0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Оружейный художник. Часть III

Оружейный художник Лоренцо Гамба

Одной из современных тенденций оружейного рынка можно считать повышение спроса на художественно украшенное охотничье оружие. Это ярко показала прошедшая в Москве международная выставка «Оружие и охота»

Чувство красоты живет в каждом и имеет глубокую природную основу. Кроме того, каждый человек стремится придать своей среде, своему окружению и, в частности, инструментам, которыми он пользуется, индивидуальные черты. Пожалуй, к оружию это утверждение особенно применимо. Впрочем, как и к себе самому.

Поэтому владельцы поточных оружейных производств стремятся войти в ту часть рынка, где покупают красивое и дорогое оружие. Для этого крупные фирмы организовали специальные участки, на которых вырабатывают высокохудожественное оружие. Так поступили итальянская фирма «Беретта», германский «Зауэр», наш «Ижмех» и ряд других предприятий. Другие крупные производители объединились со штучниками: французские Верне Каррон и Дема, итальянские Батиста Риццини и Ивано Танфольо.

На прошедшей выставке посетители с интересом наблюдали за работой итальянских граверов, которых, пожалуй, которых давно уже не было с. Два мастера-гравера приехали с фирмой «Фамарс», и индивидуально представлялся замечательный гравер (тоже из Италии) Лоренцо Гамба, украшавший своими работами оружие многих известных оружейных фирм.

Сегодня Италия — лидер в производстве охотничьего гладкоствольного оружия и особенно художественно украшенного. Лоренцо Гамба один из ярких представителей современных итальянских граверов-художников. Он освоил все способы гравирования, в том числе и самые современные. Лоренцо Гамба хорошо знают все оружейники, и с очень многими из них он связан деловыми отношениями.

Лоренцо работает не только с огнестрельным оружием. Ему очень нравится украшать ножи разных конструкций и назначений, часы.

Он в совершенстве знает ювелирное дело и посвящает ему значительную часть своей жизни.

НОВАЯ ТЕХНИКА ГРАВИРОВКИ

Для Лоренцо Гамба характерно использование техники «булино», выделившей искусство италь­янских граверов в отдельное направление художественной гравировки оружия. Эта техника создает на металлической поверхности широкую гамму светотеневых отношений. Для этого на металл наносят штрихи или точки разной ширины и глубины. Родоначальники этой техники — Анджело Галеацци (Angelo Galeazzi) и Фирмо Фракасси (Firmo Fracassi).

Хотя эта техника сложная и трудоемкая, она позволяет получить великолепную градацию тонов и точность деталей. Изображение получается теплым и объемным. Техника «булино» позволяет с фотографической точностью воспроизводить любые изображения на поверхности металла.

В большинстве своих работ Лоренцо Гамба объединяет несколько техник: «оброн», выполняемая молоточным резцом, работу штихелем, «булино», всечку драгоценных металлов. Традиционным композиционным решением является сочетание орнамента, выполненного техникой штихеля и молоточного резца с великолепно исполненным сюжетом в технике «булино».

Нередко в качестве композиционных акцентов применяются фигурки животных и птиц, выполненных всечкой золота и последующей светотеневой проработкой в технике «булино». Деликатное включение золотых цветков в орнамент поддерживает общую композицию оформления.

Характерной чертой работ Гамба является применение цветочных орнаментов и орнаментов в стиле «барокко», розеток; также нередко можно встретить включение в орнамент стилизованных аллегорических элементов.

В основе сюжетов могут быть анатомически безукоризненные человеческие фигуры, исторические, мифологические и религиозные сюжеты, напоминающие картины итальянских мастеров. Акцент в художественном оформлении делается на сюжете. Орнамент, несмотря на его красоту, контрастность и тщательную проработку, служит поддерживающим, фоновым дополнением.

Работы Лоренцо Гамба гармонично вписываются в общий ансамбль ружей благодаря легкости и мягкости изображения. При высоких художественных достоинствах оформление не отвлекает от общей эстетики оружия, а служит его существенным элементом. Иногда создается впечатление, что искусство Гамба выполняет в большей степени художественную функцию, часто уводя сюжетную линию от функционального назначения ружья и поднимая на уровень произведений мирового художественного искусства. Как правило, ему предлагают художественно оформлять гравировкой ружья высочайшего класса, предназначенные для дорогих коллекций и выставок.

Авторизованный перевод Владимира ТИХОМИРОВА

Родился в 1954 году в местечке Марон, недалеко от Бреши. Его дядя был профессиональным гравером, и с раннего возраста Лоренцо был очарован этим видом искусства. Вместо того чтобы носиться по улицам со сверстниками, он часами наблюдал за работой дяди, и вопрос с выбором профессии для него не стоял. Он решил продолжить семейную традицию. Азы граверной техники он осваивал в известной школе Джованелли. Одновременно обучался и оружейному дизайну.

ИТАЛИЯ — РОДИНА «БУЛИНО»

Здесь в послевоенный период возникло новое направление гравировки («булино»), которое существенно расширило художественные возможности художника-гравера. Сегодня в Италии существуют художественные школы и студии, где обучают промышленному дизайну и искусству гравировки.

50% от стоимости оружия может составлять его художественное оформление.

4 оружейных проекта Третьего рейха, которые могли изменить ход истории

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

1. Me-262

Немецкая промышленность в годы войны добилась больших успехов в разработке и создании ракетных, а также реактивных двигателей. Во многом успех был обусловлен тем, что создание реактивных двигателей не подпадала под запреты на производство вооружений, которые были наложены на Германию после поражения в Первой мировой войне. Поэтому первые разработки реактивных самолетов стартовали в Германии еще задолго до нацистов, в 1920-е годы.

Первый реактивный самолет Германии — Heinkel He 178 поднялся в небо 27 августа 1939 года. Фурора машина, впрочем, не произвела. Значительных успехов инженеры добьются уже только во время создания Me-262, скорость движения которого составит 870 км/ч! Немцы ожидали, что имея преимущество в скорости почти на 25% относительно самых быстрых самолетов стран антигитлеровской коалиции, смогут покорить все небо.

Однако, перевооружить все Люфтваффе реактивными самолетами в 1942 году в разгар войны не представлялось возможным. К идее реактивных самолетов вернулись только в 1943 году. Фюрер настаивал на том, что Me-262 следует переделать в бомбардировщик. Командующие авиации не смогли переубедить в этом своего главнокомандующего. В итоге перевооружение началось только в 1945 году. Когда победоносное шествие Красной Армии уже ничего не могло остановить.

2. «Красная Шапочка»

Немцы внесли большой вклад в развитие танкового дела, а вместе с этим внесли такой же большой вклад в развитие дела борьбы с бронетехникой. Для этих целей у них были не только противотанковые ружья и артиллерия, но также «чудо-оружие» рейха в виде первых гранатометов. Куда интереснее то, что в Германии в годы войны создали еще и первый ПТУР – противотанковую управляемую ракету. Она не была доведена до ума, однако все еще представляла грозное оружие.

Работать над первым в истории ПТУР в Германии начали еще в 1941 году. Однако проект затормозило ослепление от первых успехов на Восточном фронте. Большинство советских танков в начале войны прекрасно полыхало и без всякого «чудо-оружия». Кроме того, руководство BMW так и не смогло добиться нормального финансирование. На разработку ракет выделили всего 800 тысяч марок (столько же стоило 3 танка «Тигр).

Но вот пришел 1943 год. Оказалось, что советские танки не только не безнадежны, но и вполне успешно бьют немецкие. Кроме того, в войне начался перелом. О проекте «удивительных» ракет сразу же вспомнили. Возрожденная инициатива получила название Х-7 Rotkaeppchen («Красная шапочка»). Ресурсы на нее нашли на тот момент с трудом. Ракета массой 2.5 кг снаряжалась по принципу «панцершрека» и могла прожигать броню толщиной до 200 мм. Разгонялся боеприпас при помощи порохового заряда массой 3.5 кг. Дальность действия составляла 1200 метров. При этом за ракетой тянулся провод, который позволял корректировать ее движение.

Интересный факт: На момент окончания войны Красная Армия захватила около 300 экспериментальных образцов «шапочки». ПТУР был вполне реальным и работающим. Если бы Германия разработала это оружие еще в 1941-1942 годах, положение на Восточном фронте могло бы значительно осложниться.

3. Henschel Hs 293

Еще одно «чудо-оружие» рейха — Henschel Hs 293. Данная ракета положила начало сразу двум видам современного вооружения, а именно для ПКР (противокорабельных ракет) и УАБ (управляемых авиабомб). Сегодня такими штуковинами военных уже не удивишь, однако на момент начала Второй мировой войны ничего подобного в мире не существовало. Идея нового оружия Германии была проста – противокорабельная бомба, которую можно было бы сбросить в любом месте, а затем отправить в корабль врага, наведя ее дистанционно.

Работы над управляемым боеприпасом начались еще в 1940 году. Бомба оснащалась ракетным двигателем и могла разгоняться до 250 м/с. Боевая часть ракеты состояла из 500 кг взрывчатки. После пуска боеприпаса в его хвосте загоралось пять трассеров, которые помогали наводчику в дистанционном управлении ракетой. Работы над ракетой затянулись до 1943 года. Когда новинка могла отправиться в массовое производство, было «немного поздновато». Господство флотов стран-союзниц на море было уже подавляющим.

Впрочем, попользоваться Henschel Hs 293 во Второй мировой войне немцы все-таки успели. В 1943 году с помощью новейшего оружия было уничтожено несколько десятков кораблей союзников. Хорошо, что такое оружие не появилось у Германии в начале войны.

Читать еще:  Парад победы 9 мая 2015 года в москве. 70 лет со дня победы в великой отечественной войне

4. Electroboot XXI

В 1943 году Германия поняла, что войну на мору у нее выиграть не получится. Особенно, если ничего не поменять во флоте. Именно тогда командование решило с новой силой взяться за разработку подлодок нового поколения. Новые подлодки получили обозначения Electroboot XX. Они быстрее плавали и могли глубже погружаться. В распоряжении экипажа такой субмарины было 6 новейших (на тот момент) торпедных аппаратов, которые могли пускать снаряды с глубины в 50 метров. По счастью, немцы так и не смогли наладить массовое производство революционных подводных судов.

Хочется узнать еще больше интересного о временах Второй мировой войны? Как насчет того, чтобы посмотреть, как выглядел личный поезд Гитлера внутри и снаружи, а также узнать, какую именно функцию выполнял этот состав.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Артиллерия на рубеже веков: матчасть

В конце XV — начале XVI веков значение артиллерии на полях сражений продолжает расти. В этот период в Европе происходит вытеснение орудий, стреляющих каменными ядрами и дробом, на второстепенные роли. Постепенно выходят из обращения пушки, созданные кованно-сварным способом, и, соответственно, укрепляет свои позиции литейное производство. Кроме того, от артиллерии окончательно обосабливается ручное огнестрельное оружие.

Французское королевство

Рукопись Филиппа Клевского, описывающая, скорее всего, как раз состояние дел «времён Людовика XII и Максимилиана», т. е. конца 1490‑х – 1500‑х годов, уже говорит о линейке калибров французских орудий почти в том самом составе, какой просуществует два столетия. Сообщают также, что Карл VIII после возвращения в пределы Франции отдал городу Лиону часть ходивших с ним в Италию пушек «на переливку в колокола».

Главными калибрами во франции времён Людовика XII являются двойные курто калибром 80 [французских] фунтов и курто калибром 50 фунтов. Далее следуют двойные серпентины в 33 фунта и средние серпентины в 12 фунтов. Все эти типы орудий стреляют литым железным ядром. Лёгкие полевые орудия – это фальконы (фоконы, буквально «соколы»), стреляющие свинцовым ядром массой в 6 фунтов. То, что одни современники называют серпентинами, другие называют кулевринами. И то, и другое буквально означает «змеи́щу», а по смыслу — длинноствольное и дальнобойное орудие. Вскоре второе название вытеснит первое. Средние (moyenne) серпентины-кулеврины также могут называться «са́крами», что буквально означает «сокол-балобан». Но у французов это название не приживается.

Немецкие земли

На рубеже XVI века, во времена Швабской войны, немецкие земли всё ещё используют старую линейку типов камнестрельных орудий — бомбарды («великие пушки»), картауны (малые бомбарды), шланги, половинные шланги. Это уже литые орудия, начиная со шлангов и ниже — имеющие цапфы и установленные на немецкий вариант бургундского лафета. Для ряда этих орудий, захваченных швейцарцами в Швабской войне, известны изображения и приблизительные основные размеры, помещённые в рукопись «Silbereisen» (1572–1576).

Так, литая бомбарда, захваченная 22 июля 1499 года при Дорнахе, имеет калибр не менее 36 см, то есть 110–160 фунтов камня. Она изображена на транспортировочной спецповозке. Картауна имеет калибр 28 см, то есть 50–75 фунтов камня, и также показана на спецповозке. Примерный граничный размер между «полными» шлангами и половинными шлангами (halbe Schlang) — калибр около 60 мм, или 1 фунт камня.

К 1505 году полным ходом идёт перевооружение арсеналов немецких земель на новую систему орудийных образцов — скорее всего, вдохновлённую современными французскими, «одерживающими победы в Италии». Вся линейка орудий новых типов предназначена для стрельбы железным ядром и имеет бронзовый литой ствол.

Главным калибром является 100-фунтовая шарфмеца, хотя в действительности встречаются и 95-, и даже 70-фунтовые «шарфмецы». Далее по нисходящей выделяются картауны [и это не то же самое, что четверть-пушки], нотшланги [не то же самое, что нот-пушки] и прочие полевые шланги и, наконец, фальконеты и (тяжёлые) гаки, они же гаковницы. Изготовленные орудия тех же основных типов находим и в перечне максимилиановых арсеналов Фрейслебена, составленном в течение первого десятилетия XVI века.

Шарфмеца – это главный тип из немецких «четырёх осадных семейств». Также в эту группу «вторым семейством» входят похожие между собой нахтигаль и зингерин (буквально соловей и певица), которые, как правило, принято считать 50-фунтовыми. Третье «семейство» — это картауна, образцовый калибр которой в ранних «Воинских наставлениях» считается 25-фунтовым. Но для настоящих картаун в течение XVI века калибр колеблется от 20 до 48 фунтов.

Так, «Перечень-памятка, какие орудия надобны для малой войны в поле», составленный Леонардом Экером для баварского герцога Альбрехта в 1504 году, считает нужными для войска, выходящего в поход:

  • 3 шарфмецы 70-фунтового калибра, на каждую 200 ядер и порох из расчёта на каждую по 60 центнеров (то есть по 6000 фунтов всего, и примерно по 30 фунтов на заряд);
  • 4 картауны калибром 40 фунтов;
  • 4 нотшланга калибром 20 фунтов;
  • 6 полевых шлангов 11-фунтовых;
  • 6 полушлангов 8-фунтовых; 6 фальконетов 6-фунтовых;
  • 30 гаков двойных и 30 гаков одинарных, и для них 50 станков.

Момент появления «певиц» и «соловьёв» трудноуловим, во всяком случае, это происходит до 1520 года. Несомненно и то, что орудия таких типов действительно производятся в течение XVI века. А вот утверждения авторов XVI века о том, что эти орудия, де, одинакового калибра, а различаются лишь на два фута длиной ствола, в условиях возможностей средневековой стандартизации вряд ли соответствуют истине.

Более вероятно, что эти два типа — в том виде, в каком они описаны в тогдашних книгах — просто повторы неких удачных образцов самого начала XVI века, имевших соответствующие названия. Возможно даже, что исходными образцами были какие-то итальянские орудия (например, захваченные Максимилианом в венецианской войне). Образцом мог послужить даже итальянский устав или монография, поскольку ещё в книгах фон Зольмса и Фронспергера середины XVI в. первыми названиями «восьми семейств» являются термины с якобы итальянским звучанием и смыслом наподобие перечня «первая пушка», «вторая пушка», «третья пушка».

По своим боевым возможностям нахтигаль и зингерин не более чем крупные картауны (то есть малые великие пушки).

Кроме того, в «4 осадных семейства» входит василиск, который, однако, является не особым конструктивным типом, а очень крупным вариантом длинноствольных орудий (серпентин, кулеврин, в немецких землях — шлангов). Сказочный василиск и означает «царь-змею». Это очевидное объяснение было известно ещё в XIX веке (Эссенвайн). Также василиском современники могли образно называть крупное орудие «чужой системы» — так, например, европейцы называли турецкие крупнокалиберные орудия, использованные при осаде Родоса (1522). В этом же смысле термин «василиск» употребляется у Рабле.

Условность наименований крупных орудий можно видеть на примерах таких изделий, как две 48-фунтовые картауны, отлитые в Нюрнберге (1521), на которых написано примерно следующее: «шарфмеца называюсь//врагам сопротивляюсь», 4 «длинных двойных нотшланга», называемых «василиски» [имя собственное орудий серии], отлитые Лёффлером (1554), и его же 4 «двойные картауны или шарфмецы» 70-фунтового калибра.

Старые образцы (гуфницы и тарасницы), пережившие в 1480–1490‑е годы короткий период модернизации (литьё из бронзы, стволы с цапфами), перемещаются в запасники арсеналов. Туда же отправляются и фоглеры (Kammerbüchse), которые, как пишет один из немцев-современников,

«придуманы всего лишь сто лет назад, но в наши дни годны лишь на стены крепости против восставших мужиков».

Исчезают из перечней названия по типу установки и снаряда: Karrenbüchse, Lothbüchse и подобные. Название Steinbüchse становится собирательным для камнестрельных образцов.

Всё же литые бомбарды сравнительно некрупных калибров (до 150 фунтов) некоторое время сохраняются в осадных батареях. Они используются и в Ландсхутской войне, более того, именно их наличие решает успешный исход одной из осад. Вюртембергский «Кабан» весит 6336 (нюрнбергских) фунтов, имеет в длину 11 футов и стреляет 161-фунтовыми каменными ядрами. Орудие перевозится на спецповозке с 14-конной упряжкой. Возимый запас ядер для него – 350 штук. Прислуга состоит из 100 человек, разделённых на 4 смены.

Испанские королевства

В начале XVI века, то есть до огромных завоеваний в Америке, королевства на территорию нынешней Испании были бедны, по крайней мере по сравнению с Португалией, которая уже получала барыши от индийской торговли. В Испании этой поры использовались запасы огнестрельного оружия, накопленные для Гранадской войны — последнего этапа Реконкисты. Собственное пушечное производство ставится в испанских королевствах с 1487 года мастерами, приглашёнными из Франции, Италии и Германии.

К концу XV века здесь изготавливались орудия преимущественно традиционной для Европы кованно-сварной конструкции. На рубеже веков начинаются переход на литые бронзовые образцы и выработка собственной системы типов и калибров. Однако все свои захваты начала XVI века (Латинская Америка, Северная Африка) Испания осуществляет с помощью орудий старых образцов (ломбарды – осадные бомбарды, спингарды – полевые пушки).

Польша и Западная Русь

Как и в предшествующие десятилетия, Польское королевство, а за ним и Великое княжество Литовское воспроизводят немецкие образцы первой четверти–середины XV века. Переписи замковых арсеналов в 1490‑х годах включают гуфницы и полугуфницы, «пушки с пороховницами» – фоглеры и фоглерики, тарасницы и полутарасницы (дробные и уменьшительные названия даны по соотношениям весов ядер), гаковницы и ручницы.

В 1509 году составляется реестр оружия, оставшегося после молдавского похода польского короля Яна Альбрехта (1497). Кроме уже упомянутых здесь типов в нём встречаются две «большие бомбарды» и две «большие бомбарды «половинной силы», некие «шрубницы» (скорее всего, фоглеры с резьбовым соединением зарядной камеры, учитывая, что «вазы» для них упомянуты отдельно). Также в реестре фигурируют две «харцовницы» – видимо, пушки установленные для обстрела вблизи стен, и «козы» (до сотни штук) – мелкие пушки или даже крупные гаковницы. Встречается в этом списке и название «бомбарда», применённое к мелким орудиям.

Читать еще:  Неудачный газовый тормоз

Московская Русь

После постановки в конце XV века пушечного производства Фьораванти и другими итальянцами в Москве производятся орудия, повторяющие, как и «пушка Дебосиса», итальянские образцы периода до времён французского вторжения (то есть 1480‑х годов). Вероятно, они изготавливаются всё ещё под каменное ядро. Видимо, сохраняются и старые немецкие приобретения, так что «литовская добыча» с реки Ведроши в 1500 году вряд ли показывает москвичам что-то до тех пор неизвестное.

В 1500‑х годах в пехоте Московского великого княжества появляются многочисленные отряды «пищальников» и, следовательно, оружие для них. Уже в 1510 г. из Москвы в Псков послана «тысяча пищальников казённых». Данный вид пехоты имеет на вооружении пищали, то есть ручные пушки, вероятнее всего, немецкого образца.

Венеция

После перестройки пушечного производства в конце 1490‑х годов под началом Базилио делла Скола Венеция начинает получать

«…орудия [нового образца] для осад крепостей, для чего обычно употребляют бомбарды, орудия, кои возятся на повозках [лафетах], как это делают французы. Они почти столь же длинны, как и пассаволанты, но больше [в поперечнике]. Они стреляют ядрами весом от 6 до 12 фунтов и всегда остаются на повозках, даже когда из них стреляют».

Кроме кулеврин, венецианцы вводят пушки (canone), стволы которых примерно на 1/3 короче (и легче) однокалиберных кулеврин. Как отмечает Морин, устойчивое отличие венецианских пушек — отсутствие «дельфинов» на стволе.

Османский султанат

Несмотря на то что Османский султанат сравнительно рано получает крупные литые из бронзы орудия, в 1500‑х–1510‑х здесь всё ещё изготавливают крупные кованно-сварные длинноствольные железные бомбарды. Классификация османских орудийных образцов затруднена по ряду причин. Но, как считают Агостон, Айдуз и другие авторы, здесь имеются все основные типы того же назначения, что и современные им европейские.

Корабельная артиллерия

Опыты по установке орудий на военные корабли начинаются вскоре после появления артиллерии в XIV веке. К концу XV века обычным делом становятся малокалиберные орудия на верхних палубах достаточно крупных парусников, казнозарядные фоглеры на вертлюгах для стрельбы дробом, а также крупнокалиберные бомбарды в носовой части галер, в первую очередь средиземноморских. Вероятно, старейшие, по мнению Морина, изображения корабельной артиллерии, имеющие документальную ценность, включены в книгу «Паломничество в Святую Землю», изданную в Майнце в 1486 году. Около 1500 года изобретаются орудийные порты́, позволяющие формировать многопушечные корабельные батареи.

Как отмечает Морин, в наше время отыскать неизвестные бронзовые образцы орудий, особенно XIV–XV веков, возможно лишь на дне морском. Всё прочее давно попало в переплавку.

Ручное огнестрельное оружие

На рубеже XVI века ручное огнестрельное оружие (ручные пушки) окончательно расходится с артиллерией в конструктивном развитии. Калибры и вес ручного оружия уменьшаются. Появляются всё более совершенные замки и спусковые приспособления, ложи с прикладами. Гаковницы во многих странах утрачивают крюки-гаки, сохраняя лишь соответствующее название.

На рисунке изображены два типичных образца ручного огнестрельного оружия той поры. Это нюрнбергская гаковница (около 1520 года) с бронзовым стволом длиной 160 см (замок утрачен, но был, вероятно, падающим фитильным, с кнопочным спуском) и немецкая ручница (около 1510 года) с бронзовым стволом и фитильным замком (на рисунке – испорчен). Ложа ручницы выполнена с прикладом так называемой немецкой формы из липового дерева.

Мортиры

Возникновение мортир как специализированного класса орудий обычно относят к 1460‑м–1470‑м годам. Их предшественниками были короткоствольные камнестрельные бомбарды наподобие «Штейрского пумхарта», которые выходят из употребления во время «артиллерийской революции». Впрочем, при осаде Белграда (1456) у турок есть 7 больших орудий, бросающих каменные ядра «на итальянскую милю [тысячу двойных шагов] в высоту»; это, конечно, именно бомбарды-мортиры «старого» типа.

В любом случае, до появления действенных спецснарядов — разрывных и зажигательных — и даже до конца XVII века мортиры остаются весьма малочисленным видом орудий во всех армиях Европы.

Камнестрельные орудия

После перехода на литое железное ядро орудия, стреляющие каменным ядром или дробом, не исчезают насовсем, а сохраняются — на флоте, в периферийных гарнизонах и подобных «втростепенных» в военном отношении местах — до конца XVIII века. Теперь, однако, такие орудия всегда носят название по типу снаряда — немецкое Steinbüchse, итальянское petriero, испанское pedrero, и так далее. Кроме того, используются названия «дробовик», польское «шротовница» и подобные. Камнестрелы зачастую изготавливают со съёмной пороховницей – зарядной камерой, для которой обычно имеется сложная система крепления.

В титуле статьи изображены два поколения литых бронзовых орудий на выставке Базельского музея начала XX века. В центре курто «Бургундерин» 85-фунтового (по железу, предположительно) калибра 1474 года, слева — бронзовый литой большой (двойной) 12-фунтовый шланг «Дракон» 1514 года.

Война и мир глазами «чёрного археолога». Часть III

Это только кажется, что огромный срок в семь десятков лет надёжно отгораживает нас, ныне живущих, от Великой Отечественной войны

Фото: Sergey Kamshylin/Shutterstock
Окончание. Предшествующие части см. здесь и здесь

«…Соотношение наших и немцев, которых мы находим, — страшное… Вот смотри: за всё время, за много лет копания, я нашёл пятерых немцев. Пятерых только! Причём они были обобранные все. Сказать, что мало немцев, — значит ничего не сказать. Немцы своих выносили при любой возможности. Бросали — только если совсем их гнали и шею мылили. Хоронили всегда, и хоронили в основном не в братских могилах, а в именных. И в архивах немецких эти могилы отражены, с точными координатами. Есть и братские немецкие — но это, скорее всего, наши их хоронили. Санитарные захоронения обычные, чтобы не воняло. Немцы старались не бросать. Чего говорить — они умудрялись из Демянского котла даже, из окружения, больных и раненых по возможности эвакуировать!

А наши… Я помню один день в Новгородской области — я за день нашёл 36 человек. За день! Подо мхом лежали, верховые все, то есть не прибранные после боя. Буквально десять сантиметров мха над ними наросло — вот и всё. На немецкие траншеи, год 1941-й или 1942-й, видимо, была атака. Они перед траншеями и легли. Берег озера Вельё, до воды метров десять, до траншей метров двадцать. Зимнее наступление; по льду перебегали. Вот тебе соотношение. И таких верховых знаешь сколько солдат ещё лет десять-двадцать по канавам, по кюветам, по обочинам лежало? И обобранные все. Как ни парадоксально. Хоронить их никому не сдалось. А по карманам пошарить любители всегда были.

После войны, я слышал, бригады колхозников собирали — перезахоранивать неглубокие санитарные ямы. Потому что пахло сильно. Перевязывали рты-носы тряпками. Крючья брали и стаскивали, в ямы, в воронки перезахоранивали. Уже полуразложившееся всё было, биомасса такая из бойцов. Почему у нас много солдат брошенных? Потому что они никому не нужны были. Они и сейчас никому нужны, по большому счёту.

Человека находишь по металлу обычно. А если человек бежал, если каска соскочила или винтовка отлетела — ты его не найдёшь. У солдата с собой мало в атаке: оружие, патроны, пара гранат. Вещмешок редко с собой брали. Кружка может вдруг зазвенеть, бритва, мелкие деньги иногда. Ладанка, расчёска дюралевая. Если это фельдшер — у него часы с собой могут быть. Мы вот копали небольшую воронку, метра два в диаметре, нашли там двух солдат и медсестру. Вот у сестры были часы — пульс считать. Как опознали, что медсестра? — а поясной ремешок узкий и сапожки маленькие.

Советские котелки почему-то — редкость. Штыки попадаются на покойниках, пряжки, ремни. Иногда бумажник найдёшь, документы все истлевшие, размокшие, нечитаемые. А ложки — нет, за голенищем ложки не таскали. Литературщина. Откуда голенищам-то взяться? Наши солдаты в ботинках и обмотках воевали. А туда ложку не засунешь. Сапоги очень редко встречаются. Я нашего офицера одного только в сапогах лично откапывал — так сапоги у него немецкие были. В обуви фаланги пальцев ног остаются часто. Странно. Мясо выгнивает, а кожа и кости остаются в ботинках. Ботинки когда выкапываешь — оттуда могилкой пахнет ой-ой как. Особенно если в глине лежали.

Но и людей в земле меньше становится. Бойцов убитых. Я вот в этом сезоне лично выкопал только двоих. Всего-навсего. А так по десять-двадцать человек за год я вытаскивал. Солдатиков…»

ЖУРНАЛ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ 312 СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ:

15.00 312 стр. см. див. к исходу дня 13.1.44 пропустить через свои боевые порядки части 65 гв. сд на рубеже: Жеглово, Шалаи, Свибло, после чего совершить марш по маршруту: Лопатова, Гречихи, Булохи, Ровная Нива, Подберезье и сосредоточиться в р-не: Шулятино, Подберезье.

Рубеж представляет собой систему траншей и ДЗОТ»ов.

В ходе боев взято 4 пленных, принадлежность: 313 полицейский охранный б-н. Дивизия, получив новую задачу, готовится к передислоцированию в новый р-н боевых действий.

Читать еще:  Смена шильдика. Крупнокалиберная винтовка Remington R2Mi .50 BMG

Лыжный б-н в 17.00 выступил по указанному маршруту и к 24.00 приблизился к Ровная Нива, где был обстрелян пр-ком. Разведкой было установлено, что Ровная Нива, Подберезье — заняты пр-ком. Б-н развернулся и занял исходное положение для наступления — лес 200 метр вост. Ровная Нива. 1081 сп к 21.00 пропустил через свои боевые порядки подразделения 65 гв. сд, совершив марш, достиг опушки леса 0,7 км сев. вост. Ровная Нива. Разведка была обстреляна сильным пулеметным, автоматным и минометным огнем пр-ка, после чего полк сосредоточился в данном р-не в готовности.

Обе контратаки были отбиты с большими потерями для пр-ка.

1079 и 1083 сп в течение дня приводили матчасть и подразделения в порядок, производили работы по строительству жилых землянок, шалашей и отрывке щелей.

На 24.00 части занимают положения: лыжный б-н — лес 0,6 км южн. Ровная Нива, 1079 сп — в 23.00 выдвинулся и занял исходное положение для наступления — лес 0,8 км юго-зап. Ровная Нива; 1081 сп — 0,6 км зап. Шулятино; 1083 сп — сосредоточился в р-не лес 0,5 км вост. Ровная Нива.

Части дивизии ведут огневой бой с пр-ком, пополняются б/припасами и готовятся к дальнейшему выполнению боевой задачи.

Потери: убито — 90, ранено — 480 чел.

Потери пр-ка — убито и ранено до 350 солдат и офицеров.

Мы возвращаемся в лагерь, и копатели опять уходят — немного побродить, пока ещё светло. Глядясь в боковое зеркало джипа, пытаюсь заложить в глаз гентамицин — вдруг раз в жизни лекарство подействует прямо сразу, безо всякого дурацкого системного действия? Я разжигаю костёр и иду ломать сухие сосны.

За дровами надо пройти по упругой, выстланной хвоей сухой дороге совсем немного. С гентамицином в глазах не видно вообще ни пса. И жарко. И пот льёт. Состояние лихорадочное, и хорошо, что копатели ушли и не видят меня. В радиусе ста метров от нашей стоянки — шесть больших, здоровых блиндажей. Даже спустя без малого семь десятков лет видно — какими огромными они были. Есть блиндажи с предбанником. Весь лес ископан. И везде блиндажные ямы; они поросли лесом, и пронзившим несуществующие накаты ёлкам уже лет по тридцать. Я иду за дровами и пытаюсь проморгаться, чтобы удостовериться, что иду куда надо. Я скверно чувствую себя. Даже не имея никакой выраженной, так сказать, боевой задачи. Как живут на войне, даже если в тебя не особо стреляют? Если просто надо копать блиндажи по нескольку кубов земли каждый, и надо валить и пилить сосны — но не сухие, а живые? Вот, например, огромный блиндаж — я даже вижу остатки полусгнившего трухлявого наката!

— Да ты сдурел, какой накат! — голос вернувшегося дяди Лёши сквозь треск костра звучит весьма дружески. — Это попадало после войны уже поверху и сгнило. Ну какая сосна вылежит тут семь десятков лет, а? Вот, посмотри лучше — чего я копнул.

Дядя Лёша с гордостью достаёт из кармана артефакт. Это немецкая ременная бляха. На ней написано «Gott mit Uns».

— Здорово! — я больше радуюсь тому, что есть возможность поручить заботу о дровах товарищу.

— Вот, казалось бы, копано-перекопано тут всё, а пряга лежит вон какая! Веймарская пряга! — дядя Лёша весь светится изнутри. Он любовно оглаживает пряжку, вычищая шершавой ладонью остатки песка. К булькающему на плитке котелочку подтягивается из леса Пал Аркадьич, сноровисто таща мину, диск от ППШ с работающей пружиной и большую снарядную гильзу — показать мне и дать сфотографировать.

Диск от ППШ с работающей пружиной и большая снарядная гильза. Фото автора

«…Немцы, конечно, богаче были с точки зрения имущества. У них и воинского снаряжения было достаточно, и личных вещей всяких много… Вот представь себе: долгосрочное стояние. Фронт стоит неделю, две на месте. Оно не секрет, где какие позиции располагались. И копаешь — вот траншеи немецкие, вот красноармейские. Немецкие — изрыты все. Наши — стоят некопаные. Потому что в русских траншеях найти ничего нельзя, пустые они. И даже если на неразрытое попал — когда копаешь, сразу понимаешь, что попал на русские траншеи. Потому что ни х** нету! У немцев — консервные банки, снаряжения куски, всякая мелочь бытовая, хлам, бутылки с выпивкой, пивные бутылки даже есть. А русские траншеи — там как будто никто не сидел, никто не воевал, никто не стрелял… Изредка — изредка! — найдёшь консервную банку. Бутылку в русских траншеях найти нереально. Если только немецкая, трофей взяли. Банка из-под тушёнки — одна на блиндаж, если долго стояли. Я не знаю, чего там они жрали на фронте. Наверное, мох. Во всяком случае, я никаких артефактов пищевых не находил почти.

Да и по самой траншее сразу видно — немецкая она или наша, по профилю. Немецкие — они более извилистые, сделанные по определённому шаблону, по уставу строго. И фактически все одинаковые. Куда бы ты ни пришёл, на любом фронте — в одном и том же месте блиндаж, в определённом месте стрелковые ячейки, сортир, помойка… по уставу всё. Советские окопы, как правило, более прямые. В основном. Есть и разветвлённые, но это потом, ближе к концу войны, такие копали. Блиндажей мало у нас, и они маленькие. Наши-то бойцы в основном в землянках жили. А немцы — в домах…

Когда блиндажный городок находишь — вот это радость. Есть десяток блиндажей, жилая территория, там никто не воевал. Но в то же время люди там стояли достаточно долго. Что-то теряли. Что-то выбрасывали. Поисковики все любят ковыряться в немецких помойках. Немцы были аккуратисты, по кустам особо мусор не разбрасывали. Они выкапывали неглубокую яму и бросали туда. Консервные банки, бутылки, боеприпасы, пришедшие в негодность штыки, пряжки, ремни, фляжки, стаканчики от фляжек, посуда, топоры, колуны… Я как-то раз колун нашёл, а рядом с ним, на бруствере — фляжку. Полная была, со спиртным… забавно найти водку 70-летней давности… немецкая фляжка.

Сейчас здорово на убыль всё пошло. Везде люди с приборами и с лопатами походили уже. Многие перестают ездить, насколько я знаю. Отдачи никакой, хотя и время тратишь, и деньги. Где хороший грунт — там всё выкопано, где плохой — там всё скисло… Хотя-то, сколько мы копаем — это херня. Представляешь, сколько они в войну земли перекидали. »

БОЕВЫЕ ДОНЕСЕНИЯ И ОПЕРАТИВНЫЕ СВОДКИ
207 КРАСНОЗНАМЁННОЙ СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ:

Командиру 93 стрелкового корпуса
Боевое донесение № 121 штадив 207. 12.00 11.4.44 года
Карта 50000 — 38 года

1. Противник обороняется на прежнем рубеже, в течение суток активности живой силой не проявлял, вел редкий ружейно-пулеметный и арт. мин. огонь по боевым порядкам.

Отмечено действие: районах Замошица, Норкино — минометные группы, — выпущено до 30 мин.; Киселово, Краскова, зап. Замошица — двухорудийные 105-мм батареи, трехорудийные 105-мм батареи из Наволок, одно 150-мм орудие Горивец, — всего выпущено снарядов до 150.

Наблюдением отмечено:
— в глубине обороны по дорогам: Норкино-Середеево, Фелистово-Бубново, Начвино-Краскова — редкое движение мелких групп (2–3 чел.) пехоты и автогужтранспорта;
— 20.00 — районах Фролово, Камово, Стар. Пустошка — очаги пожаров.

2. Дивизия прочно удерживает прежний рубеж. Личный состав продолжает инженерно-оборонительные работы на переднем крае и глубине, ведет наблюдения за противником.

597 сп. Отрыто траншей — 163 пм, углублено — 283, оборудовано пулеметных площадок — 4, минометных ОП — 2, построено блиндажей — 2, поставлено ПП мин — 82 шт.
Работало — 186 чел.

594 сп. Отрыто траншей — 90 пм, углублено и расширено — 580 пм, оборудовано пулеметных площадок — 2, стрелковых ячеек — 8, установлено проволочного заграждения — 800 пм, ПП мин — 300 шт.
Работало — 258 чел.

В ночь на 11.4.44 года 8 стр. рота сменила 1 стр. роту. 1 стр. рота выведена район Могильно.

598 сп. Отрыто траншей полного профиля — 362 пм, неполного профиля — 80 пм, очищено траншей — 825 пм, оборудовано артиллерийских ОП — 1, ниш для боеприпасов — 1, открыто водосборных колодцев — 1, водостоков — 4.
Работало 273 чел.

780 ап. Отрыто траншей полного профиля — 203 пм, неполного профиля — 9, оборудование пулеметных площадок — 1, стрелковых ячеек — 19, блиндажей — 2, ниш для боеприпасов — 3, конюшен — 4.
Работало — 399 чел.

420 ОИПДТ. Углублено траншей — 10 пм.
Работало — 25 чел.

338 Отд. сап. батальон — поставлено ПП мин: районе 597 сп. — 82 шт, районе 594 сп. — 30 шт, поставлено проволочного забора в один ряд кольев в районе Кошнево — 110 пм, рогаток — 10 шт.
Работало — 21 чел.

Личным составом спецподразделений дивизии (учебная рота — 7 чел, хим рота — 13 чел., отд. рота связи — 7 чел., управление КАД — 7 чел.) отрыто траншей — 108 пм.

3. Потери за истекшие сутки: убитых — 2, раненых — 2, заболе — 4.

Потери противника: минометным огнем уничтожено до 4 чел.

Итого запланировано и выполнено инженерно-оборонительных работ на 11.4.44 года.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector