0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Оружейный художник. Часть II

RDR2 Побочная миссия Путь артиста

RDR2 Побочная миссия Путь артиста

RDR2 Побочная миссия Путь артиста — это побочный квест, состоящий из нескольких частей, который доступен в Red Dead Redemption 2. Артур встречает Чарльза Шатене в Сен-Дени.

Если вам нужна помощь с любыми другими областями приквела дикого запада, вы можете отправиться в наше Red Dead Redemption 2 Полное руководство.

На этой главной странице вы можете найти всю необходимую информацию, чтобы получить доступ к приключениям. Включая все бонусы и хитрости, которые вам нужны.

Первая часть квеста

Маркер квеста для этой миссии должен появиться в Сен-Дени через некоторое время после начала четвертой главы. Встретьтесь с Чарльзом в салоне. Купи ему выпить. После этого художник передаст вам «Эскиз Чарльза Чатенея».

Вторая часть квеста

Подождите, пока в Сен-Дени появится еще один маркер квеста. Доберитесь до переулка, где можно найти человека с оружием и Чарльза. Вмешайтесь, чтобы спасти Чарльза. Человека с оружием можно вынудить бежать без кровопролития.

Третья часть квеста

Подождите, пока в Сен-Дени появится еще один маркер квеста. Посетите художественную галерею в Сен-Дени. Поднимитесь по лестнице и доберитесь до противоположного конца комнаты с картинами — там вы встретите художника.

Смотрите заставку. После этого начнется драка. Побейте нескольких посетителей — они не должны стать для вас проблемой. Покиньте галерею с Чарльзом. Продолжайте следовать за ним, пока не дойдете до того места, где квест закончится.

Четвертая часть миссии

Еще раз, подождите, пока маркер миссии появится в Сен-Дени. Вы должны найти Чарльза, замаскированного под проститутку. План состоит в том, чтобы сопровождать его на пути к кораблю.

Следуйте за Чарльзом на небольшом расстоянии. Бегите мимо трамвайных путей, чтобы вас не обнаружили. Затем войдите в здание вокзала.

После того, как опасность миновала, возобновите свое путешествие к пристани для яхт. Героев поймает там группа из трех человек. Вы можете побеждать врагов в рукопашном бою (остерегайтесь врагов с ножом!) Или стрелять в них из ружья.

Если вы выберете второй вариант, вы наверняка столкнетесь с неприятностями в Сен-Дени. И сразу после окончания миссии вам придется дополнительно убегать от законников.

Артур не получит награду от Чарльза, когда вы завершите миссию. Но вы можете спокойно продать эскиз, полученный от него в самом начале миссии.

Оружейный художник. Воспоминания А. Б. Жука. Часть II

Продолжение цикла материалов из личного архива художника и оружиеведа Александра Борисовича Жука (см. часть I на нашем дзен-канале).

Значительную роль в определении моего оружейного хобби сыграл так называемый «пермский период», т. е. время, когда наша семья временно жила в Перми в только что отстроенной гостинице. И когда там появлялись военные (а их среди постояльцев было немало), мы – мальчишки – просили их показать нам своё оружие.

Из вновь увиденного оружия мне особенно понравился наш пистолет Коровина (по тульскому «куску ржавчины» я и не мог предположить, что он такой красивый!). А тот, первый экземпляр, который мне удалось увидеть, был никелированным, с чёрными рукоятками и оксидированным стволом.

На улицах Перми иногда встречались военные с большими пистолетами, носимыми в деревянных полированных кобурах. Я знал, что это пистолеты Маузера, но никогда их не видел. Каков же этот пистолет был на самом деле?

Тщетно я искал кого-нибудь из военных – знакомых отца, у кого был бы «маузер», а по описаниям тех, кто его видел – неуверенным и весьма противоречивым – конечно же, никакую реконструкцию создать было невозможно. Маузер своей таинственностью завладел моим воображением настолько, что я, как говорится, спал и видел его.

И вот, однажды, моё снова ёкнуло, когда вернувшись как-то из школы и ввалившись в нашу квартиру (через упомянутую дверь в кладовушке), мой друг Юра, крупно шагая и держа под мышкой какой-то свёрток, возбуждённо-торжествующе провозгласил: «Есть Маузер!».

Я бросился за ним в свою комнатку, куда он проследовал без остановки, и обомлел от счастья, когда Юра, быстро развернув большую книгу, раскрыл её на странице, где было крупное и чёткое изображение заветного «маузера». (Пистолет был изображён с открытым затвором и с вставленной в него сверху обоймой с десятью патронами.) Наконец-то всё прояснилось, и я мог успокоиться. Все детали и формы, так долго мучившие меня своей загадочностью, теперь были передо мной. А в довершение своей несказанной радости я узнал, что в этой книге (это было «Пособие для подготовки на чин Прапорщика пехоты, кавалерии и артиллерии», составленное генерал-лейтенантом В. И. Малинка и выпущенное в 1915 г.) есть ещё изображения и других, доселе неизвестных мне пистолетов. Однако всё это было лишь дополнением к главной радости дня – «открытию» «маузера».
Книгу эту Юра мне подарил (он достал её у кого-то из своих одноклассников), и она долгое время жила у меня, пока кто-то её не «зачитал».

Читать еще:  Полуфабрикат для нетерпеливых. Карабин «Вепрь» ВПО-155-20

В квартире, в которую мы переехали из гостиницы, ранее проживала женщина с сыном Геней, который оставил в квартире тяжёлый клинковый штык от итальянской винтовки Веттерли-Витали обр. 1871–1887 гг. и декоративную чиновничью шпагу. Присовокупив к ним ржавую полицейскую шашку (которую ещё в Туле мне подарил мой одноклассник Коля Кваснов), мы с Юрой однажды пошли в гостиницу, где жили ранее, чтобы выменять всё это барахло на миниатюрный, совершенно игрушечного вида, неисправный и ржавый револьверчик Лефоше.

Этот револьверчик принадлежал сыну одной из уборщиц гостиницы, который жил, конечно же, не в гостинице, а в гостиницу только приходил. Играя с нами – «гостиничными» в войну, он вызывал у всех нас зависть своей игрушкой, и мне лишь приходилось вздыхать по такому сокровищу. Теперь же, когда у меня появился солидный «потенциал» для обмена, я дерзнул попытаться выменять себе этот револьверчик. Но, конечно же, мы не нашли не только этого мальчика, но и каких-либо его следов, а посему вернулись восвояси домой.

«Пермский период» ознаменовался для меня не только знакомством с пистолетом Коровина (ТК), но частыми встречами с ним. Я видел ТК не только у военных в гостинице, но и у одного инженера, работавшего на Пермском паровозоремонтном заводе им. А. А. Шпагина, видел, как стреляли из него в тире Пермского государственного университета, сад которого примыкал к нашему двору и в котором мы – ребята часто играли.

В начале 30-х годов жизнь в Перми была довольно тревожной – «дух» места ссылки уголовников, сохранившийся с дореволюционных времён, был ещё весьма ощутим. Так, не однажды мне приходилось видеть, как по городу проводили группы, а то и целые колонны «ширмачей», выловленных, например, на рынке за одно лишь «прочёсывание». Колонны эти сопровождались или милиционерами с «наганами» в руках, или охранниками, вооружёнными винтовками: иногда русскими, а иногда какими-то иностранными, поражавшими меня своей необычностью. (Лишь впоследствии я узнал, что это были винтовки «Ли-Энфилд», «Энфилд-Маузер» и «Арисака»).

И вот, в 1934 г. мы переехали в Москву. Я взрослею, мои интересы с возрастом меняют свои формы, но почти все они находят своё отражение в пристрастии к рисованию. А рисовать я стал всё лучше и увереннее.

В то же самое время моё увлечение техникой, а в особенности авиацией, всё возрастает. Сочетание же увлечений рисованием и техникой приводит к тому, что я пытаюсь создать для себя что-то вроде справочника или иллюстрированной энциклопедии, где бы оказались зафиксированными сведения о предметах – разумеется, не всех, а только меня интересующих.

Я приступаю к созданию такой домашней самодельной «энциклопедии», в которую собираю сведения (конечно же, детские и неглубокие) о технике, истории, астрономии, археологии, зоологии, нумизматике. Пытаюсь их систематизировать, расположив по названиям тем в алфавитном порядке, и может быть потому, что начинаю я с буквы «А», мой интерес проявляется больше к авиации, а не к флоту или же зоологии. Работаю я самозабвенно. Заведу альбом и рисую, рисую без конца.

Сейчас даже трудно представить, сколько мной перерисовано самолётов и всего относящегося к авиации и воздухоплаванию – моторов, приборных досок, опознавательных знаков, авиационных пулемётов, авиабомб, парашютов, дирижаблей и прочего! Наряду с этим я старался не забывать и другие отрасли: рисовал бабочек, рыб, корабли, паровозы, автомобили, танки и, конечно же, оружие.

Со временем я убеждаюсь, что погрязаю в этой работе, что поставленная мной задача – непосильна, и что нужно чем-то ограничиться, отсеяв менее интересное, т. к. всем этим я могу заниматься только в свободное от школы и домашних уроков время. Таким образом, со временем произошёл естественный отбор тем. Ими стали – авиация, нумизматика и, конечно же, оружие, которое в этом хобби занимало всё более и более доминирующее положение. А выразилось это в том, что лучшим, наиболее любовно исполненным мною альбомом был альбом, составленный из рисунков образцов стрелкового оружия.

А какова же была практическая сторона моего увлечения? Прежде всего, это участие в стрелковых кружках. Я помню стрельбы и в школьном тире и, особенно, в тире нашего шефа – ИФЛИ (Института философии, литературы и истории), куда мы ходили стрелять со своими школьными винтовками.

В военном кабинете этого ВУЗа (там с нами проводились теоретические занятия) было много наглядных пособий и учебного оружия. Были там и стенды с патронами разных типов, а также различные плакаты, в том числе и электрифицированные, то есть снабжённые лампочками, зажигающимися лишь в том случае, когда проводничок соединения с надписью соответствовал изображению детали, также подсоединённой к другому проводничку.

Стрелял я неплохо и без труда сдал нормы на значок «Юный Ворошиловский стрелок», а однажды на районных соревнованиях получил первый приз – 75 рублей, которые были первыми в моей жизни заработанными рублями.

Читать еще:  Юбилейный нож «Штык-К100» к 100-летию М. Т. Калашникова

В этот период настоящим праздником для меня стало ознакомление с оружейным каталогом, привезённым из Италии знакомыми моего школьного товарища. Однако знакомство с ним было для меня делом нелёгким: ведь совсем чужие взрослые люди, конечно же, не могли дать мне этот каталог домой, и поэтому мне много раз приходилось ездить к ним домой (а жили они не близко), чтобы срисовать из него десятки новых для меня револьверов и пистолетов.

Кроме этого, мои знания в области стрелкового оружия значительно расширялись после посещения музеев Москвы и Ленинграда, а в особенности после посещения так называемых «трофейных выставок», экспонировавших реликвии боевых действий на озере Хасан, в Польше и Финляндии.

Моделирование самолётов, а в нём я больше внимания уделял не летающим моделям, а уменьшенным копиям вполне конкретных типов (в этом тоже проявлялась натура, и прежде всего художника, а потом уже техника), позволило мне без труда мастерить и модели оружия. Так, одно время я был увлечён формой винтовки «Энфилд-Маузер» и выстругал себе такую винтовку из доски. После этого случая буквально все дворовые ребята засыпали меня просьбами «сделать наганчик или винтовочку» и я, сам получая удовлетворение от своего рукоделия, охотно выстругивал или выпиливал им пистолеты, револьверы и ружья по своим рисункам. И удивительное дело, эти, казалось бы, плоские и фанерные «наганчики» всегда производили впечатление точностью своих очертаний, максимально приближающей их к настоящему оружию. Но в связи со сказанным я хотел бы обратить внимание на то, что ни одна из моих моделей никогда даже не тяготела к «действующим», то есть не имела никакого отношения к распространённым тогда среди мальчишек «поджигам». Только декоративная сторона и желание запечатлеть красоту форм настоящего оружия – вот что единственно двигало мной при изготовлении этих моделей!

Все наши дворовые ребята ценили в этих моих изделиях именно красоту, и никто из них ни за что не променял бы их на уродливую, хотя и стреляющую «поджигу». А уж какие баталии устраивали мы на обширных пустырях и примыкающих к нашему двору лесных опушках! И как эти баталии украшались, что ли, этими игрушками! И я глубоко уверен, что именно эта необычность игрушек придавала нашим детским играм какой-то особый подъём. И, если хотите, доминирующее качество игрушки – её декоративность и стремление к эстетичности – передавалось и самой игре.

Поставь лайк, сделай репост в соцсети и подпишись на канал журнала «КАЛАШНИКОВ», где вас ждут ещё 490 публикаций! Не пропусти самое интересное!

В РВИО назвали дату открытия Ржевского мемориала советскому солдату

Мемориал советскому солдату в районе города Ржев планируется открыть в июне. Монумент был готов еще в апреле, однако ситуация с коронавирусом заставила перенести церемонию открытия на более поздний срок, рассказали РБК в Российском военно-историческом обществе (РВИО).

Исполнительный директор общества Александр Барков сообщил, что «полная строительная готовность монумента, включая благоустройство, создание экспозиции музейного павильона» была обеспечена еще в конце прошлого месяца, но из-за распространения коронавируса COVID-19 открытие перенесли на июнь. «Сейчас рассматривается предложение ветеранов открыть мемориал 22 июня — в годовщину начала Великой Отечественной войны», — заявил он.

Барков отметил, что Ржевская битва имеет всемирное историческое значение. По его словам, немецкое командование называло Ржев «трамплином на Москву», однако благодаря тому, что Красная Армия в течение 14 месяцев сдерживала врага в окрестностях города, ему не удалось осуществить план по атаке столицы. Кроме того, действия советских военных под Ржевом заставили отвлечь значительные силы противника от наступления на Сталинград, что повлияло на ход боев на южном фланге, добавил исполнительный директор РВИО.

По подсчетам историков Института военной истории академии Генштаба Минобороны России и РВИО, потери советской армии в сражениях за Ржевско-Вяземский выступ составили 1,16 млн человек, из них 392 тыс. — безвозвратно, отметил Барков. «Каждый год участники поисковых экспедиций подо Ржевом поднимают останки нескольких сотен наших воинов, устанавливают их имена. На одной из встреч с поисковиками ветераны боев подо Ржевом предложили увековечить в бронзе последнюю не увековеченную битву Великой Отечественной», — рассказал он.

По его словам, сражения на Ржевско-Вяземском выступе в период 1942–1943 годов стали прологом последующих побед советских войск под Сталинградом, на Кавказе и под Курском, а также масштабного контрнаступления Красной Армии.

Как отметил Барков, поля подо Ржевом, на которых погибли тысячи советских воинов, являются исторически обоснованным местом для создания «главного монумента не только для России и стран СНГ, но и для стран Восточной Европы». «Мы помним несколько крупных монументов за рубежом. Памятник Воину-освободителю в Трептов парке в Германии, памятник советскому солдату-освободителю Алеше в Болгарии, но их масштаб значительно меньше», — уточнил он.

Исполнительный директор РВИО заявил, что высота бронзовой скульптуры составляет 25 м, ее вес — 80 т. Она опирается на 30-тонный стальной каркас.

Памятник сооружен без использования средств федерального бюджета, две трети средств — это пожертвования граждан и организаций, привлеченных РВИО, сказал Барков. В строке, где указывается имя жертвователя, многие указывали имена своих воевавших отцов и дедов, добавил он. «Недостающие средства выделил постоянный комитет союзного государства России и Белоруссии. Прекрасный парк создан у подножия монумента благодаря правительству Тверской области. Мемориал станет филиалом Музея Победы», — сообщил он.

Читать еще:  Советская боевая машина бм-14-17м – первая послевоенная реактивная система залпового огня

21 апреля госсекретарь Союзного государства России и Белоруссии Григорий Рапота заявлял, что Ржевский мемориал советскому солдату готов к открытию, которое было запланировано на 9 мая, но из-за ситуации с коронавирусом торжественные мероприятия придется отложить. На какой срок будет перенесена церемония открытия, он тогда не сообщил.

Проект мемориала был утвержден в мае 2018 года. Из 32 работ художественный совет отдал предпочтение замыслу скульптора Андрея Коробцова и архитектора Константина Фомина. Центром мемориального комплекса стала 25-метровая скульптура солдата, возвышающаяся на 10-метровом кургане.

Оружейный художник Лоренцо Гамба

Одной из современных тенденций оружейного рынка можно считать повышение спроса на художественно украшенное охотничье оружие. Это ярко показала прошедшая в Москве международная выставка «Оружие и охота»

Чувство красоты живет в каждом и имеет глубокую природную основу. Кроме того, каждый человек стремится придать своей среде, своему окружению и, в частности, инструментам, которыми он пользуется, индивидуальные черты. Пожалуй, к оружию это утверждение особенно применимо. Впрочем, как и к себе самому.

Поэтому владельцы поточных оружейных производств стремятся войти в ту часть рынка, где покупают красивое и дорогое оружие. Для этого крупные фирмы организовали специальные участки, на которых вырабатывают высокохудожественное оружие. Так поступили итальянская фирма «Беретта», германский «Зауэр», наш «Ижмех» и ряд других предприятий. Другие крупные производители объединились со штучниками: французские Верне Каррон и Дема, итальянские Батиста Риццини и Ивано Танфольо.

На прошедшей выставке посетители с интересом наблюдали за работой итальянских граверов, которых, пожалуй, которых давно уже не было с. Два мастера-гравера приехали с фирмой «Фамарс», и индивидуально представлялся замечательный гравер (тоже из Италии) Лоренцо Гамба, украшавший своими работами оружие многих известных оружейных фирм.

Сегодня Италия — лидер в производстве охотничьего гладкоствольного оружия и особенно художественно украшенного. Лоренцо Гамба один из ярких представителей современных итальянских граверов-художников. Он освоил все способы гравирования, в том числе и самые современные. Лоренцо Гамба хорошо знают все оружейники, и с очень многими из них он связан деловыми отношениями.

Лоренцо работает не только с огнестрельным оружием. Ему очень нравится украшать ножи разных конструкций и назначений, часы.

Он в совершенстве знает ювелирное дело и посвящает ему значительную часть своей жизни.

НОВАЯ ТЕХНИКА ГРАВИРОВКИ

Для Лоренцо Гамба характерно использование техники «булино», выделившей искусство италь­янских граверов в отдельное направление художественной гравировки оружия. Эта техника создает на металлической поверхности широкую гамму светотеневых отношений. Для этого на металл наносят штрихи или точки разной ширины и глубины. Родоначальники этой техники — Анджело Галеацци (Angelo Galeazzi) и Фирмо Фракасси (Firmo Fracassi).

Хотя эта техника сложная и трудоемкая, она позволяет получить великолепную градацию тонов и точность деталей. Изображение получается теплым и объемным. Техника «булино» позволяет с фотографической точностью воспроизводить любые изображения на поверхности металла.

В большинстве своих работ Лоренцо Гамба объединяет несколько техник: «оброн», выполняемая молоточным резцом, работу штихелем, «булино», всечку драгоценных металлов. Традиционным композиционным решением является сочетание орнамента, выполненного техникой штихеля и молоточного резца с великолепно исполненным сюжетом в технике «булино».

Нередко в качестве композиционных акцентов применяются фигурки животных и птиц, выполненных всечкой золота и последующей светотеневой проработкой в технике «булино». Деликатное включение золотых цветков в орнамент поддерживает общую композицию оформления.

Характерной чертой работ Гамба является применение цветочных орнаментов и орнаментов в стиле «барокко», розеток; также нередко можно встретить включение в орнамент стилизованных аллегорических элементов.

В основе сюжетов могут быть анатомически безукоризненные человеческие фигуры, исторические, мифологические и религиозные сюжеты, напоминающие картины итальянских мастеров. Акцент в художественном оформлении делается на сюжете. Орнамент, несмотря на его красоту, контрастность и тщательную проработку, служит поддерживающим, фоновым дополнением.

Работы Лоренцо Гамба гармонично вписываются в общий ансамбль ружей благодаря легкости и мягкости изображения. При высоких художественных достоинствах оформление не отвлекает от общей эстетики оружия, а служит его существенным элементом. Иногда создается впечатление, что искусство Гамба выполняет в большей степени художественную функцию, часто уводя сюжетную линию от функционального назначения ружья и поднимая на уровень произведений мирового художественного искусства. Как правило, ему предлагают художественно оформлять гравировкой ружья высочайшего класса, предназначенные для дорогих коллекций и выставок.

Авторизованный перевод Владимира ТИХОМИРОВА

Родился в 1954 году в местечке Марон, недалеко от Бреши. Его дядя был профессиональным гравером, и с раннего возраста Лоренцо был очарован этим видом искусства. Вместо того чтобы носиться по улицам со сверстниками, он часами наблюдал за работой дяди, и вопрос с выбором профессии для него не стоял. Он решил продолжить семейную традицию. Азы граверной техники он осваивал в известной школе Джованелли. Одновременно обучался и оружейному дизайну.

ИТАЛИЯ — РОДИНА «БУЛИНО»

Здесь в послевоенный период возникло новое направление гравировки («булино»), которое существенно расширило художественные возможности художника-гравера. Сегодня в Италии существуют художественные школы и студии, где обучают промышленному дизайну и искусству гравировки.

50% от стоимости оружия может составлять его художественное оформление.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector