0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Оружие победителей в Музее артиллерии. Винтовка Н. Ф. Семенова

В музее артиллерии обновилась экспозиция «Калашников–человек, оружие, легенда»

24 июля 2019 года в Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи состоялось открытие обновленной экспозиции «Калашников-человек, оружие, легенда». Это постоянная выставка музея.

Экспозиция зала была открыта с ноября 2004 года к 85-летию М. Т. Калашникова и посвящена жизни и творчеству знаменитого конструктора-оружейника, создавшего и широко внедрившего в войска целый комплекс унифицированных образцов автоматического стрелкового оружия, не имеющего аналогов в мировой практике.

А теперь к 100-летию со дня рождения конструктора посетители увидят экспозицию в расширенном формиате. К этому большому юбилею музей подготовил намного насыщеннее выставку, посвящённую Михаилу Тимофеевичу Калашникову, которая сегодня занимает два зала.

Музей является хранителем крупнейшей в мире коллекции оружия, личных вещей, документов, фотографий связанных с великим конструктором. Многие из образцов оружия, в первую очередь опытные, были созданы и сохранились в единственном экземпляре.

Название экспозиции: «Калашников-человек, оружие, легенда» не случайно, так как оружие и фамилия его создателя давно уже слились в единое понятие, ставшее легендарным фирменным знаком качества и надёжности, всегда присущим русскому стрелковому оружию. Именно легендарному творцу легендарного оружия, Человеку, Гражданину, Патриоту посвящена экспозиция зала.

Среди них, наиболее ранний из сохранившихся образцов пистолетов-пулеметов созданных Калашниковым, уникальный опытный образец 7,62-мм самозарядного карабина, разработанный в 1944 году — устройство основных узлов карабина послужило базой для создания автомата.

Особое место в экспозиции занимает знаменитый АК-47 под № 1 — единственный в мире экземпляр. Автомат был принят на вооружение Советской армией в 1949 году, и уже отпраздновал свой 70-летний юбилей. Модификации этого автомата, отвечающие требованием современной войны, сегодня находятся в руках у людей, что выбрали своим делом защиту Отечества.

В зале «Дары М. Т. Калашникова музею» представлены подарки, которые в разное время были вручены конструктору Президентами РФ В. В. Путиным и Б. Н. Ельциным, премьером Д. А. Медведевым, лидерами других государств и различными официальными делегациями. Они наглядно демонстрируют широчайшее официальное признание заслуг Михаила Тимофеевича и внимание к его персоне во всем мире.

Неизвестный предшественник АК

В Советском Союзе к концепции автомата обратились в 1939 году, объявив конкурс на создание боеприпаса промежуточной мощности, который завершился принятием на вооружение патрона, разработанного Н. М. Елизаровым и Б. В. Семиным, и известного как «7,62-мм патрон образца 1943 года». Первым автомат под новый патрон разработал известный конструктор Алексей Иванович Судаев

Вопреки распространенному мнению, АК, сконструированный Михаилом Тимофеевичем Калашниковым, вовсе не является первым и единственным советским автоматом. Впервые концепцию автомата (автоматического оружия, способного вести одиночный и непрерывный огонь патронами, занимающими по своей мощности промежуточное положение между пистолетными и винтовочными) сформулировал русский генерал Владимир Григорьевич Фёдоров. Ему же принадлежит честь создания первого серийного автомата, известного как «ружьё-пулемёт Фёдорова» или «автомат Фёдорова образца 1916 года» и спроектированного под патрон калибра 6,5 мм. Автомат Фёдорова серийно производился до 1924 года (всего выпущено не менее 3200 единиц) и состоял на вооружении одного из полков Московской Пролетарской стрелковой дивизии до 1928 года (последний документально подтверждённый факт его применения относится ко времени Советско-финской войны 1939–40 годов). Производство автомата Фёдорова было прекращено «в связи с решением проектировать и производить новые образцы только под отечественный 7,62-мм патрон образца 1908 года». Повторно к идее автомата вернулись в 1939 году, объявив конкурс на создание боеприпаса промежуточной мощности, который завершился принятием на вооружение патрона, разработанного Н. М. Елизаровым и Б. В. Семиным, и известного как «7,62-мм патрон образца 1943 года» или патрон «7,62×39». Первым автомат под новый патрон разработал известный конструктор Алексей Иванович Судаев.

Первая проба

Первый опытный образец был представлен Судаевым на полигонные испытания в мае 1944 года. Сегодня этот экземпляр находится в коллекции Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (Санкт-Петербург) в качестве экспоната с инвентарным номером 66/228 «Автомат системы А. И. Судаева. Опытный образец 1944 года (Модель 1)».

Общая длина без штыка, мм

Длина ствола, мм

Длина прицельной линии, мм

Масса с сошками и пустым магазином, без штыка, г

Ёмкость магазина, патронов

Прицельная дальность стрельбы, м

Автомат работал на принципе отвода пороховых газов через отверстие в верхней стенке ствола (такой же принцип применён в автомате Калашникова) и имел толстостенный ствол с компенсатором.

Использование толстостенных стволов, имевших даже возле мушки и дульного среза внешний диаметр от 17 до 20 мм, было характерно для всех опытных образцов Судаева, что положительно сказывалось на точности огня, при этом отрицательно влияя на массогабаритные характеристики оружия. Ствол автомата был расположен в кожухе, имевшем 32 отверстия диаметром 7,5 мм, а запирание канала ствола осуществлялось перекосом затвора в вертикальной плоскости. Масса подвижных частей (затворная рама с газовым поршнем и затвор) составляла 715 г. Рукоятка затвора была закреплена слева на остове затворной рамы, что было необычным решением и предполагало передёргивание затвора левой рукой. Возвратно-боевая пружина с направляющим стержнем своей передней частью размещалась в отверстии в остове затвора, а головка стержня фиксировалась в задней стенки ствольной коробки. Ударно-спусковой механизм автомата допускал ведение одиночного и непрерывного огня. Переводчик огня флажкового типа, сходный с установленным на автомате Калашникова, размещался на ствольной коробке слева. Деревянная рукоятка управления огнём пистолетного типа с размещённым в ней ударно-спусковым механизмом откидывалась вниз (подобная конструкция применялась и на другом творении Судаева – пистолете-пулемёте ППС-43).

Питание автомата патронами происходило из коробчатого отъёмного магазина с двухрядным расположением патронов. Автомат имел секторный прицел и был оборудован складными сошками, крепившимися на стволе перед наконечником цевья, а также креплением для клинкового штыка. В технологии производства этого и остальных опытных образцов широко применялась штамповка, что в целом характерно для судаевского оружия. На испытаниях автомат Судаева зарекомендовал себя хорошо, однако некоторые его детали (ударник, стопор газового поршня, выбрасыватель) показали низкую надёжность. Кроме того, особым пунктом комиссия отметила сложность разборки автомата, и его рекомендовали доработать.

Современные источники, как правило основывающиеся на работе Д. Н. Болотина «Советское стрелковое оружие», утверждают, что доработанный образец был представлен на полигонные испытания в августе 1944 года, при этом в коллекции Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи находится не одна, а две модели автомата Судаева, прошедших испытания:

  1. Экспонат с инвентарным номером 66/14 «Автомат системы А. И. Судаева. Опытный образец 1944 года (Модель 2)»;
  2. Экспонат с инвентарным номером 66/102 «Автомат системы А. И. Судаева. Опытный образец 1944 года (Модель 3)».

Вторая модель

Подобно своему предшественнику, автомат второй модели работал на принципе отвода пороховых газов, имея изменённую форму газовой каморы и несколько иную конфигурацию затвора. Масса подвижных частей составляла 520 г. Рукоятка затвора располагалась справа, а переводчик огня – в спусковой скобе перед спусковым крючком. Предохранитель кнопочного типа был расположен над рукояткой управления огнем. Автомат сохранил откидывающуюся вниз рукоятку управления огнем со смонтированным в ней ударно-спусковым механизмом и получил съёмную штампованную крышку ствольной коробки, что несколько упростило сборку-разборку. Ствол автомата был снабжён дульным тормозом-компенсатором, кроме того, модель комплектовалась клинковым штыком и сошками.

Читать еще:  Противотанковый ракетный комплекс «малютка»

Наследие Российской империи в Великой Отечественной войне

Красная армия с успехом использовала вооружение, оставшееся еще с царских времен

Красная армия с успехом использовала вооружение, оставшееся еще с царских времен

Применительно к Первой мировой, или Великой (как ее называли современники) войне мы привыкли отдавать должное мужеству, проявленному в боях с врагом русским солдатом. Однако что касается технического оснащения русской армии, то здесь стереотипом является представление, будто бы оно было скудным и отсталым. В качестве типичного клише на эту тему достаточно будет указать на фразу, приписываемую Уинстону Черчиллю, но которую он никогда не произносил: «Сталин принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой».

Между тем такой взгляд, сформировавшийся в результате ряда причин скорее политического и идеологического свойства, совершенно неверен. Русская армия в Первую мировую не только имела вполне современное вооружение, но и более того: созданная во время войны военная промышленность продолжала оставаться значимым фактором даже на протяжении всей Второй мировой и внесла весомый вклад в Победу! Давайте исследуем этот тезис применительно к «Богу войны» — к артиллерии.

АРТИЛЛЕРИЯ РУССКАЯ И СОВЕТСКАЯ

Начнем с того, что русская артиллерия к 1914 году была оснащена новейшей и весьма однородной по своему составу материальной частью. Ее основу составляли 76,2-миллиметровая пушка образца 1902 года и такого же калибра горная пушка образца 1909 года, 122-миллиметровые легкие гаубицы образца 1909 и 1910 годов, 107-миллиметровая пушка образца 1910 года и, наконец, 152-миллиметровая тяжелая гаубица образца 1910 года. Уже одного этого перечисления достаточно, чтобы увидеть, насколько современной была русская артиллерия.

Самое «старое» в этом ряду орудие — знаменитая трехдюймовка Путиловского завода. Однако соответствующие пушки немцев (7,7 cm FK 96nA) и французов (не менее знаменитая 75 mm Modelle 97) были, как это явствует из их обозначения, еще старше (1896 и 1897 годы принятия на вооружение соответственно) и уступали нашей трехдюймовке по основным характеристикам.

Другим примером конкурентоспособности русской артиллерии является 107-миллиметровая пушка. Это орудие было разработано для русской армии французской фирмой «Шнейдер». Французы, не имевшие таких мощных пушек, не нашли ничего лучше, как принять на вооружение русскую артсистему, адаптировав ее под свой калибр. Пушка 105 mle 1913 Schneider стала одной из самых удачных и востребованных в ходе Первой мировой войны, широко поставлялась на экспорт во многие страны и в значительных количествах принимала участие в боях Второй мировой.

Ясно, что такая артиллерия явилась очень хорошим наследством, полученным Красной армией. К июню 1941 года эти орудия (или их незначительно модифицированные версии) все еще составляли заметную часть советских арсеналов. В полковой и горной артиллерии насчитывалось 4708 полковых пушек образца 1927 года, являвшихся по сути модернизированным вариантом русской «короткой» пушки образца 1913 года, 1121 горная пушка образца 1909 года и 739 новых — образца 1939 года.

Дивизионная пушечная артиллерия, наряду с 1119 новыми пушками УСВ и 2844 — Ф-22, была представлена 180 пушками образца 1933 года (ствол от трехдюймовки обр. 1902/30, наложенный на лафет 122-миллиметровой гаубицы образца 1910/30), 2411 модифицированными трехдюймовками образца 1902/30 (это были обычные русские пушки образца 1902 года с удлиненным на 10 калибров стволом) и 2066 пушками образца 1902 года. Все эти орудия имели калибр 76,2 миллиметра.

Примерно такая же ситуация наблюдалась в гаубичной и в корпусной артиллерии. Модифицированные пушки образца Первой мировой войны везде составляли значительную часть. Например, незначительно модифицированная 122-миллиметровая гаубица образца 1910/30, имевшаяся в количестве 5900 штук, была наиболее массовым орудием советской полевой артиллерии. Не будет преувеличением сказать, что половину (и даже более) орудий полевой артиллерии РККА к началу войны составляли образцы, созданные до революции. Да и новые орудия проектировались под снаряды старых образцов, часто с сохранением внутренней баллистики и важных конструктивных решений «старых» систем.

Хотя в целом РККА по ходу войны была переоснащена орудиями, спроектированными и произведенными в Советском Союзе, наследие русской дореволюционной артиллерии прослеживается в ней очень сильно. Но чтобы увидеть значимость промышленности имперской России в полном объеме, нам надо обратить внимание на ситуацию с производством боеприпасов.

БОЕВЫЕ ПРИПАСЫ

Первые слова, которые вспоминаются в связи с этой темой в период Первой мировой, это «снарядный голод». Что как-то не вяжется с существованием в России мощной индустрии боеприпасов. Дело в том, что снарядного голода не избежала ни одна воюющая сторона. В Англии по этой причине даже ушло в отставку правительство. Да, снарядный голод был и в России, но принятые по ходу войны беспрецедентные меры позволили к февралю 1917 года увеличить производство боеприпасов более чем в 20 раз!

Ниже показана диаграмма, отображающая динамику производства основных видов боеприпасов, без учета импорта.
Динамика поставок боеприпасов основных калибров для русской армии во время Первой мировой войны. Составлено по: Маниковский А.А. «Боевое снабжение русской армии в мировую войну»

Кажется невероятным, но достигнутый к 1917 году уровень производства в принципе позволял решать задачу обеспечения РККА основными видами боеприпасов практически на протяжении всей Второй мировой! На следующей диаграмме делается сравнение пиковых месячных показателей, достигнутых Россией в январе-феврале 1917 года, и среднемесячного расхода боеприпасов тех же калибров Советской армией в 1942-1944 годах.

Маниковский А.А., указ. соч., «Артиллерийское снабжение в Великой Отечественной войне 1941-45 гг.», изд. ГАУ, Москва-Тула, 1977

Хотя здесь и не учтен расход зенитных и некоторых противотанковых боеприпасов, однако он был совершенно незначителен на фоне того, что тратила полевая артиллерия.

ЗНАЧИМОСТЬ НАСЛЕДИЯ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Последнее, что осталось уточнить, это значимость производства боеприпасов по сравнению с остальными секторами военной промышленности. Кажется, что производство танков и самолетов — это несравнимо более трудоемкая отрасль. И кажется ошибочно. Хотя данные по соотношению объемов производства разных отраслей советского ВПК времен войны и отсутствуют, можно обратить внимание на соответствующие цифры у противника.

Доля производства основных видов вооружений в Германии в процентах от общей стоимости. Составлено по «Промышленность Германии в период войны 1939-45», пер. с немецкого, изд. иностранной литературы, М., 1956, стр. 99

Как мы видим, производство боеприпасов и сопутствующее ему производство взрывчатых веществ является важнейшим сектором военной промышленности. У нашего противника затраты на производство этих видов продукции составляли в 1942-1944 годах от 27,4 процента до 32 процентов, то есть почти треть. Если же брать расходы на сухопутную армию, то здесь производство боеприпасов — это подавляющая их часть.

И в этом важнейшем секторе производства (по всем прикидкам, доля боеприпасов в общем объеме производства была у нас никак не меньше, а скорее, даже существенно больше, чем в Германии) Советский Союз мог опереться на вполне значимое наследие императорской России.

СТРЕЛКОВОЕ ОРУЖИЕ

Советского солдата невозможно себе представить без винтовки Мосина и пулемета «Максим» — оружия, созданного в Российской империи.

В отличие от артиллерии, где по ходу войны Советская армия все же в основном перевооружилась на новые модели (хотя орудия старых образцов продолжали встречаться до самого ее конца), стрелковое оружие, созданное в Российской империи, с честью прошло всю войну.

Читать еще:  Ружьё иж 12: калибр охотничьего оружия, описание и технические характеристики, история создания, особенности

ВИНТОВКА МОСИНА

Пожалуй, наиболее известным образцом такого оружия является трехлинейная (7,62-миллиметровая) винтовка Мосина образца 1895 года. Надо сказать, что уже во время Первой мировой войны это оружие не было ни новейшим, ни самым лучшим по своим характеристикам, в сравнении с аналогами в армиях других стран. Но несмотря на это, совокупность заложенных в винтовку технических решений позволила ей оставаться одной из лучших в своем классе и во время штурма Берлина — спустя 50 лет после своего принятия на вооружение!

Перед войной в СССР были созданы и приняты на вооружение автоматическая винтовка АВС-36 и самозарядные СВТ-38 и СВТ-40. Автоматические и самозарядные винтовки, созданные под мощный винтовочный патрон, не были оптимальным решением в качестве стандартного индивидуального оружия пехотинца. Во время войны они прижились лишь в США. Проиграли конкуренцию мосинской трехлинейке и советские автоматические винтовки предвоенных образцов.

Виднейший советский историк стрелкового вооружения А.Б. Жук написал о ней так:

«Конструкция этой винтовки оказалась столь удачной, что России на протяжении длительного времени не пришлось прибегать к новому, очень дорогостоящему перевооружению, чего не избежали многие другие страны.

Наша винтовка с честью выдержала все испытания, просуществовав на вооружении в течение многих десятков лет. За это время винтовка неоднократно имела боевое применение и наилучшим образом зарекомендовала себя в Русско-японской и Первой мировой войнах.

Во время Второй мировой войны она также находила широчайшее применение, с ней советские солдаты громили фашистов на фронтах Великой Отечественной войны в Европе и японских империалистов в Азии. И даже после войны она еще долго находилась в войсках, несмотря на то, что давно уже начало внедряться новое, еще более совершенное автоматическое оружие».

В годы Первой мировой войны производство таких винтовок было увеличено более чем в 10 раз и доведено до без малого 130 тысяч штук в месяц. Всего же русская армия, включая довоенный задел, получила около 8 миллионов винтовок, подавляющее большинство которых было конструкции Мосина.

Показатели, достигнутые во время Первой мировой войны, а также ввод в строй второго оружейного завода в Туле, строительство которого было почти завершено к 1917 году, позволили Советской армии за время Второй мировой получить от промышленности уже более 12 миллионов винтовок и карабинов, большинство из которых также вело свою родословную от русской винтовки образца 1895 года.

Более 20 миллионов винтовок конструкции этого человека, Сергея Ивановича Мосина, стали стандартным вооружением русского пехотинца в обеих мировых войнах, не считая множества других конфликтов, где они приняли участие

ПУЛЕМЕТ «МАКСИМ»

Другим выдающимся образцом оружия, доставшимся Советской армии в наследство от дореволюционной русской был пулемет «Максим». Само по себе это оружие было английской конструкции и применялось во время Первой мировой войны многими воюющими сторонами. Кроме России это были Англия (естественно), Германия и Турция.

Изюминкой русского варианта был станок Соколова образца 1910 года. В отличие от своего германского аналога, пулемета MG 08, он имел колесный ход и мог перекатываться по полю боя, тогда как германский образец мог лишь переноситься силами расчета. Если учесть, что масса обоих пулеметов была примерно по 60 килограммов, это немаловажное преимущество.

Пулемет образца 1910 года прошел всю Вторую мировую войну. В реалиях этой войны он уже несколько устарел. Его большая масса снижала маневренность на поле боя и, следовательно, гибкость огня, хотя по огневой мощи к нему по-прежнему не было претензий. В 1943 году на вооружение РККА был принят новый станковый пулемет СГ-43. Несмотря на это, пулемет «Максим» до самого конца войны оставался основным станковым пулеметом Советской армии.

Этот ветеран трех войн принял вместе со своим расчетом последний бой. Судя по яростному огню, обрушенному на них противником, они бились не напрасно

Другим образцом пулеметного вооружения Красной армии был ручной пулемет Дегтярева ДП-27. Ручные пулеметы громко заявили о себе во время Первой мировой войны. Чтобы решить вопрос с оснащением армии такими пулеметами, царское правительство начало строительство нового большого завода в Коврове, который должен был дать первую продукцию летом 1917 года. Однако революция и последующие трагические события задержали пуск завода, так что он вступил в строй уже после окончания Первой мировой. Зато во время Второй мировой именно этот завод снабжал Советскую армию пулеметами ДП-27.

ПАТРОННАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

Все три образца оружия, упомянутые выше, использовали один и тот же винтовочный патрон 7,62х54 R. Как и в артиллерии, основная статья расходов на стрелковое оружие — это расходы, связанные с изготовлением патронов. Россия в годы Первой мировой войны была одним из лидеров в этом секторе, выпустив за 1914-1917 годы более 4 миллиардов патронов, а годовое производство было доведено в 1916 году до полутора миллиардов.

Патронные заводы, построенные в Российской империи, стали ценным приобретением для советской власти. Во время Второй мировой расход винтовочных патронов был соизмерим с цифрами, достигнутым в Первую мировую: в 1942 году он составил 2,3 миллиарда штук, в 1943-м — 2,9 миллиарда, в 1944-м — 3 миллиарда.

Несмотря на то, что в советское время было освоено массовое производство пистолетов-пулеметов и патронов для них (гораздо более легких и дешевых), значимость русской промышленности для обеспечения Советской армии стрелковым оружием в годы Великой Отечественной войны невозможно переоценить.

Если задаться целью, то можно без труда найти русский след в советской судостроительной и даже танковой промышленности. Но, безусловно, именно артиллерия, стрелковое оружие и боеприпасы — это те сферы военного производства, где вклад дореволюционной России в Победу был наибольшим. Поэтому, отдавая сегодня должное тем, кто сражался на фронте и работал в тылу в годы последней мировой войны, давайте вспомним и тех русских рабочих и инженеров, без чьего труда и таланта эта Победа вряд ли была бы возможна. И чей в нее вклад незаслуженно забыт.

Оружие победителей в Музее артиллерии. Винтовка Н. Ф. Семенова

ТАЙНЫ РУССКОЙ АРТИЛЛЕРИИ

Последний довод царей и комиссаров

Глава 1. Откуда взялись пушки на Руси

Начну с того, что тайной окутано само появление огнестрельного оружия на Руси. В 1889 г. в царствование Александра III «Миротворца» в Санкт-Петербурге пышно отметили 500-летие русской артиллерии. В 1939 г. в годы «культа личности» отмечали 550-летие. А вот при дорогом Леониде Ильиче 600-летие было отмечено в 1982 г.

Но в этом разночтении тайны никакой нет. Просто 60–80-е годы XIX века — время революции в артиллерии. Новые орудия успевали устаревать через 5 лет, а то и раньше. Росли калибр и вес крепостных и корабельных пушек. А на Руси к любому делу всегда пытаются пристегнуть какой-либо юбилей. Причем чем хуже дела у правителя, тем больше он любит юбилеи. Вспомним, как в «застойное» время Леонид Ильич отмечал столетие первого Ильича. Николай II накануне краха империи и своего собственного почти ежегодно справлял многонедельные всероссийские юбилеи — 100 лет Бородинской битвы, 300 лет дому Романовых и т. д. Ельцин отправил на лом больше наших кораблей, чем это сделали турки, англичане, японцы и немцы за всю историю флота, и пышно справил 300-летний юбилей флота, а сейчас мы добрались и до 300-летия разваливающегося Санкт-Петербурга.

Читать еще:  По мотивам «Алатау». Пулемёт ОЦ-128

Итак, в 80-х годах XIX века заглянули в святцы, то есть в летописи. И нашли в Голицынской летописи следующую запись: «Лета 6879 (1389) вывезли из немец на Русь арматы и стрельбу огненную, и от того часу уразумели из них стреляти». Вот и повод для юбилея, а способ доставки пушек — «из немец» — не вызывал нареканий. С середины 50-х годов XIX века Россия почти ежегодно покупала у Круппа сотни орудий, да и сам царь Александр III, между нами, немного, эдак процентов на 99, был этнический немец.[1]

В 1939 г., не мудрствуя лукаво, отметили 550-летний юбилей, лишь в книжках по артиллерии цитату из Голицынской летописи подвергли цензуре и выкинули слова «из немец».[2]«Вывезли на Русь арматы», и все! А спрашивать в те годы — откуда, кто и зачем — было не принято.

Л. И. Брежнев из идеологических соображений решил не связывать рождение нашей артиллерии с немцами. Да и приятно юбилей пораньше отметить, не забывайте — юбилей это очередное производство в чин, вручение орденов, медалей, премий и т. д. И вот нашли в летописях, а может, и в трудах С. М. Соловьева фразу о стрельбе москвичей в 1382 г. по татарам из «самострелов, пороков и тюфяков». Термин «тюфяк» означал тип огнестрельного оружия, и рождение огнестрельной артиллерии перенесли на 7 лет назад — в 1382 г.

Действительно, слова «туфанг», «тюфенг» на арабском и тюркском языках означают небольшое артиллерийское орудие или ружье. Так что и вторая дата появления пушек на Руси была достаточно обоснованна. Но если в 1389 г. было все ясно — пушки прибыли от немцев, то в 1382 г. вопрос остался открытым. Конечно, многим хотелось, чтобы Россия стала не только «родиной слонов», но и родиной пушек. Увы, увы… В летописях не нашлось даже ни одной двусмысленности, чтобы хоть как-то обосновать столь приятную версию.

Ну что, попробую начать дело о приобретении огнестрельного оружия гражданином Дмитрием Ивановичем Донским. Налицо три основные версии, каждая из которых может иметь несколько вариантов. Первая версия — немецкий след, вторая — литовско-смоленский и третья — татарский.

Начну с того, что такое артиллерия? Происхождение этого слова историки объясняют по-разному. Кто от латинских слов arcus — лук и tellum — стрела, или ars — искусство и tollendi — метание, и от итальянских: arte — искусство и tirare — стрелять, и от французского слова artiller — вооружать, снабжать оружием.

Изобретение пиробаллистических орудий может оспариваться многими странами. Честь открытия селитры принадлежит китайцам, на что указывают названия, которыми арабские писатели ее обозначали: «китайская соль», «китайский снег». Китайцы смешивали селитру с горючими веществами, чаще всего с серой и углем, и употребляли эти составы для фейерверков. Они открыли также, что при сожжении этих составов получается толкающая сила, которую и использовали для военных целей в виде ракет.

Первое применение китайцами пороха произошло не ранее VII века и не позднее X века. Китайцы пользовались порохом, для того чтобы метать из бамбуковых стволов зажигательные хлопья. Они называли это приспособление «пики неистового огня»; в современной пиротехнике такое приспособление известно под названием «римской свечи». Такого рода процесс метания приближается уже к стрельбе, но «пики неистового огня» нельзя назвать огнестрельным оружием.

В 1232 г. в войне между китайцами и монголами были применены огнестрельные пушки. Когда монголы осадили город Кай-Фэнг-Фу, китайцы оборонялись пушками, стрелявшими каменными ядрами. Кроме того, были применены и разрывные бомбы, снаряженные порохом.

В Европе порох появился во второй половине XIII века. Честь его открытия англичане приписывают Роджеру Бэкону (1214–1294 гг.), а большинство ученых — арабам. Кстати, говоря об арабах в Европе, автор не ошибся, ведь с VIII до XV веков на Пиренейском полуострове существовало арабское государство.

С огнестрельными орудиями европейцы познакомились у арабов. Их называли «мадфаа», что по-арабски означает «выдолбленная часть». В XIV веке огнестрельное оружие распространилось по всей Европе.

Первый с исторической достоверностью установленный случай применения огнестрельного орудия в европейских войнах имел место на итало-германской границе во Фриоле в 1331 г. во время нападения на город Чивидале двух рыцарей — Крейцберга и Шпангенберга. Судя по тексту хроники, орудия были малого калибра и никому вреда не причинили.

В 1340 г. при осаде крепости Терни папские войска применяли «гремящие трубы», метавшие болты, а в 1350 г. во время осады замка Сауэроло — бомбарды, стрелявшие круглыми пулями весом около 0,3 кг. Французы впервые использовали пушки при осаде города Пюи-Гийома в 1338 г.

В полевой войне орудия впервые были применены англичанами против французов в битве при Креси в 1346 г., а затем в битве при Пуатье в 1356 г. Обе битвы англичане выиграли, и, надо полагать, пушки хорошо дополнили огонь английских лучников.

Первые орудия изготавливались из железа. Для орудий малого калибра железо сворачивалось в трубку, а затем сваривались швы; орудия большого калибра изготавливались из нескольких сваренных и стянутых обручами полос.

Заряжались орудия главным образом с дула. Неудобство такого заряжания заключалось в том, что пороховая мякоть, насыпаемая в канал ствола, приставала к стенкам и затрудняла досылку снаряда. Поэтому параллельно создавались и казнозарядные орудия. Прообразы затворов навинчивались на казенную часть ствола или просто плотно вставлялись в ствол. Были и различные способы крепления затворов по принципу байонетного крепления. Некоторые орудия вместо затворов имели объемные зарядные каморы, соединявшиеся подобно затворам со стволом. Делались попытки увеличить скорострельность орудий за счет использования нескольких зарядных камор.

В 1827 г. близ французского порта Кале рыбаки вытащили из воды железное казнозарядное орудие. Оно было заряжено свинцовым ядром, обмотанным пенькой.

В XIV–XV веках орудия малого калибра имели цилиндрический канал. А орудия большого калибра, их называли бомбардами (от сочетания латинских слов bombus — громовой звук, ardere — гореть), имели специальные зарядные каморы, чаще всего цилиндрические с полушарным дном, но встречались и конические каморы. Стволы бомбард имели небольшую относительную длину 3–10 калибров.

Первыми снарядами бомбард были круглые камни, обмотанные веревками для сглаживания неровностей их формы, они заталкивались с казны в ствол. Камора вставлялась в ствол своей передней частью и удерживалась сзади железным болтом. Для получения обтюрации щель между каморой и стенками ствола замазывали глиной. Для зажигания заряда камора имела сверху отверстие, получившее впоследствии название «запал». Запал заполнялся порохом, который воспламенялся раскаленным железным прутом.

В царствование Александра III было много хорошего и плохого. По мнению автора, только за слова «У России есть только два союзника — армия и флот» он достоин памятника. Но по родословной он. увы… Кстати, и величайший монарх России Екатерина Великая была чистокровной немкой. Да и Наполеон был корсиканец или итальянец, но никак не француз, над чем с удовольствием ерничал Лев Николаевич.

См. Прочко И. С. История развития артиллерии. Т. 1. С. 24.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector