0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

«Ленинградка» калибра 45 мм. Блокадная пушка в Музее артиллерии

«ЛЕНИНГРАДКА» — 45-мм противотанковая пушка

Это случилось, когда я только начинал интересоваться историей артиллерии. Перебирая контрольки негативного фонда Центрального Музея Вооруженных сил, на одной из них я вдруг увидел пушку, но какую?! Она одновременно походила на что-то знакомое и в то же время не была похожа ни на одну из известных мне артсистем. Заказанная фотография была представлена всем «артиллерийским мэтрам», но никто из них не смог дать внятного ответа на вопрос: «Что это такое?». Данный факт имел место еще в далеком 1990 году, когда большинство из сегодняшних «архивных шизиков» еще только делали первые робкие шаги на этом поприще.

Не стану утруждать ваш ум описанием того пути, который пришлось проделать, выясняя природу появления на свет этого уникального создания – его описание займет не одну страницу. Этот сюжет столь занятен, что заслуживает отдельного повествования. Сегодня мне просто хочется поделиться с Вами той информацией, которую удалось собрать об этой уникальной, к тому же абсолютно забытой сегодня пушке.

Во-первых отметим, что пушка, о которой идет речь, появилась в этом облике только в 1941 г., но на вооружение принята не была. И в то же время она состояла на вооружении РККА в предвоенные годы и не считалась редкой. Правда, ее «родной» облик был несколько иным. История ее создания очень поучительна и нашлась в очень сжатом виде, изложенном в книге В.Демидова «Снаряды для фронта». Постараемся пересказать и немного дополнить этот материал.

В начале июля 1941 г. для пополнения сил, защищавших Ленинград, в городе началось формирование Ленинградской армии народного ополчения (ЛАНО). К 5 июля на сборные пункты ЛАНО пришли более 77 тыс. ленинградцев. Их необходимо было экипировать и вооружить. Если со стрелковым оружием в июле особых вопросов еще не возникало, то артиллерии было выделено на первую дивизию (10 500 чел.) всего 3 полковые, 16 дивизионных 76-мм пушек, а также две – 122-мм пушки и 12 – 152-мм гаубиц. Вторая дивизия (13 000 чел.) получила и того меньше: 17 полковых и 9 дивизионных 76-мм пушек, а также 9 – 122-мм гаубиц старого образца. В сентябре в армию отправлялись уже даже устаревшие 95-мм и 87-мм полевые пушки и 37-мм батальонные орудия на станке Розенберга (фактически пушки Гочкиса, стрелявшие стальными и чугунными болванками). Противотанковых пушек не было совсем, а именно их требовалось как можно больше.

Город спешно начал изыскивать резервы, ибо центр ничем не мог помочь его обороне. При обследовании старых запасов и заделов на заводах «Большевик», № 174 им. Ворошилова и Ижорском были обнаружены 45-мм танковые пушки обр. 1932 г., снятые с танков Т-26 и БТ в ходе ремонта и модернизации вооружения, проводимой в 1940 году. Эти пушки давно не производились и готовились в свой «последний путь» – на переплавку.

Можно не уточнять, что более половины этих орудий были частично некомплектны и требовали ремонта, но общее количество их, вместе с ремонтными 45-мм танковыми орудиями более новых образцов, набралось по «закромам» более 1500 (в донесении Наркомата Вооружений от 17 августа указывается 1560 орудий, хотя другие источники дают другие цифры).

Приблизительно 200 орудий было передано на Ижорский завод, где они были переделаны в капонирные и поступили на оборонительные сооружения линии обороны города. Там же несколько пушек пошли на вооружение кустарных броневиков.

Однако все эти работы не считались приоритетными. Задача, поставленная Отделом вооружения Управления Артснабжения Ленинградского фронта, заключалась в превращении этих пушек «в полевые противотанковые». После рассмотрения нескольких проектов такой переделки, комиссия одобрила предложение инженера Н.П.Антонова. Из предоставленных им двух вариантов «45-мм противотанковых пушек обр. 1941 г.», для изготовления был одобрен второй, как наиболее простой в реализации. Проектировщик сам возглавил работы по постройке первой серии из 10 орудий (предварительных испытаний не проводили из-за недостатка времени). И вскоре готовые пушки, дав по одному пробному выстрелу, отправились на фронт.

5 августа для орудий была изготовлена оснастка и их серийное производство началось. Хоть пушки изготавливались по одним чертежам, все они имели некоторые отличия, связанные с «мелочевкой», которая не влияла на боевые качества пушки. Так, например, в ходе производства на них ставили различные колеса, автомобильные, тележные, специальные цельностальные и т.д. (те, какие могли достать); хроническая нехватка прицелов заставляла изготовителей ставить иногда «самостройные трубки»*; попытки снизить вес пушки привели к необходимости установки на нее меньшего щита и т.д.

* – найдено разрешение ставить на эти орудия даже винтовочные оптические прицелы.

Тем не менее, серийное производство шло довольно ритмично. Уже в 1-й декаде августа для вооружения истребительно-противотанковых подразделений и дивизий народного ополчения было сдано 179 (в книге В.И.Демидова приведена цифра – 185) орудий, а к сентябрю это количество удвоилось.

Многие артиллеристы ругали эту пушку. Она не отличалась выдающимися характеристиками; прыгала при стрельбе; далеко не всегда выбрасывала гильзу; допускала «недокаты» (иногда приходилось вручную накатывать ее после выстрела) и т.д. Кроме того, вес ее был немаленьким, а отсутствие подшипников на колесах сильно тормозило малочисленный расчет орудия при смене позиций. Но несмотря на все это – пушка могла пробивать броню немецких танков, а также сбивать пулеметы и в опытных руках проявляла себя ничуть не хуже своей сестры обр. 1937 г. Производство пушки несколько раз останавливалось ввиду отсутствия каких-либо деталей (чаще всего это были колеса), но вскоре возобновлялось вновь. Согласно отчетам фронта, 45-мм орудий в полевом варианте было произведено 651 штука. Все они находились в войсках Ленинградского фронта до середины 1944 года.

Оружие лениградского ополчения: «ленинградка» калибра 45 мм.

Данное противотанковое орудие официально не состояло на вооружении, но тем не менее производилось весьма массово, и достойно добавила свой голос в артиллерийскую канонаду начала Великой отечественной войны. История её создания кратко описана в книге книге В.Демидова «Снаряды для фронта», а для данной статьи преимущественно использовалась статья М. Свирина из журнала «Полигон» №2 за 2000 г.

Начинаеться история этой артисистемы в июле 1941 г. Немцы рвуться вперед на всех фронтах, огромные потери в живой силе и в матчасти. В этих условиях принимаеться решение о формировании Ленинградской армии народного ополчения.

Читать еще:  Признано в мире. Ружьё Benelli M4 Super 90 TS A1.

Вот что по этому поводу написано в статье:

«…В начале июля 1941 г. для пополнения сил, защищавших Ленинград, в городе началось формирование Ленинградской армии народного ополчения (ЛАНО). К 5 июля на сборные пункты ЛАНО пришли более 77 тыс. ленинградцев. Их необходимо было экипировать и вооружить. Если со стрелковым оружием в июле особых вопросов еще не возникало, то артиллерии было выделено на первую дивизию (10 500 чел) всего 3 полковые, 16 дивизионных 76-мм пушек, а также 2 — 122 мм пушки и 12 — 152 мм гаубиц.
Вторая дивизия (13 000 чел) получила и того меньше: 17 полковых и 9 дивизионных 76-мм пушек, а также 9 122-мм гаубиц старого образца. В сентябре в армию отправлились устаревшие 95-мм и 87-мм полевые пушки и даже 37-мм батальонные орудия на станке Розенберга (фактически — пушки Гочкиса, стрелявшие стальными и чугунными болванками). Противотанковых пушек не было совсем, а именно их требовалось как можно больше.»

Прим. doktorkurgan: в отношении 87 мм.орудий — речь скорее всего идет об орудиях обр.1877 г. (имеется в виду система нарезов обр.1877 г., сами орудия производились несколько позднее),относительно 95 мм. орудий — здесь речь скорее всего идет о 95 мм. бомбометах обр. 1915 г. системы поручика Василевского — фактически простейший миномет. Артсистемы, принятые на вооружение ополчения см. ниже:

87 мм.полевое орудие обр.1877 г.

95 мм. бомбомет системы Василевского (слева) и 37 мм. траншейная пушка Розенберга (справа).

Данные артсистемы могли бороться с пехотой, могли поражать легкую полевую фортецию — но против танков были практически бесполезны. Центр помочь ничем не мог — собственно производство 45 мм. ПТО, свернутое незадолго до начала войны, в этот момент лихорадочно восстанавливалось. Требовалось изыскивать резервы на местах. Таким резервом стали списанные 45 мм. танковые орудия 20К обр. 1932 г., находившиеся на складах Ижорского завода, а также заводов №174 и «Большевик». Данные пушки были сняты в процессе модернизации и перевооружения, проводившейся в 1936-40 гг., и предназначались в переплавку. А было их в наличии примерно 1500 штук (по данным Наркомата вооружения от 17 авг.1941 г. в наличие 1560 штук, впрочем имелись и другие данные).

Конечно, стволы были изрядно поюзаны, но их ресурса вполне могло хватить на несколько сотен выстрелов, кроме того была возможность использовать часть из них (наиболее изношенные), как источник комплектующих для более кондиционных единиц.

Около 200 орудий были переделаны на Ижорском заводе в капонирные (пошли на оснащение укреплений), часть была использована для вооружения импровизированных бронеавтомобилей. Тем не менее, как пишет Свирин «…все эти работы не считались приоритетными. Задача, поставленная Отделом вооружения Управления Артснабжения Ленинградского фронта заключалась в превращении этих пушек «в полевые противотанковые». После рассмотрения нескольких проектов такой переделки, комиссия одобрила предложение инженера Н.П.Антонова. Из предоставленных им двух вариантов «45-мм протвотанковых пушек обр. 1941 г.», для изготовления был одобрен второй, как наиболее дешевый. Проектировщик сам возглавил работы по постройке первой серии из 10 орудий (предварительных испытаний не проводили из-за недостатка времени). И первые 10 орудий, дав по одному пробному выстрелу, отправились прямо к фронту.»

Орудие, конечно, было явным эрзацем военной поры. ТТХ конкретно нигде не указаны,так что все умозрительно. Лафет был однобрусный, вследствие чего орудие имело ограниченные углы горизонтальной наводки (полагаю, что не более +- 5 град. — для тонкой наводки; для грубой расчету приходилось ворочать орудие целиком), подрессоривания тоже не заметно — так что скорости буксировки явно ограничены (хотя наличие шин-пневматиков несколько снижает остроту проблемы).

Опять вернемся к статье Свирина: «…5 августа для орудий была изготовлена оснастка и их серийное производство началось. Хоть пушки изготавливались по одним чертежам, все они имели некоторые отличия, связанные с «мелочевкой», которая не влияла на боевые качества пушки. Так, например, в ходе производства на них ставили различные колеса, автомобильные, тележные, специальные цельностальные и т.д. (те, какие могли достать); хроническая нехватка прицелов заставляла изготовителей ставить иногда «самостройные трубки»; попытки снизить вес пушки привели к необходимости установки на нее меньшего щита и т.д..

Тем не менее, серийное производство шло довольно ритмично. Уже в 1-й декаде августа ля вооружения истребительно-противотанковых подразделений и дивизий народного ополчения было сдано 179 (в книге В.И.Демидова приведена цифра — 185) орудий, а к сентябрю это количество удвоилось..

Многие артиллеристы ругали эту пушку. Она не отличалась выдающимися характеристиками; прыгала при стрельбе; далеко не всегда выбрасывала гильзу; допускала «недокаты» (иногда приходилось вручную накатывать ее после выстрела) и т.д. Кроме того, вес ее был немаленьким, а отсутствие подшипников на колесах сильно тормозило малочисленный расчет орудия при смене позиций. Но несмотря на все это — пушка могла пробивать броню некоторых немецких танков (практически всех легких танков вермахта в 1941 г.- прим doktorkurgan), а также сбивать пулеметы и в опытных руках проявляла себя ничуть не хуже своей сестры обр. 1937 г.»

Так что главное достоинство «ленинградки» перевешивало все её недостатки — орудие было достаточно массовым, в нужное время и в нужном месте. Так что свой вклад в отражение штурма города летом-осенью 1941 г. она внесла. Более того, в ноябре 1941 г. около сотни 45 мм. «ПТО образца 1941 г.» было переброшено под Москву.

Последнее сравнительно массовое использование «ленинградок» отмечаеться во время операции «Искра» в 1943 г., а на вооружении войск Ленинградского фронта они числились до 1944 г.

Всего было произведено 651 орудие в полевом варианте. Некоторое количество было захвачено немецкими и финскими войсками (более того, немцы взяли идею на вооружение, и уже в 1945-м наши войска имели дело с импровизированными полустационарными орудиями, снятых с разбитых танков и самоходок).

Насколько я понял, единственное сохранившееся на данный момент орудие находится в экспозиции танкового музея в Пароле, Финляндия.

«Ленинградка»

Это случилось, когда я только начинал интересоваться историей артиллерии. К слову сказать я искренне считал в то время, что знаю о ней все, или почти все. Мне казалось, что в истории отечественной артиллерии (особенно — артиллерии времен Второй Мировой войны) все уже давно сказано и потому малоинтересно. Но старые фотографии всегда манили меня, независимо от того, что на них было изображено.

И вот однажды, лениво перебирая контрольки негативного фонда Центрального Музея Вооруженных сил, на одной из них я вдруг увидел ее! Как описать Вам чувства и эмоции, охватившие меня при виде настоящего чуда? Перед моим взором предстала пушка, но какая? Она одновременно походила на что-то до боли знакомое и в то же время не была похожа ни на одну из известных мне артсистем. Я понял, что получил удар по самолюбию ниже пояса, ибо я не знал, что это такое. Правда, самолюбие мое вскоре немного угомонилось — заказанная фотография была представлена всем «артиллерийским мэтрам», но никто (!) из них не смог дать внятного ответа на вопрос: «Что это такое?» (этот факт имел место в 1990 году, когда большинство из «архивных шизиков» еще только делали первые робкие шаги на этом поприще).

Читать еще:  Винтовки и карабины разных стран мира


Не стану утруждать Ваш ум описанием того пути, который пришлось проделать, выясняя природу появления на свет этого уникального создания — его описание займет не одну страницу. Этот сюжет столь занятен, что заслуживает отдельного повествования. Но сегодня мне просто хочется поделиться с Вами той информацией, которую удалось собрать об этой уникальной, к тому же абсолютно забытой сегодня пушке.

Во-первых отмечу, что пушка, о которой идет речь, появилась в этом облике только в 1941 г., но на вооружение принята не была. И в то же время она состояла на вооружении РККА в предвоенные годы и не считалась редкой. Правда, ее «родной» облик был несколько иным. История ее создания очень поучительна и очень сжато изложена в книге В.Демидова «Снаряды для фронта». Постараемся его дополнить.

В начале июля 1941 г. для пополнения сил, защищавших Ленинград, в городе началось формирование Ленинградской армии народного ополчения (ЛАНО). К 5 июля на сборные пункты ЛАНО пришли более 77 тыс. ленинградцев. Их необходимо было экипировать и вооружить. Если со стрелковым оружием в июле особых вопросов еще не возникало, то артиллерии было выделено на первую дивизию (10 500 чел) всего 3 полковые, 16 дивизионных 76-мм пушек, а также 2 — 122 мм пушки и 12 — 152 мм гаубиц.

Вторая дивизия (13 000 чел) получила и того меньше: 17 полковых и 9 дивизионных 76-мм пушек, а также 9 122-мм гаубиц старого образца. В сентябре в армию отправлились устаревшие 95-мм и 87-мм полевые пушки и даже 37-мм батальонные орудия на станке Розенберга (фактически — пушки Гочкиса, стрелявшие стальными и чугунными болванками). Противотанковых пушек не было совсем, а именно их требовалось как можно больше.

Город спешно начал изыскивать резервы, ибо центр ничем не мог помочь его обороне. При обследовании старых запасов и заделов на заводах «Большевик», № 174 им. Ворошилова и Ижорском были обнаружены 45-мм танковые пушки обр. 1932 г., снятые с Т-26 и БТ в ходе ремонта и модернизации вооружения, проводимой в 1936-40 гг. Эти пушки давно не производились и готовились в свой «последний путь» — на переплавку..

Можно не уточнять, что более половины этих орудий были частично некомплектны и требовали ремонта, но общее количество их, вместе с ремонтными 45-мм танковыми орудиями более новых образцов набралось по «закромам» более 1500 (в донесении Наркомата Вооружений от 17 августа указывается 1560 орудий, хотя другие источники дают другие цифры).

Приблизительно 200 орудий было передано на Ижорский завод, где они были переделаны в капонирные и поступили на оборонительные сооружения линии обороны города. Там же несколько пушек пошли на вооружение кустарных броневиков и даже танков.

Однако все эти работы не считались приоритетными. Задача, поставленная Отделом вооружения Управления Артснабжения Ленинградского фронта заключалась в превращении этих пушек «в полевые противотанковые». После рассмотрения нескольких проектов такой переделки, комиссия одобрила предложение инженера Н.П.Антонова. Из предоставленных им двух вариантов «45-мм протвотанковых пушек обр. 1941 г.», для изготовления был одобрен второй, как наиболее дешевый. Проектировщик сам возглавил работы по постройке первой серии из 10 орудий (предварительных испытаний не проводили из-за недостатка времени). И первые 10 орудий, дав по одному пробному выстрелу, отправились прямо к фронту.

5 августа для орудий была изготовлена оснастка и их серийное производство началось. Хоть пушки изготавливались по одним чертежам, все они имели некоторые отличия, связанные с «мелочевкой», которая не влияла на боевые качества пушки. Так, например, в ходе производства на них ставили различные колеса, автомобильные, тележные, специальные цельностальные и т.д. (те, какие могли достать); хроническая нехватка прицелов заставляла изготовителей ставить иногда «самостройные трубки»*; попытки снизить вес пушки привели к необходимости установки на нее меньшего щита и т.д..

Тем не менее, серийное производство шло довольно ритмично. Уже в 1-й декаде августа ля вооружения истребительно-противотанковых подразделений и дивизий народного ополчения было сдано 179 (в книге В.И.Демидова приведена цифра — 185) орудий, а к сентябрю это количество удвоилось..

Многие артиллеристы ругали эту пушку. Она не отличалась выдающимися характеристиками; прыгала при стрельбе; далеко не всегда выбрасывала гильзу; допускала «недокаты» (иногда приходилось вручную накатывать ее после выстрела) и т.д. Кроме того, вес ее был немаленьким, а отсутствие подшипников на колесах сильно тормозило малочисленный расчет орудия при смене позиций. Но несмотря на все это — пушка могла пробивать броню некоторых немецких танков, а также сбивать пулеметы и в опытных руках проявляла себя ничуть не хуже своей сестры обр. 1937 г.

Производство пушки несколько раз останавливалось в виду отсутствия каких-либо деталей (чаще всего это были колеса), но вскоре возобновлялось. Согласно отчету фронта, в полевом варианте было произведено 651 45-мм орудие, находившееся в войсках Ленинградского фронта до середины 1944 г.

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

«Ленинградка» — забытая пушка Великой Отечественной Войны

Вторая дивизия (13 000 чел) получила и того меньше: 17 полковых и 9 дивизионных 76-мм пушек, а также 9 122-мм гаубиц старого образца. В сентябре в армию отправлились устаревшие 95-мм и 87-мм полевые пушки и даже 37-мм батальонные орудия на станке Розенберга (фактически — пушки Гочкиса, стрелявшие стальными и чугунными болванками). Противотанковых пушек не было совсем, а именно их требовалось как можно больше.
Город спешно начал изыскивать резервы, ибо центр ничем не мог помочь его обороне.
До войны противотанковые пушки в Ленинграде не производились. Предприятия города приступили к поиску возможностей для налаживания производства этого вооружения. По словам начальника отдела фондов (научной обработки и хранения экспонатов) ФГУКиИ «Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи» Министерства обороны РФ кандидата технических наук Руслана Чумака «выручила, как это нередко бывает, случайность».

Читать еще:  Пневматический автомат шмайсер мп-40: характеристики, устройство, принцип работы, видео и фото

При обследовании старых запасов и заделов на заводах «Большевик», № 174 им. Ворошилова и Ижорском были обнаружены 45-мм танковые пушки обр. 1932 г., снятые с танков Т-26 и БТ в ходе ремонта и модернизации вооружения, проводимой в 1940 году. Эти пушки давно не производились и готовились в свой «последний путь» – на переплавку.
Можно не уточнять, что более половины этих орудий были частично некомплектны и требовали ремонта, но общее количество их, вместе с ремонтными 45-мм танковыми орудиями более новых образцов, набралось по «закромам» более 1500 (в донесении Наркомата Вооружений от 17 августа указывается 1560 орудий, хотя другие источники дают другие цифры).

Изначально их планировали переплавить, но по каким‑то причинам с этим решением затянули, что стало неожиданной и очень своевременной находкой. Используя базу танковой пушки, сделать из нее « полевую противотанковую» – не такую простую задачу, как может показаться на первый взгляд, поставил Отдел вооружения Управления Артснабжения Ленинградского фронта.

Ведь функцию лафета изначально выполняет башня танка, а лафет как таковой отсутствует, требовалось разработать новый лафет, который должен был отвечать достаточно обширному ряду требований: допускать наведение ствола по горизонтали и вертикали, иметь прицел, колесный ход, устройство для буксировки. В производственном отношении орудие должно было исходить исключительно из имеющихся на тот момент возможностей ленинградской промышленности, проще говоря, не требовать для своего производства сложного оборудования и значительных затрат сырья.

К решению этой задачи ленинградские инженеры подошли очень серьезно: было разработано несколько проектов новой пушки. В итоге утвердили проект Николая Антонова, а орудие получило негласное имя – «45‑мм противотанковая пушка образца 1941 г.». Конечно, такое обозначение не вполне корректно, так как официально пушка на вооружение Красной армии не принималась. Для этого пришлось бы проводить масштабные испытания и согласовывать большое количество документов, а орудия требовались фронту как можно скорее. Поэтому, несмотря на документальную «незаконнорожденность», пушка пошла в производство», – отмечает Руслан Чумак.

Изготовление пушки поручили заводу № 7 НКВ (завод им. Фрунзе). Первые орудия фронт получил уже к началу августа. Примечательно, что документально их производство оформили только в конце августа. В постановлении № 187 военного совета Северного фронта орудие получило обозначение «45‑мм упрощенная противотанковая пушка на колесном лафете», а на заводе – «7‑33». Солдаты еще ласково называли ее «Ленинградка».Орудие изготавливалось со специальной повозкой для удобства перевозки упряжкой лошадей и перемещения боекомплекта и вместе с ним поставлялось в войска.

Упрощенная конструкция позволила в короткие сроки развернуть производство. По данным Артиллерийского управления Ленинградского фронта, в августе 1941 г. было изготовлено 155 пушек «7‑33», а в сентябре – 446. Однако в ноябре из‑за особенно трудного периода блокады, когда в городе практически полностью замерла военная промышленность, удалось изготовить только 48 орудий. Пушка «7‑33» вполне справлялась со своим предназначением, обеспечивая поражение всех танков противника и его огневых средств ничуть не хуже, чем штатные 45‑мм противотанковые пушки образца 1937 г. Около 100 орудий «7‑33» даже направили в Москву, где они принимали непосредственное участие в обороне столицы, показав довольно высокую результативность.

Усилия ленинградских оружейников оказались очень своевременными. В течение 1941‑1942 гг. пушки «7‑33» практически полностью закрывали потребность Ленинградского фронта в противотанковой артиллерии. Орудия находились в войсках вплоть до 1944 г. После снятия блокады войска стали снабжаться новыми образцами артиллерии с военных заводов, расположенных в глубине страны.

Несмотря на то, что орудия изготавливались по одним чертежам, все они имели некоторые отличия. Так, например, в ходе производства на них ставили различные колёса, автомобильные, тележные, специальные цельностальные и т. д. — те, что можно было достать. Ввиду хронической нехватки артиллерийских прицелов было даже разрешено использовать винтовочные оптические прицелы. Попытки снизить вес пушки привели к установке на неё щита меньшего размера и т. д.

Касательно технических особенностей 45-мм противотанковой пушки «7–33» можно сказать следующее — да, это было несовершенное орудие. Оно имело значительный вес (около 1 тонны), большую длину, недостаточные углы горизонтального наведения. Эти недостатки являлись следствием использования в её конструкции упрощённого однобрусного лафета — тяжёлого и не имеющего многих технических возможностей лафетов с раздвижными станинами штатных противотанковых пушек. Орудие сильно подпрыгивало при выстреле, что являлось неизбежным следствием использования в качестве стреляющей части 45-мм танковой пушки. Для танковых пушек сила отдачи не являлась критически важной, а вот длина отката орудия в танке очень важна из-за стеснённых условий, и конструкторы стараются её всячески уменьшить, в том числе, идя на увеличение усилия отдачи.

При переносе танковой пушки на относительно лёгкую колёсную базу сильная отдача никуда не делась, что и вызывало такую неприятную эксплуатационную особенность как значительный подброс при выстреле, а при стрельбе с мягкого грунта — ненадёжное действие полуавтоматики. Тем не менее, пушка «7–33» вполне справлялась со своим предназначением, обеспечивая поражение танков противника и его огневых средств ничуть не хуже чем штатные 45-мм противотанковые орудия обр .1937 г.

Всего завод № 7 выпустил 657 шт. 45-мм противотанковых пушек типа «7–33». В течение 1941–1942 гг. эти орудия практически полностью закрывали потребность Ленинградского фронта в противотанковой артиллерии, и даже «экспортировались» за пределы кольца окружения для снабжения войск, участвовавших в обороне Москвы осенью — зимой 1941 г. Пушки «7–33» находились в войсках Ленинградского фронта вплоть до полного снятия блокады в 1944 году.

До настоящего времени сохранилось всего три экземпляра 45-мм противотанковой пушки «7–33» — один из них находится в финском музее в Паролле, второй — в Музее военной истории (д. Падиково, Московской обл.) и третий — в Музее артиллерии, инженерных войск и войск связи города Санкт-Петербурга.

Легендарная 45-миллиметровая противотанковая пушка образца 1937 года, а также редкий орудийный передок с зарядным ящиком к ней и буксирующий их автомобиль ГАЗ-67В, были найдены, отреставрированы и приведены в идеальное коллекционное состояние по заданию заказчика для уникальной экспозиции, крайне примечательной не только в аспекте коллекционирования, но и как ценнейшие экспонаты — участники торжественных мероприятий посвященных снятию в январе 1944г. блокады нашего родного города-героя Ленинграда.

По техническому заданию заказчика на все экспонаты была нанесена зимняя камуфляжная окраска применявшаяся бойцами Красной Армии на Ленинградском фронте зимой 1944 г., в парадном глянцевом варианте.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector