльями — их сопровождали приветствия машущих с земли, которым они спасли жизни

В битве под Курском

Первое крупное использования немецких противотанковых самолетов произошло в битве под Курском. В начале июля 1943 г. противотанковые эскадрильи на восточном фронте смогли использовать более 5100 машин «Хеншель Hs 129» (Henschel Hs 129B), «Юнкерс Ю-87G» и «Мессершмитт Bf 110G» (Messerschmitt Bf 110G). Однако, основной удар танковых бомбардировщиков по-прежнему ложился на плечи «Штук», которые атаковали бомбами.

Штурмовик СС Вильгельм РОЕС (Wilhelm ROES) пережил наступление на Курск в качестве радиста для связи с самолетами на командном танке лейбштандарта «Адольф Гитлер»:

«…На следующий день мы снова были готовы к бою, командир вернулся в наш танк. «Мне нужна радиосвязь со «Штуками», — сказал он. «Есть что-то особенное». По радио я передал его приказ авиационному командованию: «Закопанные Т-34. Из земли торчат только башни и пушки. Для наших танков они недосягаемы. Уже есть потери. Нанесите удар с тыла».
… Около часа пикирующие бомбардировщики летали над нами. Издали мы наблюдали, как пилоты пикируют на русские танки, сбрасывая свой груз и поднимаясь в последний момент. Танк за танком занимались огнем, вздымался черный дым. Мы медленно проехали мимо горящих обломков…«.

13 июля 1943 года командование 9 армии севернее Курска также подтвердило то, что В.Роес пережил на юге:

«Использование «Штук» особенно эффективно с тыла против закопанных или сдерживания двигающихся танков».

Под дружественным огнем

Время от времени войска могли на себе почувствовать, что значит быть целью атаки «Штуки». Так, Рудольф фон Риббентроп (Rudolf von Ribbentrop) командир танковой роты лейбштандарта:

«Мне вспоминается, как за день до наступления на Прохоровку нас атаковали наши собственные «Штуки», поскольку офицер по связи с авиацией был невнимателен. Мы сердито барабанили по каске, пока он не понял, что случилось! Мы чуть не избили его!»

Риббентроп и его люди слегка отстали. Другим же повезло меньше. 13 июля 1943 г. Георг ЛУТТЕР (Georg LUTTER) военнослужащий противотанкового подразделения, стал свидетелем того, как Ю-87 «Штука» непреднамеренно атаковала их позицию:

«Мы в ужасе, смотрели, как бомбы взорвались в середине нашего первого взвода. Когда облака дыма рассеялись, я выполз из-под взводной машины и огляделся. Вокруг меня стояла мертвая тишина. Шесть погибших, несколько раненых и два уничтоженных самоходных орудия. Весь первый взвод исчез!«

В заключении

Уже весной 1943 г. стало ясно, что у классической Ю-87 «Штука» в долгосрочной перспективе нет будущего из-за ее низкой скорости. Генерал-фельдмаршал Эрхард МИЛЬХ (Erhard MILCH), генеральный инспектор люфтваффе, 6 апреля 1943 г. выразился так:

«Покуда русских можно бить «Штуками», это могут делать и старые 87».

Руководство ВВС отказалось от разработки модели-преемника, потому что для строительства новой конструкции потребовались бы годы. Таким образом, модель Ю-87 оставалась на службе до конца войны.

Подводя итог, можно сказать, что «Штука» была гораздо более эффективна при борьбе с танками, чем это часто считается в наши дни. Это относится как к бомбовым версиям «Юнкерс Ю-87», так и к «пушечным». 26 июля 1943 г. советский маршал Николай ВОРОНОВ докладывал Сталину:

«Опыт показывает, что ни «Тигр», ни «Фердинанд» не приводят наши наземные части ни в страх, ни в ужас. Именно вражеские ВВС оказывают сильное моральное воздействие на наши войска».

Эта оценка вытекала в первую очередь из-за «Штук», которых особенно боялись из-за их высокой точности.

О знаменитых сиренах «Штук»

Безошибочный символ «Штук» – сирены. В основном их называют «Иерихоновы трубы», даже в специальных книгах, но это неправильно. «Иерихоновы трубы» действительно существовали в немецких люфтваффе, но это были маленькие трубы, прикрепленные к крыльям бомбы и издававшие нервный звук после ее сброса.

Знаменитые же сирены «Штук» — это маленькие пропеллеры, установленные на обтекателе стоек шасси «Юнкерс Ю-87» и приводимые в действие ветром. Официально они именовались «шумовым устройством» (rmgerät). Экипажи же «Штук» называли их в основном просто «сиренами».

Первоначально использовались редко

В то время как немецкая кинохроника показывала фотографии пикирующих «Штук» во время Второй мировой войны, (первоначально бесшумные) картины почти всегда сопровождались характерными звуками сирены. Однако, как раз в то время, когда «Штуку» видели чаще всего — во время стремительного продвижения 1939–1941 годов – их экипажи использовали сирены редко: первая версия устройства не отключалась. Маленькие пропеллеры вращались с самого старта и до посадки, что сильно мешало экипажам.

Эрих Моргенштерн (Erich Morgenstern), который выполнил более 700 боевых вылетов в качестве радиста «Штуки», рассказывал, что он летал с сиренами

«… только в польской кампании. Два маленьких винта, частота которых неожиданно увеличивалась с увеличением скорости пикирования, пугали не только противника, но и сами экипажи».

Стали отключаться с 1942 г.

Это изменилось только в 1942 году, после введения версии «Дора» Ю-87. Руководство люфтваффе все еще высоко оценивало психологический эффект шумового устройства, особенно после того, как солдаты союзников подтвердили, что атаки «Штук» были особенно нервными, когда те атаковали с сиренами. Как писал французский офицер:

«Шум сирены падающего самолета пробивает ухо и обнажает нервы. Вам хочется выть.»

Чтобы позволить экипажи снова использовать шумовые устройства, в 1942 г. «Штуки» получили новую версию сирен, которую можно было отключить. В руководстве к новому устройству говорилось:

«Включение и отключение устройства сигнализации осуществляется электрогидравлической системой. Включение шумового устройства происходит перед пикирования, т.е. до подъема тормоза пикирования. Выключение сигнализации производится только после пикирования, когда скорость упадет до 320 км/ч».

Не подходит для шуток

Что могло бы произойти, если бы кто-то проигнорировал эти инструкции, пережил опытный пилот Stuka Эрхард Янерт (Erhard Jahnert). Летом 1944 года он хотел пошутить над своими товарищами, взлететь над собственным аэродромом и включить сигнализацию только в середине пике:

«Сирены должны были взвыть и напугать отдыхавших товарищей! Все работало нормально, пока я не включил сирены. Короткий стон, а затем гробовое молчание. Проклятье, что происходит? Короче говоря, две мои сирены вырвались из шасси и пошли прямо к земле в свободном падении. Одна из них, весом около 50 кг, упала в трех метрах рядом с фельдфебелем. Хорошо, что все окончилось так просто! «

Постепенно замолчали

В последние годы войны экипажи использовали сирены все реже и реже. Начиная с «Юнкерс Ю-87 D-5», которые пришли летом 1943 г., от установки шумовых устройств наконец отказались. «Штуки» использовались теперь в основном как штурмовики. Если же они атаковали цели в пикировании, то делали это на высокой скорости без пикирующих тормозов. Классические атаки с выдвинутыми тормозами для снижения скорости пикирования все больше уходили в прошлое – сирены также отслужили свое время.

Иллюстрации журнала «Militär&Geschichte»

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector