0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Новая ракета-перехватчик для американской противоракетной обороны

Почему США создают новый перехватчик NGI для системы ПРО?

Агентство по противоракетной обороне США отправило соответствующий запрос к различным военно-промышленным компаниям о создании перспективного кинетического перехватчика для противоракет GBI (Ground-Based Interceptor), образующих верхний эшелон американской системы ПРО. При этом по итогам предварительного рассмотрения проектов разрабатывать новый боевой блок параллельно будут сразу две компании, одна из которых станет победителем тендера. Кроме того, в течение нескольких лет на данный проект американское военное ведомство планирует выделить крайне внушительную сумму — почти $5 миллиардов.

В настоящий момент система национальной противоракетной обороны США состоит из сети стационарных и мобильных радиолокационных станций системы предупреждения о ракетном нападении и нескольких типов ракет-перехватчиков наземного и морского базирования, размещаемых на различных носителях. Верхний эшелон американской системы ПРО образуют ракеты-перехватчики шахтного базирования GBI. На текущий момент развёрнуто 44 ракеты-перехватчика в позиционных районах на Аляске и в Калифорнии. Из всех имеющихся типов противоракет на сегодняшний день только GBI способны гарантированно поражать межконтинентальные баллистические ракеты и их боевые части.

Все типы американских противоракет для поражения целей используют так называемый кинетический перехватчик. Он представляет собой малогабаритный летательный аппарат, оснащённый системой газодинамического маневрирования и инфракрасной системой самонаведения. Противоракета выводит кинетический перехватчик на траекторию движения баллистической ракеты или её боевой части, после чего инфракрасная головка самонаведения производит захват цели и наведение на неё боевого блока. Поражение цели происходит за счёт прямого попадания боевого блока в цель — за счёт огромной энергии соударения боеголовка противника буквально превращается в пыль. Противоракета же является, по сути, лишь ракетой-носителем, доставляющей боевой блок в заданную точку. Данный способ перехвата баллистических целей имеет целый ряд несомненных преимуществ. Малые размеры и масса кинетического перехватчика позволяют минимизировать и соответствующие параметры противоракеты и позволяют легко разогнать его до огромных скоростей за очень малое время. Так, например, ракета GBI имеет снаряжённую массу в 12,7 тонны, в то время как масса выводимого ею в космос перехватчика EKV (Exoatmospheric Kill Vehicle) cоставляет всего 64 килограмма. При этом перехватчик разгоняется до скорости 10 километров в секунду, что позволяет осуществить перехват цели на любом курсе, а не только на встречном (так обычно осуществляется перехват баллистических целей).

БУДЬТЕ В КУРСЕ

  • 12.05.20 Кукла Маша с иностранным акцентом: о социальных товарах и господдержке
  • 11.04.20 Польскую армию призывают к неповиновению властям
  • 09.04.20 National Interest: Продление СНВ-III – вопрос жизни и смерти для США
  • 06.04.20 От коронавируса ждут вспышки «пандемии благотворительности»

Ранее в США предпринимались неоднократные попытки совершенствования ракет GBI путём оснащения их новыми кинетическими перехватчиками. Так, например, в конце 2000-х годов велась программа MKV — Multiple Kill Vehicle, предусматривавшая создание малогабаритных боевых блоков, позволявших размещать на каждой противоракете по несколько их единиц. Однако в последствии программа была свёрнута. Позднее велась разработка усовершенствованного кинетического перехватчика RKV — Redesigned Kill Vehicle. По проекту, перехватчик RKV должен был иметь большие манёвренные возможности, более высокую надёжность и более совершенную систему самонаведения, а кроме того — возможность обеспечения двухсторонней связи с наземным пунктом управления. Предполагалось, что оснащение имеющихся противоракет перехватчиками RKV начнётся в 2025 году. Однако в 2019 году работы по созданию RKV были закрыты, главным образом в связи с существенными фундаментальными техническими трудностями и несоответствием полученных результатов предъявленным требованиям.

Наконец, в США начинаются работы по созданию кинетического перехватчика нового поколения NGI — Next Generation Interceptor. При этом создание разными компаниями параллельно двух кинетических перехватчиков, а также выделение огромных средств на данную программу свидетельствуют, что США намерены получить новый боевой блок как можно скорее. Руководитель американского агентства по противоракетной обороне вице-адмирал Джон Хилл заявил, что длительное ожидание новых перехватчиков «неприемлемо для меня, как для руководителя программы». В случае успешного завершения программы, новыми боевыми блоками должны быть оснащены как существующие, так и новые ракеты GBI.

По всей видимости, столь резкая активизация усилий по созданию нового поколения кинетических перехватчиков для противоракет системы ПРО обусловлена необходимостью реагировать на изменения стратегического баланса сил в виде появления в России и Китае гиперзвуковых боевых блоков для межконтинентальных баллистических ракет (Россия) и баллистических ракет средней дальности (Китай).

Имеющиеся на вооружении ПРО США кинетические перехватчики обеспечивают эффективный перехват баллистических целей, но имеют ряд фундаментальных недостатков, не позволяющих перехватывать новые маневрирующие боевые блоки. Во-первых, кинетические перехватчики EKV ракет GBI могут применяться только за пределами атмосферы, на высоте не менее 100 километров. Это обусловлено совершенно неаэродинамичной формой аппарата и матричной тепловизионной головкой самонаведения, на работу которой влияет даже малейший аэродинамический нагрев. В то же время основная часть полёта гиперзвуковых боевых блоков проходит ниже данной высоты. Во-вторых, запас топлива на борту кинетического перехватчика, а значит и возможности маневрирования, ограничены. Фактически запас топлива рассчитан лишь на исправление неизбежных ошибок наведения на этапе полёта ракеты-носителя, а не перехват маневрирующей цели, для достижения которого перехватчик должен развивать значительно большую перегрузку и иметь скорость не меньшую, чем скорость перехватываемой цели.

Читать еще:  Кистень — оружие одной эпохи

Таким образом, американским военно-промышленным компаниям, которые примут участие в разработке новых перехватчиков NGI, определённо предстоит столкнуться с огромными техническими сложностями и проблемами, и лишь время покажет, смогут ли они с ними справиться. Кроме того, данные работы отодвигают сроки анонсированного ранее развёртывания дополнительных 20 противоракет GBI вплоть до 2030 года.

США создают новый блок ракет-перехватчиков для ПРО

Как стало недавно известно, в США намерены создать новый боевой блок для ракет-перехватчиков своей системы противоракетной обороны (ПРО).

Агентство по противоракетной обороне США отправило соответствующий запрос к различным военно-промышленным компаниям о создании перспективного кинетического перехватчика для противоракет GBI (Ground-Based Interceptor), образующих верхний эшелон американской системы ПРО. При этом по итогам предварительного рассмотрения проектов разрабатывать новый боевой блок параллельно будут сразу две компании, одна из которых станет победителем тендера. Кроме того, в течение нескольких лет на данный проект американское военное ведомство планирует выделить крайне внушительную сумму — почти $5 миллиардов.

В настоящий момент система национальной противоракетной обороны США состоит из сети стационарных и мобильных радиолокационных станций системы предупреждения о ракетном нападении и нескольких типов ракет-перехватчиков наземного и морского базирования, размещаемых на различных носителях. Верхний эшелон американской системы ПРО образуют ракеты-перехватчики шахтного базирования GBI. На текущий момент развёрнуто 44 ракеты-перехватчика в позиционных районах на Аляске и в Калифорнии. Из всех имеющихся типов противоракет на сегодняшний день только GBI способны гарантированно поражать межконтинентальные баллистические ракеты и их боевые части.

Все типы американских противоракет для поражения целей используют так называемый кинетический перехватчик. Он представляет собой малогабаритный летательный аппарат, оснащённый системой газодинамического маневрирования и инфракрасной системой самонаведения. Противоракета выводит кинетический перехватчик на траекторию движения баллистической ракеты или её боевой части, после чего инфракрасная головка самонаведения производит захват цели и наведение на неё боевого блока. Поражение цели происходит за счёт прямого попадания боевого блока в цель — за счёт огромной энергии соударения боеголовка противника буквально превращается в пыль. Противоракета же является, по сути, лишь ракетой-носителем, доставляющей боевой блок в заданную точку. Данный способ перехвата баллистических целей имеет целый ряд несомненных преимуществ. Малые размеры и масса кинетического перехватчика позволяют минимизировать и соответствующие параметры противоракеты и позволяют легко разогнать его до огромных скоростей за очень малое время. Так, например, ракета GBI имеет снаряжённую массу в 12,7 тонны, в то время как масса выводимого ею в космос перехватчика EKV (Exoatmospheric Kill Vehicle) составляет всего 64 килограмма. При этом перехватчик разгоняется до скорости 10 километров в секунду, что позволяет осуществить перехват цели на любом курсе, а не только на встречном (так обычно осуществляется перехват баллистических целей).

Ранее в США предпринимались неоднократные попытки совершенствования ракет GBI путём оснащения их новыми кинетическими перехватчиками. Так, например, в конце 2000-х годов велась программа MKV — Multiple Kill Vehicle, предусматривавшая создание малогабаритных боевых блоков, позволявших размещать на каждой противоракете по несколько их единиц. Однако в последствии программа была свёрнута. Позднее велась разработка усовершенствованного кинетического перехватчика RKV — Redesigned Kill Vehicle. По проекту, перехватчик RKV должен был иметь большие манёвренные возможности, более высокую надёжность и более совершенную систему самонаведения, а кроме того — возможность обеспечения двухсторонней связи с наземным пунктом управления. Предполагалось, что оснащение имеющихся противоракет перехватчиками RKV начнётся в 2025 году. Однако в 2019 году работы по созданию RKV были закрыты, главным образом в связи с существенными фундаментальными техническими трудностями и несоответствием полученных результатов предъявленным требованиям.

Наконец, в США начинаются работы по созданию кинетического перехватчика нового поколения NGI — Next Generation Interceptor. При этом создание разными компаниями параллельно двух кинетических перехватчиков, а также выделение огромных средств на данную программу свидетельствуют, что США намерены получить новый боевой блок как можно скорее. Руководитель американского агентства по противоракетной обороне вице-адмирал Джон Хилл заявил, что длительное ожидание новых перехватчиков «неприемлемо для меня, как для руководителя программы». В случае успешного завершения программы, новыми боевыми блоками должны быть оснащены как существующие, так и новые ракеты GBI.

По всей видимости, столь резкая активизация усилий по созданию нового поколения кинетических перехватчиков для противоракет системы ПРО обусловлена необходимостью реагировать на изменения стратегического баланса сил в виде появления в России и Китае гиперзвуковых боевых блоков для межконтинентальных баллистических ракет (Россия) и баллистических ракет средней дальности (Китай).

Имеющиеся на вооружении ПРО США кинетические перехватчики обеспечивают эффективный перехват баллистических целей, но имеют ряд фундаментальных недостатков, не позволяющих перехватывать новые маневрирующие боевые блоки. Во-первых, кинетические перехватчики EKV ракет GBI могут применяться только за пределами атмосферы, на высоте не менее 100 километров. Это обусловлено совершенно неаэродинамичной формой аппарата и матричной тепловизионной головкой самонаведения, на работу которой влияет даже малейший аэродинамический нагрев. В то же время основная часть полёта гиперзвуковых боевых блоков проходит ниже данной высоты. Во-вторых, запас топлива на борту кинетического перехватчика, а значит и возможности маневрирования, ограничены. Фактически запас топлива рассчитан лишь на исправление неизбежных ошибок наведения на этапе полёта ракеты-носителя, а не перехват маневрирующей цели, для достижения которого перехватчик должен развивать значительно большую перегрузку и иметь скорость не меньшую, чем скорость перехватываемой цели.

Читать еще:  Гранатомет РПГ-16 "Гром"

Таким образом, американским военно-промышленным компаниям, которые примут участие в разработке новых перехватчиков NGI, определённо предстоит столкнуться с огромными техническими сложностями и проблемами, и лишь время покажет, смогут ли они с ними справиться. Кроме того, данные работы отодвигают сроки анонсированного ранее развёртывания дополнительных 20 противоракет GBI вплоть до 2030 года.

Леонид Нерсисян, ИА REGNUM

Армия

Техника и оружие

Задел на будущее: в США создадут новую противоракету

Пентагон приступает к созданию противоракеты нового поколения

Агентство по противоракетной обороне США (MDA) опубликовало запрос на предложение о противоракете нового поколения (Next-Generation Interceptor, NGI). С деталями новой оборонной инициативы США разбирался военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок.

Запрос, в первую очередь, направлен на сокращение числа компаний ОПК США до двух, которые затем и будут бороться за право создать перехватчик. В будущем он станет ядром американской противоракетной обороны. Об этом пишет Defense News.

Соответствующие предложения должны быть представлены 31 июля этого года, но в агентстве по противоракетной обороне США (MDA) отмечают, что в этом графике могут быть некоторые неясности и возможные сдвиги из-за продолжающейся пандемии коронавируса COVID-19.

Для реализации программы противоракеты нового поколения (Next-Generation Interceptor, NGI) американские военные запросили в 2021 финансовом году $664,1 млн. В рамках пятилетнего бюджетного плана на эти цели предполагается потратить $4,9 млрд.

Представитель MDA Марк Райт назвал этот запрос «жизненно важным шагом вперед в проектировании, разработке и использовании лучших возможностей Пентагона и американской промышленности для чрезвычайно важной цели защиты континентальной части США».

«Примечательно, что намерение заключить два контракта для одновременной разработки проекта NGI способствует здоровой конкуренции между двумя командами подрядчиков за производство наилучшего варианта NGI в кратчайшие сроки», — добавил Райт.

В августе 2019 года Пентагон принял неожиданное решение отменить программу Redesigned Kill Vehicle, и глава научно-исследовательского отдела минобороны США Майк Гриффин заявил, что не хочет продолжать тратить средства на программу с фундаментальными техническими проблемами.

Противоракета системы ПРО США наземного базирования («Ground-Based Interceptor», GBI) первоначально комплектовалась так называемым заатмосферным перехватчиком (Exoatmospheric Kill Vehicle, EKV), который мог поразить моноблочную головную часть межконтинентальной баллистической ракеты противника. EKV осуществлял поиск цели по тепловому следу, рассчитывал траекторию собственным вычислителем и корректировал свой полет реактивными двигателями. Планировалось, что он выйдет на цель с точностью до нескольких миллиметров и уничтожит головную часть МБР путем кинетического удара («hit to kill»).

Затем в системе ПРО США наземного базирования предполагалось использовать разделяющиеся кинетические перехватчики (Multi-Object Kill Vehicle, MOKV) для работы по разделяющимся головным частям МБР. Планировалось, что каждый носитель (GBI) будет нести комплект из шести MOKV, которые будут наводиться собственными сенсорами и корректировать траекторию своего полета.

Однако постоянные проблемы, связанные с EKV и MOKV, заставили Агентство противоракетной обороны США приступить к разработке принципиально нового перехватчика — Redesigned Kill Vehicle (RKV). В некоторых источниках RKV называют EKV CE-III.

Но в августе 2019 года неудача постигла и это направление совершенствования системы ПРО США — было принято решение о закрытии программы создания перспективных кинетических перехватчиков RKV, предназначенных для перехвата межконтинентальных баллистических ракет вероятного противника, и разрыве соответствующего контракта с корпорацией Boeing стоимостью более $1 млрд.

Пентагон решил, что больше не будет вкладываться в развитие противоракет и перехватчиков этого типа наземной системы противоракетной обороны на маршевом участке полета (Ground-based Midcourse Defense, GMD), а сосредоточится на создании ракет-перехватчиков следующего поколения (NGI), которые, как предполагаются, станут частью той же системы GMD.

Критики подобного решения (отменить RKV) и начать заново создание совершенно новой противоракеты выражают обеспокоенность по поводу возможных сроков разработки нового изделия, которые могут затянуться и продлиться после 2030 года. Но, выступая в марте этого года, глава MDA вице-адмирал Джон Хилл сказал, что столь долгое ожидание новых возможностей в сфере ведения вооруженной борьбы «неприемлемо для меня, как для руководителя программы».

Хилл сообщил, что как только от промышленности будут поданы соответствующие заявки, агентство сможет более реалистично оценить возможный график работы, а после того, как будет открыто финансирование, MDA будет отвечать за строгое соблюдение промышленностью всех установленных сроков создания новой противоракеты. При этом адмирал не исключил, что если это будет достигнуто, то график работы над перспективным изделием может даже сместиться и влево.

Наверное, не стоит слишком сильно иронизировать над тем, что в августе 2019 года в США закрыта программа создания перспективных перехватчиков МБР. Отрицательный результат — это тоже результат. Тут важно другое.

Американцы в ходе многочисленных испытаний убедились, что реализация программ EKV, MOKV, RKV сопряжена с фундаментальными техническими трудностями. Система ПРО, оснащенная подобными перехватчиками, так и не станет эффективной системой вооружения.

Что касается возможного облика американской перспективной противоракеты и тактико-технических требований к ней, то пока, кроме того, что в США принято решение о создании нового изделия, больше ничего не известно.

Читать еще:  Darpa развивают нейротехнологии

Никак пока в агентстве по противоракетной обороне США не обмолвились, каким образом они будут решать одну из важнейших проблем противоракетной обороны — проблему селекции целей, то есть выделения боевых блоков МБР на фоне ложных целей в составе сложной баллистической цели (СБЦ).

СБЦ, как известно, состоит из боевых блоков, ложных целей, станций активных помех, облаков дипольных отражателей, корпуса последней ступени (или ее осколков), ступени разведения и других элементов.

К примеру, в состав комплекса средств преодоления ПРО тяжелой межконтинентальной баллистической ракеты может входить 10 тяжелых ложных целей (ТЛЦ), около сотни надувных майларовых шаров, покрытых алюминиевой пудрой, большое количество дипольных отражателей (металлические стержни, алюминиевая фольга, стекловолокно), генераторы активных помех и др.

Технологии противодействия ПРО путем маскировки боезарядов ложными целями оказались много проще и неизмеримо дешевле, чем технологии селекции (распознавания) и отбора для поражения боевых блоков ракет из состава сложной баллистической цели.

Было установлено, что практически единственным более или менее эффективным и устойчивым способом селекции является использование естественных селектирующих свойств атмосферы (этот способ применяется в отечественной системе ПРО А-135).

Все другие возможные методы селекции оказались малоэффективными. Они давали какой-то результат только для несовершенных средств маскировки и были неустойчивы по отношению к технологическому прогрессу в совершенствовании этих средств. Возможности маскировки были и остаются практически неограниченными.

Кроме того, неясным остается момент, как в США будут бороться с маневрирующими по курсу и высоте боевыми блоками МБР, о чем ранее писала «Газета.Ru».

Ключевым отличием боевой стрельбы противоракетных комплексов ПРО от стрельбы зенитными управляемыми ракетами является то, что ПРК ведет стрельбу в упрежденную точку. То есть после захвата баллистического блока МБР противника многоканальной РЛС ПРО на автоматическое сопровождение траектория полета боевого блока аппроксимируется, вычисляется упрежденная точка и именно в эту область пространства наводится противоракета.

Главное — при этом в работу вычислительного комплекса ПРК закладывается гипотеза о прямолинейном и равномерном движении баллистической цели.

Однако если боевой блок начинает на траектории полета маневрировать по курсу и высоте, совершая так называемые «лягушачьи прыжки», эффективная работа боевого комплекса противоракетной обороны становится принципиально невозможной.

Если же к этому добавить маневрирующие боевые блоки, осуществляющие полет на гиперзвуковых скоростях (российская система «Авангард»), то это окончательно берет верх над любой системой противоракетной обороны.

Сегодня создать эффективную систему ПРО от противника, обладающего сравнимыми с обороняющейся стороной научно-техническим и экономическим потенциалом, невозможно. Стратегия сдерживания угрозой ответного или ответно-встречного удара баллистических ракет, наносимого по информации системы предупреждения о ракетном нападении, в этом случае выглядит куда более реалистичной.

Вместе с тем работы над перспективными системами противоракетной обороны являются в настоящее время отнюдь не напрасной тратой средств и ресурсов. В ходе разработок и испытаний вполне возможно выйти на какие-то прорывные решения, которые пока неизвестны. И в США, и в России это отлично осознают. И работы в сфере ПРО в обоих государствах считаются крайне важными, экономия на них может очень дорого обойтись впоследствии.

bmpd

Агентство по противоракетной обороне США (Missile Defense Agency — MDA) 24 апреля 2020 года опубликовало запрос предложений к промышленности по созданию перспективного кинетического перехватчика Next-Generation Interceptor (NGI) в качестве боевой части противоракет GBI наземных противоракетных комплексов Ground-based Midcourse Defense (GMD) национальной системы противоракетной обороны США.

Используемый сейчас в качестве боевой части противоракет GBI наземных противоракетных комплексов GMD национальной системы противоракетной обороны США кинетический перехватчик серии ЕKV (Exo-atmospheric Kill Vehicle) (с) Raytheon

Подача заявок должна быть произведена к 31 июля (хотя оговаривается возможность продления этого срока ввиду пандемии коронавируса), после чего планируется присуждение контрактов двум компаниям на разработку конкурирующих проектов NGI. В проекте оборонного бюджета США на 2021 финансовый год на программу выделено 664,1 млн долл, а в течении пяти лет планируется выделить 4,9 млрд долл.

В настоящее время в составе комплекса GMD национальной системы противоракетной обороны США насчитываются 44 развернутые противоракеты GBI, дислоцированных на объектах ПРО в Ванденберге (Калифорния, четыре противоракеты) и в Форт-Грили (Аляска) (40 противоракет). В 2019 году MDA запросило ассигнования на развертывания в Форт-Грили на Аляске еще 20 противоракет GBI к концу 2023 года.

Сейчас противоракеты GBI оснащены в качестве боевой части кинетическими перехватчиками серии ЕKV (Exo-atmospheric Kill Vehicle производства корпорации Raytheon, модификации EKV CE-I/CE-II/CE-II Block 1). Для оснащения новых 20 планируемых к развертыванию противоракет GBI, а затем и замены перехватчиков EKV, с 2010 года осуществлялась программа создания нового кинетческого перехватчика Redesigned Kill Vehicle (RKV), которая велась Boeing (фактическим разработчиком на субподрядной основе выступала все та же Raytheon). Однако в августе 2019 года программа RKV была прекращена MDA ввиду несоответствия полученных в ходе НИОКР результатов требованиям. Теперь взамен начата программа создания перехватчика «нового поколения» NGI «для противодействия передовым угрозам». Перехватчиками NGI должны быть оснащены все 64 планируемые противоракеты GBI.

Однако решение о разработке нового перехватчика NGI, по мнению американских обозревателей, отодвигает срок развертывания дополнительных 20 противоракет GBI ориентировочно до 2030 года.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector