0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Частные военные компании: история и современность. чвк россии

Содержание

Частные военные компании: история и современность. ЧВК России

В современном обществе цена человеческой жизни становится все выше. По крайней мере, подобная тенденция характерна для стран Запада. Большинство граждан США и Европы больше не хочет воевать. Более того, западный избиратель крайне отрицательно воспринимает использование национальных вооруженных сил в различных конфликтах, обычно происходящих за многие тысячи километров от его дома.

Однако несмотря на этот гражданский пацифизм, мир не стал безопаснее и в нем не прекратились войны. И США, и европейским странам приходится защищать свои национальные интересы с помощью вооруженной силы в разных уголках планеты. Оптимальным способом решения этого противоречия является использование наемников.

Наемник – это человек, который участвует в вооруженном конфликте не из-за своих политических, идеологических или национальных соображений, а получая за опасный ратный труд материальную выгоду. Зачастую наемники не являются гражданами той страны, на территории которой происходит вооруженный конфликт, хотя варианты возможны разные. Наемник не дает присягу, ему не важны политические аспекты конфликта, его интересуют только деньги.

Наемничество – это, конечно, не изобретение новейшего времени. Но если раньше солдат, как правило, нанимали государства или представители знати, то сегодня услуги наемников предлагают коммерческие структуры. Это частные военные компании (ЧВК).

Подобный бизнес появился примерно в 60-х годах прошлого столетия, но массовым явлением частные военные компании стали за последние несколько десятков лет. ЧВК предлагают услуги по охране или обороне , все чаще они непосредственно участвуют в боевых действиях. В последние годы в СМИ появилась информация о создании подобных структур и в России.

В настоящее время общемировая тенденция такова, что частные военные компании постепенно вытесняют с поля боя регулярные войска.

История появления и развития ЧВК

Практика привлечения различных специалистов, советников, инструкторов на контрактной основе имеет долгую историю. Однако первая ЧВК в привычном для нас виде была создана в 1967 году в Англии. Основателем компании стал полковник армии Ее Величества Дэвид Стерлинг. Ранее этот незаурядный человек создал знаменитый британский SAS – одно из лучших специальных подразделений в мире. Первая ЧВК называлась Watchguard International, основным направлением ее деятельности стала подготовка различных силовых организаций в странах Ближнего Востока и Африки.

В середине 70-х годов частная военная компания Vinnell Corp, принадлежавшая американскому промышленному гиганту Northrop Grumman, получила первые серьезные контракты от правительства США. Их сумма превышала полмиллиарда долларов. Сотрудники ЧВК должны были заниматься подготовкой Нацгвардии Саудовской Аравии и выполнять некоторые охранные задачи на территории этой страны.

Множество наемников из различных ЧВК участвовало в боевых действиях в Анголе. Следует отметить, что иностранные наемники не всегда используются в качестве пехоты на передовой. Это могут быть связисты, штабные офицеры, технари, операторы сложных систем вооружения и многие другие специалисты, без которых не может обойтись ни одна современная армия.

Количество частных военных компаний росло стремительно, их услугами пользовались не только правительства различных государств, но и крупный бизнес. Этой проблемой заинтересовались даже в ООН. В 1979 году была принята специальная резолюция по этому поводу и организован комитет, от которого, правда, было мало толку.

Ситуация серьезно изменилась после окончания Холодной войны. В США были резко сокращены расходы на оборону, закрыты многие проекты, уменьшилась численность американских вооруженных сил. Именно в этот момент у военного руководства США появилась идея более активно привлекать наемные компании. Сначала они занимались обеспечением вооруженных сил (логистика, ремонт техники, снабжение), но затем ЧВК стали привлекать для выполнения более серьезных задач.

Во время вторжения в Ирак в 1991 году количество наемников из разных ЧВК составлял 1% от общего числа американских военнослужащих в Персидском заливе. И это было только начало.

Частные наемные армии принимали участие в различных военных конфликтах на территории Африки в 90-х годах, американская ЧВК MPRI готовила хорватскую армию во время войны в Югославии. Однако расцвет частных военных компаний начался после вторжения США в Афганистан и Ирак. В настоящее время количество наемников, находящихся в этих странах превышает число американских военнослужащих.

Западные ЧВК занимались подготовкой грузинской армии перед 2008 годом, американские и французские военные компании противостояли пиратам в Сомали, наемники из различных ЧВК принимали участие в гражданской войне в Ливии.

И это далеко не полный список конфликтов последних десятилетий, в которых были замечены частные наемные компании. Сегодня в мире официально зарегистрировано 450 частных военных компаний, перечень их услуг очень широк.

Самыми известными западными ЧВК являются: Academi (это бывшая Blackwater), Kellog, Brown and Root (США), Groupe-EHC (Франция), Erinys (США), DynCorp (США).

Для чего используют ЧВК

Современные частные военные компании привлекаются для выполнения множества задач. Самая распространенная из них – это военный консалтинг. То есть, они осуществляют обучение бойцов силовых подразделений, повышают уровень офицерского и технического состава, проводят стратегическое планирование.

Вторым направлением деятельности ЧВК является логистика. «Частники» занимаются обеспечением регулярных войск, участвующих в боевых действиях. Причем понятие «обеспечение» трактуется весьма широко. Это может быть и ремонт военной техники, и обычное снабжение передовых частей, и обслуживание армейских компьютерных систем.

Очень часто ЧВК привлекаются для охраны различных объектов. Классическим примером являются нефтяные промыслы и трубопроводы в Ираке. Этой работой уже давно занимаются ЧВК. В последние годы частные военные компании активно предлагают услуги по разминированию территорий.

В связи с развитием пиратства в некоторых районах Мирового океана, для ЧВК появилось новое направление деятельности: проводка судов и борьба с современными флибустьерами. Особенно актуален этот вопрос для Аденского залива. Судовладельцам намного выгоднее нанять ЧВК, чем платить выкуп за корабль. Кстати, вопросами выкупа и освобождения захваченных моряков чаще всего также занимаются наемники.

Тенденцией последних лет становится непосредственное участие наемников в боевых действиях. ЧВК, «заточенные» именно на войну, создаются в США, Европе, на Ближнем Востоке и в России.

Сегодня в России все чаще раздаются голоса о внесении в законодательство изменений, которые бы позволили создавать и использовать ЧВК на легальных основах. В нашей стране огромное количество людей имеет военный опыт, а невысокий уровень благосостояния позволит серьезно экономить на зарплате российских «солдат удачи». Нужно ли это нынешнему руководству страны – это неоднозначный вопрос, заслуживающий отдельного материала.

Частные военные компании в России

Как обстоят дела с частными наемными компаниями в России? Официально наемников у нас нет, более того, подобная деятельность карается по закону (статья 359 УК РФ). Человек, участвующий в вооруженном конфликте за деньги, может получить в России от трех до семи лет колонии.

Наемничество в серьезных масштабах возникло в России сразу после распада СССР. В стране шло сокращение огромных вооруженных сил, десятки тысяч отличных военных специалистов оказались на обочине жизни, к тому же многие из них имели реальный боевой опыт. Поэтому неудивительно, что говорящие по-русски военные стали появляться в самых разных уголках земного шара. Сегодня существует несколько российских наемных военных организаций, которые предоставляют различные виды довольно специфических услуг.

Подобные компании обычно комплектуются отставными военными, ветеранами специальных подразделений, часто имеющими за своими плечами опыт не одного конфликта. Официальный статус подобных структур в России пока не определен, по статье 208 УК РФ организация незаконных вооруженных формирований является преступлением. Вот список наиболее часто упоминаемых ЧВК России: E.N.O.T. CORP, ЧВК Вагнера, Cossacks, Тигр Топ-Рент Секьюрити, Moran Security Group, ЧВК МАР.

Эти структуры занимаются самыми разными видами деятельности: предоставляют охранные услуги, конвоируют грузы, готовят военные кадры, ведут борьбу с пиратами и непосредственно участвуют в боевых действиях.

В последние годы информация об активной деятельности отечественных ЧВК все чаще становится достоянием гласности. Сейчас Россия участвует в двух конфликтах, в которых ей приходится применять ЧВК особенно активно. Речь идет о Сирии и Украине.

В начале весны журналисты питерской «Фонтанки» провели блестящее расследование, которое касалось деятельности российских частных военных компаний. В их поле зрения попала ЧВК Вагнера, бойцы которой уже длительное время участвуют в боевых действиях на востоке Украины и в Сирии.

Формально эта частная армия не существует, ее нет ни в списках силовых структур, ни в реестрах юридических лиц. Однако, несмотря на это, ЧВК Вагнера располагает бронетехникой и тяжелым пехотным вооружением. Подразделение участвует в сирийском конфликте с 2013 года, оно было задействовано во время возвращения Крыма, а затем переброшено на территорию Луганской области.

ЧВК Вагнера получила свое название по позывному, которым пользуется ее командир, Дмитрий Уткин — бывший спецназовец и большой поклонник атрибутов и идеологии Третьего Рейха. Подразделение комплектуется бывшими военными, спецназовцами, ветеранами силовых структур.

Для власти существование структур, подобных ЧВК Вагнера, очень удобно. Официально Россия не воюет на Донбассе, участие в наземных военных действиях в Сирии также не афишируется. Бойцы ЧВК Вагнера нигде не учитываются, официальные структуры не признают их, что, правда, не мешает награждать наемников боевыми орденами и медалями. Чаще всего посмертно.

Естественно, что потери частных военных компаний не проходят по спискам министерства обороны. Сами наемники избегают общения с прессой и вообще не желают огласки, так как все «ходят под статьей».

Журналисты раскопали информацию о десятках погибших вагнеровцев, большинство из которых были убиты на Донбассе

Особенностью ЧВК Вагнера является очень высокий процент потерь, что обычно не характерно для частных военных компаний. В подобные структуры, как правило, подбирают профессионалов, да и в лобовые атаки они ходят очень редко. Однако в ЧВК Вагнера все обстоит «немного» иначе.

И на Донбассе, и в Сирии вагнеровцы работают в самых опасных точках, часто они идут в составе первой волны атакующих, штурмуют населенные пункты и позиции противника. Руководство ЧВК практически не уделяет внимания обучению военнослужащих. Бойцы жалуются, что для полного повторения советской тактики Второй мировой войны им не хватает только «штыков на АК».

Несмотря на высокий процент потерь, желающих служить под командованием Вагнера более чем достаточно. Причина этого очень проста – деньги. В месяц наемник получает около 240 тыс. рублей – очень хорошие деньги для российской глубинки.

Текущая ситуация ЧВК

Процесс роста количества частных военных компаний в мире идет стремительными темпами. Их использование в конфликтах достигает доселе невиданных масштабов. Американцы попросту не могут назвать точное количество наемников, которые присутствуют в Афганистане и Ираке.

В 2020 году в Афганистане на каждого американского солдата регулярных войск (всего 9,8 тыс.) приходится три наемника (28,6 тыс.). Сходная ситуация и в Ираке: 4087 военнослужащих и 7773 бойца частных военных компаний. Эти цифры, скорее всего, не окончательны, так как точный учет по ЧВК американское оборонное ведомство не ведет.

Читать еще:  Бронежилет: история, классификация и перспективы развития

Кстати, в Ираке действует и российская ЧВК «Лукойл-А». Эта компания является подразделением нефтяного гиганта, она была создана ветеранами «Вымпела» в середине 90-х. Юридически это ЧОП, но в Ираке «Лукойл-А» выполняет типичные задачи частной военной компании (охрана месторождений и нефтепроводов, доставка грузов, сопровождение конвоев).

К этому количеству следует добавить контрактников, которых нанимает ЦРУ и другие американские разведывательные организации.

Гибнут наемники гораздо чаще, чем регулярные солдаты, и подобная ситуация, похоже, Пентагон абсолютно устраивает. У американцев довольно жесткая система учета потерь, есть специальный сайт, на котором можно найти данные по всем операциям США за пределами страны. Информация постоянно обновляется, отдельно описаны боевые и небоевые потери. Конечно же, наемники в эту статистику не входят. Более того, ЧВК часто не ставят военных в известность о гибели своих людей. Их родным просто выплачивается страховка, значительная часть наемников даже не являются гражданами Соединенных Штатов.

Почему правительства разных стран предпочитают работать с ЧВК? Зачастую это выгоднее, чем вводить на определенную территорию войска, создавать там гарнизоны, заниматься логистикой. Частные военные компании отличаются высоким уровнем профессионализма, обычно они эффективно решают задачи, за которые получают деньги. ЧВК отличаются высокой оперативностью, в них минимум бюрократии, более гибкое управление.

Но главным является другое: используя ЧВК, государство может совсем не афишировать свое участие в вооруженном конфликте либо минимизировать его степень. На наемников можно переложить всю грязную работу, которой хватает на любой войне.

Использование национальных вооруженных сил часто несет для власти значительные политические риски как внутри страны, так и за ее пределами. Гораздо выгоднее, чтобы потери несли наемники («ихтамнеты») из де-юре несуществующих компаний, которые не испортят официальную статистику.

Как попасть в ЧВК в России: требования для поступлению на работу, условия

  • 18 Февраля, 2019
  • Руководства
  • Юлия Абдулбарова

Что такое ЧВК? Это частные военные компании. Они не являются данью современности — в человеческой истории всегда было место найму вооруженной силы во многих государствах земного шара. Цели деятельности ЧВК различны — от охраны объектов за границами родного государства до участия в иностранных вооруженных конфликтах и даже свержения правительств. Частная военная компания — это не регулярная армия, а команда вооруженных сотрудников.

Многие бывшие военные и люди с соответствующей подготовкой желают оказаться в рядах ЧВК. Их привлекает наличие определенных гарантий, достойная оплата труда. Как попасть в ЧВК в России, интересует немало граждан судя по запросам в том же интернете. Но существуют ли такие организации в РФ? Какие требования они предъявляют к своим сотрудникам? Это мы разберем в материале.

Есть ли набор в ЧВК в России?

Самый главный вопрос: существуют ли частные военные компании на территории Российской Федерации? Да, ЧВК в РФ есть. Но с этими компаниями связано много слухов и газетных уток.

Многим интересно, как попасть в ЧВК Вагнера в России? Считается, что именно эта компания вербовала сотрудников для урегулирования вооруженных конфликтов, потрясших современность. Однако официальной информации о таком объединении нет. Как оно вербует сотрудников, тоже неясно — нигде не представлено открытых вакансий в ЧВК Вагнера.

Вместе с тем есть реально существующие российские частные военные компании. Это ЧВК «МАР» (Петербург), «РСБ-Групп» (Москва) и проч. Они имеют официальные сайты, где рассказывают о собственной деятельности. Там же перечислены все требования к кандидатам, необходимая контактная информация.

Какая деятельность предлагается?

Как попасть в ЧВК России в Сирии? Это невозможно. Если обратиться к информации на сайтах официальных компаний, то мы сразу заметим, что они не занимаются наемничеством как таковым, не принимают участия в военных действиях на стороне незаконных вооруженных группировок и иностранных государств.

Какую же работу предлагают кандидатам российские ЧВК? Это следующее:

  • Участие в сухопутных операциях.
  • Техническая защита.
  • Разминирование объектов.
  • Участие в морских операциях.
  • Техническая защита.

Как попасть в ЧВК в России? Важно соответствовать базовым требованиям к сотрудникам подобных организаций.

Категории ЧВК

Все частные военные компании, существующие сегодня в мире, можно разделить по роду их деятельности на следующие категории:

  • Обучение и подготовка специалистов для дальнейшего решения ими боевых задач.
  • Разработка планов военных операций, боевая подготовка согласно им, стратегическое планирование.
  • Инженерное, тыловое обеспечение заказчиков.
  • Проведение сухопутных операций.
  • Проведение морских операций.

Требования к кандидатам

Как попасть в России в ЧВК интересно порой самым разным гражданам. Но надо помнить, что существуют строгие критерии отбора сотрудников. Требования физического характера:

  • Возраст: от 25 до 45 лет.
  • Рост: от 175 см и выше.
  • Отсутствие вредных привычек и зависимостей — пристрастия к табаку, алкоголю, наркотикам и проч.
  • Хорошая физическая подготовка.
  • Отсутствие ограничений занятия какой-либо деятельностью по состоянию здоровья.
  • Готовность выполнять служебные задания в любых климатических условиях.

Есть и социальные критерии отбора:

  • Отсутствие каких-либо судимостей (в том числе и погашенных).
  • Если есть факт увольнения из рядов Вооруженных сил, это не должно быть по дискредитирующей статье.
  • Отсутствие подозрений в причастности к террористической группировке.
  • Готовность уважать свободы и права соотечественников и граждан других государств.

Как попасть в ЧВК в России? Важно соответствовать и следующим психологическим критериям:

  • Стрессоустойчивость.
  • Психическая уравновешенность.
  • Ответственность.
  • Внимательность.
  • Готовность к работе в психологически тяжелых условиях.
  • Выносливость.
  • Способность к быстрому физическому и моральному восстановлению.
  • Адаптация к самым неожиданным условиям.
  • Наличие медицинских документов, подтверждающих отсутствие психических болезней, запретов на физиологические нагрузки.

Кто поступает вне очереди?

Определим также группу граждан, кто поступить в ЧВК в России может без очереди:

  • Офицеры, имеющие опыт участия в боевых операциях.
  • Офицеры, которые в прошлом были руководителями операции военного характера.
  • Военнослужащие-контрактники.
  • Выпускники российских военных учебных заведений с хорошей боевой подготовкой.
  • Офицеры, имеющие боевые награды.
  • Офицеры запаса силовых ведомств.
  • Кандидаты, получившие образование по какой-либо уникальной воинской специальности.
  • Ветераны боевых действий.
  • Кандидаты, не связанные семейными узами.

Ситуативные требования к кандидатам

Мы разобрались, что есть ЧВК в России. Как попасть туда? Необходимо соответствовать всем требованиям, упомянутым выше. Кроме того, могут появиться и дополнительные условия, связанные с выполнением определенного задания.

Например, следующие требования:

  • Знание определенного иностранного языка на разговорном уровне.
  • Наличие базовых навыков обращения с оружием.
  • Минимальные навыки работы в защитной службе.
  • Владение определенными боевыми искусствами.
  • Разрешение на ношения огнестрельного оружия.
  • Отличная спортивная подготовка.
  • Опыт участия в боевых операциях.
  • Опыт службы в российских Вооруженных силах.
  • Опыт работы в сложных климатических условиях.
  • Умение работать в команде, находить общий язык с различными личностями.
  • Навыки экстремального вождения.
  • Готовность непосредственного подчинения боевому командиру и проч.

Как устроиться в ЧВК России? Важно иметь в виду и следующий важный момент. ЧВК многих иностранных государств не предъявляют жестких требований к кандидатам — их подготовке, образованию, военному опыту. Связано это с тем, что новых сотрудников необходимому учат уже непосредственно в процессе прохождения службы. Что же касается российских ЧВК, они очень внимательно относятся к подбору нового персонала, проверяют детали биографии кандидатов.

Какие специальности представлены в компаниях?

Если проводится набор в ЧВК, то, как правило, требуются люди самых различных профессий. Где-то и разного гражданства. Каждая ЧВК имеет собственные требования к этим факторам.

Если обратиться к российским частным военным компаниям, то туда принимают только кандидатов с гражданством РФ. Если вы решили пройти отбор в иностранную ЧВК — возможно, состав ваших будущих коллег будет многонациональным.

Нередко зарубежные компании останавливают свой выбор на обычных местных жителях с хорошей физической подготовкой, не имеющих военного опыта вообще. После принятия в ряды ЧВК их обучают всему необходимому профессиональные инструкторы. Ценится знание обычаев, местности, языка того района, где предстоит выполнить задание. Кроме того, иностранные ЧВК останавливают выбор на местном населении и по той причине, что в большинстве своем оно выдвигает низкие требования к оплате своего труда.

Наемники и сотрудники ЧВК: есть ли разница?

Если вы хотите устроиться на работу в ЧВК в России, не надо полагать, что вы станете вооруженным наемником. Тут прослеживается большая разница:

  • Наемники. Участники военных конфликтов, чья деятельность официально запрещена законодательствами многих государств. Но вместе с тем и высоко оплачивается заказчиками.
  • Сотрудники ЧВК. Официально трудоустроенный персонал, работающий только в рамках мировых законодательств. Это не только участие в военных операциях, но и сотрудничество со многими признанными международными организациями.

Особенности контракта

Важно понимать, что при приеме на службу новый сотрудник ЧВК ставит подпись, свидетельствующую о неразглашении коммерческой тайны своего работодателя. Это значит, что при выполнении задания он не может записывать аудио, снимать фото и делать видеоролики как для личных архивов, так и для публикации в сети. И также он соглашается с тем, что будет находиться в полном подчинении у своего командира.

Если данные важные условия контракта будут нарушены, то договор с сотрудником расторгается в одностороннем порядке и досрочно. Последнее чревато для него рядом негативных последствий: от потери денежного вознаграждения и отзыва страховки до возвращения домой с места службы за свой счет.

Если действия сотрудника каким-либо образом принесли ЧВК ущерб, компания правомочна потребовать с него возвращения издержек, обратиться с иском в суд. Надо помнить и о том, что во многих компаниях такого типа действуют собственные денежные системы поощрений и штрафов.

Обучение

Мы в общих чертах разобрались, как поступить на службу в ЧВК России. Рассмотрим теперь, как организуется работа сотрудников компании.

Первым делом формируются группы для выполнения определенных задач. Для их участников проводятся обучающие сборы, где сотрудников знакомят с особенностями региона командировки, подготавливают по необходимым дисциплинам.

Обучение бесплатно – его компании проводят за собственный счет. Это важно ЧВК и тем, что таки курсы снижают риск возникновения проблем при проведении операций.

Направление обучения по большей мере зависит от задачи, которая стоит перед командой. Может быть следующее:

  • Освоение современных информационных систем.
  • Обучение стрельбе из различных типов оружия, из разнообразных позиций, в темное и светлое время суток. Освоение правил обращения с оружием вообще.
  • Подготовка к выполнению задания на каком-либо транспортном средстве: обучение стрельбе в движении, предотвращение аварий, передача управления ТС на ходу, экстренное вождение (развороты, торможения), езда по серпантину, уклонение от столкновений, вождение с прибором ночного видения в темное время суток.
  • Обучение работе в экстремальных условиях, конвоированию, охране важного объекта, поведению в засаде и проч.

Подготовка и специализация сотрудников

Помимо обучения «на месте», сотрудник ЧВК уже должен иметь всестороннюю подготовку по своей специализации. Это умения и навыки, которые он приобрел при службе в рядах ВС — сухопутных войсках, на флоте, в отряде спецназначения и проч. Это основа, на которую накладывается обучение в ЧВК.

Сотрудник должен иметь хорошие показатели сразу по физической, моральной, боевой, технической, психологической подготовке. Его интеллект, моральный дух имеют немалое значение при отборе. Однако одной боевой подготовки недостаточно. Предпочтение отдается кандидатам, имеющим опыт работы по нескольким специальностям сразу.

Наиболее ценные сегодня следующие:

  • Охранники группы PSD.
  • Операторы ДСЗО, БПЛА.
  • Специалисты-антиснайперы.
  • Охранники-водолазы, специалисты быстрого реагирования на воде.
  • Операторы оборудования по борьбе с СВУ.

ЧВК — компания, в которую непросто устроиться. Будущим сотрудникам, их биографии уделяется большое внимание. ЧВК — это не синоним наемных войск. Сотрудники компании не принимают участия в вооруженных государственных конфликтах, не оказывают помощь незаконным группировкам. Цель их работы — охрана заказчика, его груза, деятельности в неспокойных районах планеты.

Бизнес на крови. Что известно о российских частных военных компаниях

В той или иной форме наемные войска, напрямую не подконтрольные собственной стране, существуют столько, сколько существует организованная война как таковая. В современном виде такие вооруженные формирования именуются одним емким термином ЧВК — частные военные компании. В развитых странах ЧВК являются вполне сформировавшимся направлением бизнеса, в котором задействованы десятки тысяч людей, а его прибыль зачастую измеряется в миллиардах долларов. Объемы мирового рынка ЧВК огромны: только по подсчетам некоммерческой организации War on Want, рынок услуг «военного консалтинга» имеет годовой оборот от $100 млрд до $400 млрд. Несмотря на то что большая часть этих денег оседает на банковских счетах владельцев и совладельцев, своих сотрудников частные военные компании не обижают. В среднем только за время пребывания в Ираке сотрудники одиозной Blackwater получали от $500 до $2500 в сутки в зависимости от должности и квалификации. А, например, выручка самой крупной ЧВК в мире G4S составила $10,5 млрд в 2015 году. В то же время в развивающихся странах ЧВК представляют собой явление из «серой» зоны, опасно балансирующее между службой государству и статусом нелегального вооруженного формирования. Наиболее ярким примером такого отстающего развития частных военных компаний является Россия.

Читать еще:  Российский бтр-82а: история создания, описание и технические характеристики

Не секрет, что Россия имеет богатую военную историю. На протяжении веков в больших и малых конфликтах русские доказывали, что в случае необходимости умеют воевать как мало кто другой. Поэтому появление русских на рынке частных военных услуг было исключительно вопросом времени. Ввиду довольно сложного в экономическом и социальном отношении периода, переживаемого Россией накануне XXI века, воспользоваться западным опытом работы ЧВК долгое время никому не приходило в голову. Вкупе с общей разрухой на рубеже тысячелетий в России началась гражданская война в Чечне, потребовавшая значительных людских ресурсов и еще больше дестабилизировавшая общество. Только после окончания Второй чеченской кампании в 2009 году, когда тысячи молодых людей, испробовавших на себе войну, остались не у дел, в военной среде начались первые, тогда еще робкие разговоры о ЧВК.

Но первая серьезная попытка занять новый рынок была предпринята лишь спустя несколько лет, в 2013 году. Именно тогда была сформирована и зарегистрирована первая «официальная» российская ЧВК «Славянский корпус». Поскольку российское законодательство запрещает наемничество как таковое, регистрировать фирму пришлось в Гонконге. Первым контрактом компании стала охрана нефтяных месторождений в Сирии, где к тому времени уже два года шла война. Для выполнения поставленной задачи было сформировано подразделение, состоящее из двух рот, общей численностью чуть меньше 300 человек.

Однако в результате непродуманной логистики и откровенной халатности командования первое же боестолкновение «Славянского корпуса» оказалось для него последним — колонна подверглась обстрелу и, не получив поддержку, вынуждена была отступить на аэродром, откуда в срочном порядке эвакуировалась в Россию. И вот здесь начинается самое интересное. Сразу же после приземления все участники «Славянского корпуса» были арестованы сотрудниками ФСБ по обвинению в наемничестве. После долгого судебного разбирательства некоторые получили реальные сроки до трех лет тюремного заключения.

Все руководители компании от дальнейших планов по развитию ЧВК отказались. Все, кроме одного.

Помощь придет

Одним из взводных командиров «Славянского корпуса» был бывший офицер спецназа ГРУ, тогда еще никому не известный человек по имени Дмитрий Уткин. Очень скоро, буквально через год, его позывной «Вагнер» станет именем нарицательным, синонимом понятия «российская ЧВК».

В 2014 году, когда конфликт на Юго-Востоке Украины перерос в настоящую гражданскую войну, так называемому народному ополчению (жителям Донбасса, несогласным с действиями центральных властей Украины) отчаянно требовалась военная помощь, выходящая далеко за рамки того, что может официально предоставить Российская Федерация. Такой помощью стало вмешательство внезапно сформированной безымянной ЧВК, которая появилась на Донбассе неожиданно для обеих сторон конфликта. Первой серьезной операцией новой военной силы стал так называемый Дебальцевский котел — масштабное окружение в феврале 2015 года, в которое попали, по разным оценкам, от 5000 до 8000 украинских военнослужащих. За неимением названия новую ЧВК начали именовать по позывному ее руководителя, вначале даже не склоняя, — «ЧВК Вагнера». Тогда «вагнерá» показали себя наилучшим образом, действуя эффективнее не только местного ополчения, но и штатных армейский формирований, уступая разве что спецподразделениям российской армии. Однако в том же 2015 году широкомасштабные военные действия на Юго-Востоке Украины были окончены. А «Вагнер» остался.

В Сирию за деньгами

Гегель писал, что история повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, а второй — в виде фарса. Это как нельзя лучше описывает дальнейшую судьбу «ЧВК Вагнера». После окончания активных боевых действий на Украине «Вагнер» вновь вернулся в Сирию, на этот раз обладая куда большими силами и административным ресурсом. Непосредственная связь «Вагнера» и российского Министерства обороны была очевидна с самого начала. Очевидно, что в специфике российских реалий никакой чисто коммерческой организации ни за какие деньги просто не позволили бы участвовать в украинских событиях. Впрочем, полностью исключать коммерческую составляющую нельзя, ведь для рядового сотрудника компания «Вагнера» все-таки является более-менее типичной ЧВК — в первое время заработная плата наемника в «песках» могла достигать 300 000 рублей в месяц и более. Правда, по мере роста потока сотрудников и авторитета компании расценки сильно упали, практически вдвое, да и то с подводными камнями. А уж о том, чтобы родственники могли получить страховку в случае гибели бойца, никто уже и не думал.

Но вернемся к Вагнеру. Заручившись поддержкой на высочайшем уровне и доказав свою лояльность государству, Дмитрий Уткин развернул по-настоящему масштабную деятельность в Сирии. С осени 2015 года число сотрудников компании, пребывающих на территории Сирийской Арабской Республики, практически не опускалось ниже отметки 1000 человек. Это притом что по условиям контракта каждые три месяца предусмотрена ротация. То есть совокупно число сотрудников этой компании может превышать три тысячи человек. Наряду с российскими ВКС, «ЧВК Вагнер» стал главной силой, помогающей Башару Асаду удержать власть в стране. Российские наемники показали себя как самодостаточные и сверхмотивированные воинские формирования, способные эффективно выполнять задачи любого уровня сложности. Именно «вагнеровцам» принадлежит авторство одной из самых известных операций сирийской компании — освобождение Пальмиры.

Разумеется, за эффективность нужно платить. На войне главной разменной монетой являются человеческие жизни, и Вагнер в этом отношении оказался на удивление щедрым человеком. По оценкам непосредственных участников событий, средний уровень боевых потерь достигает 30-35%. Уже в первые месяцы участия России в сирийском конфликте стали расползаться слухи, что Вагнер с молчаливого одобрения Кремля просто утилизирует наиболее пассионарных граждан России. Однако даже это не разрушило ореол таинственности и юношеского романтизма российских ЧВК. Вместе с потоком желающих попробовать себя в роли «солдата удачи» росло количество компаний, якобы предоставляющих такую возможность. Иногда, как в случае с ЧВК «Туран», речь шла о чистом вымысле, порожденном ошибкой журналистов. Иногда же за ЧВК выдавалась работа штатных спецподразделений (ССО) Министерства обороны РФ, действующих под прикрытием. Самым известным примером такой химеры является ЧВК «Патриот».

Экспансия российских ЧВК

«Черным четвергом» российских ЧВК стало 8 февраля 2018 года, когда колонна из нескольких сот «вагнеровцев» была уничтожена огнем артиллерии и авиации вооруженных сил коалиции во главе с США. Тогда, по разным оценкам, погибло от 200 до 600 человек. Причины столь серьезного провала официально не названы до сих пор и вряд ли когда-либо будут представлены широкой аудитории. Одной из самых циничных и в то же время реалистичных причин, приведших к таким вопиющим потерям, стал конфликт руководства «Вагнера» и высших чинов Министерства обороны РФ. Причиной конфликта могло послужить все что угодно, но, вероятнее всего, Вагнер поверил в собственную незаменимость и решил показать характер, чего официальные власти очень не любят. Исходя из этого можно предположить, что «золотой век» Вагнера остался в прошлом и в ближайшем будущем его ждет усиленное внимание и давление со стороны государственных структур. А поскольку необходимость в услугах ЧВК, как и рыночная возможность их предоставления, в России никуда не денется, очень скоро мы сможем наблюдать начало здоровой конкуренции и неизбежный выход русских на международный рынок частных военных услуг. Впрочем, это уже началось.

Одним из первых засвидетельствованных появлений россиян на рынке серьезных ЧВК стала компания PMC FDG Corp., созданная в 1996 году, но претерпевшая значительные организационные изменения после прихода в ее руководство бывшего российского офицера Дмитрия Смирнова в 2010 году. С тех пор компания успешно действует на территории Афганистана и Ирака, выполняя в основном разовые спецоперации. Впрочем, есть и «чистые» ЧВК, состоящие только из россиян. Например, компания «РСБ-Групп», зарегистрированная в России как ЧОП (частное охранное предприятие), по факту заявляет стандартный перечень услуг ЧВК. Правда, при этом на сайте организации подчеркивается, что компания не занимается наемничеством и не участвует в военных конфликтах на стороне других государств. Очевидно, такой прием используется ввиду специфики российского законодательства, которое, к слову, не первый год пытаются изменить в сторону легализации ЧВК. А до тех пор, пока этого не произошло, желающие работать на рынке частных военных услуг вынуждены искать лазейки и пути обхода законодательных препятствий.

Между тем уже известны случаи, когда интерес к русским специалистам проявляют иностранные компании. Например, ЧВК Centurion, изначально заявляющая себя как консалтинговая компания, набирает в свои ряды российских офицеров запаса из состава элитных подразделений. В качестве работы будущим сотрудникам предлагается не стандартное участие в боевых действиях и охране объектов, а консалтинг вооруженных сил, сотрудников полиции и частных служб безопасности в странах второго и третьего мира. На практике же в зависимости от квалификации сотруднику может быть предложена только аналитическая и аудиторская работа, не предполагающая даже выезд за границу. Возможно, именно такая бизнес-модель окажется «золотой серединой», позволяющей разделить коммерческую и политическую сферы.

В целом, рассматривая специфику российских частных военных компаний, можно отметить два очевидных факта. С одной стороны, российская власть, и в особенности спецслужбы, не желают допускать деятельность «самостоятельных» ЧВК, продолжая использовать схожие структуры для достижения своих политических целей. С другой стороны, в России проживает масса неустроенных в жизни людей, обладающих колоссальным боевым опытом и желающих этот опыт реализовывать на коммерческой основе. В результате получается довольно специфическая ситуация, когда действуя с массой правовых ограничений, российские ЧВК обладают значительным потенциалом развития и способны оказать серьезное влияние на рынок частных военных услуг. На сегодняшний день объем этого рынка, по приблизительным подсчетам, составляет порядка $400 млрд. Даже сейчас, в полулегальном положении, русские наемники благодаря сочетанию высоких профессиональных качеств и низких зарплатных ожиданий могут начать демпинг, доставляя массу неудобств старым рыночным игрокам. В том же случае, если деятельность ЧВК в России будет полностью легализована, можно с большой долей вероятности говорить о грядущем переделе рынка такого масштаба, что вполне вероятно обострение геополитической обстановки вплоть до прямых столкновений представителей США и России.

На войну в «частном» порядке. Что представляют собой «неофициальные» российские ЧВК

На днях российские СМИ сообщили о гибели в Ливии журналиста из Екатеринбурга Евгения Илюбаева. Он находился в этой африканской стране в составе подразделения, часто называемом прессой «Частной военной компанией (ЧВК) Вагнера». Гибель Илюбаева снова заставила обратиться масс-медиа к теме ЧВК и людей, работающих в них. В этой теме попытался разобраться и журналист amic.ru Андрей Магас.

«Бог войны глубоко залез мне в душу»

Мы познакомились с Алексеем (имя изменено) в 2014 году в Москве, когда он отправлялся в воюющий Донбасс. Я рассказал ему об Алтае, поговорили за жизнь – ничего примечательного. Собеседник уезжал воевать. Говорил, что в армии не довелось взять в руки оружия (всю службу провел за баранкой авто), так хоть теперь. Спустя три года Алексей неожиданно позвонил и сообщил, что находится в Усть-Коксе и вроде бы надолго, обещал приехать навестить в Барнаул. Но не приехал. Следующая встреча состоялась несколько месяцев назад в Первомайском районе, куда знакомый заехал по «небольшим делам». А живет сейчас, как сообщил, там же, в Усть-Коксе.

Читать еще:  Обзор коллиматорных и оптических прицелов veber (вебер): характеристики, устройство, фото

Рассказал, что прошлое обещание не сдержал, потому что снова поехал на войну – уже на Ближний Восток, в Сирию. И еще много чего рассказал.

«Родом я из одного не очень большого города в Тюменской области. Называть не буду, в свое время моя история там нашумела, и не хочу, чтобы снова имя всплывало. В Донбассе я пробыл до лета 2017-го. И понял, что там идет и куда. Стало ясно, что слишком самостоятельных зачищают или подставляют. И уехал. В то время многие уехали, включая знаковые фигуры типа Прилепина. Вспомнил твои рассказы про Алтай и махнул сюда. Домой не хотелось – город маленький, но суетливый. А мне успокоиться хотелось. Война все-таки корежит человека. Несколько месяцев сидел в Усть-Коксе, работал в окрестностях на стройке, водителем. Но долго так не смог. Видно бог войны глубоко мне в душу забрался. Читал про войну в Сирии, про ЧВК Вагнера и в один прекрасный день собрал вещи и поехал на базу «вагнеровцев» в Молькино в Краснодарском крае. Ничего про нее не знал, но был уверен, что найду – Молькино же не Москва. Местные, был убежден, точно знают, где находится».

«Война – вовсе не то, о чем читал пацаном в книжках»

Местные знали. Так он оказался в ЧВК Вагнера, в структуре, вокруг которой в СМИ крутится немало мифов и домыслов. Алексея поразило, что особых требований к нему и другим новобранцам не предъявлялось. Самый общий медосмотр, выполнение несложных физических нормативов – и ты зачислен. О том, куда предстоит ехать, командиры говорили уклончиво. На вопросы отвечали «в ближневосточный регион, на охрану объектов». На деле все оказалось несколько иначе.

«Какая там охрана – в самое что ни на есть пекло попадали, в самые настоящие бои с ИГИЛ и с подразделениями части сирийской оппозиции, которая против Асада воюет. Несколько раз реально боялся, что живым не выберусь. Но ничего – пара небольших царапин и все. В то время как нескольких товарищей, отличнейших ребят, отправил домой «двухсотыми» (на военном жаргоне так называют «груз 200» – гроб с телом погибшего бойца, – прим. авт.).

Мог попасть в печально известный рейд в феврале 2018-го в Дейр-эз-Зор, когда американская авиация несколько человек из «Вагнера» расстреляла. В российской прессе потом писали, будто наши военные американцам за это «ответку» сделали. Чушь все это. Ни за что так и не ответили. Этот случай вообще стал поворотным. Стало ясно, что человеческая жизнь здесь ничего не стоит, раз никаких выяснений потом не было».

После февральской трагедии 2018-го некоторые товарищи Алексея расторгли контракты и разъехались. Он же задержался в Сирии на несколько месяцев. Потом вернулся домой.

«Знакомый предлагал из Сирии в Ирак ехать. Он договорился с какой-то ЧВК готовить местных бойцов. Но мне не хотелось – насытился я этим ближневосточным колоритом по самое не могу. К тому же мне сказали, что выплатят положенные премиальные, по месту жительства перечислят. И я поехал домой. Ждал три месяца, звонил, узнавал. Потом на карту кинули какие-то крохи, вот и все премиальные.

А в целом дома нечего было делать. Ничего хорошего в родном городе не увидел, ни работы нормальной, ни перспектив. Я ведь в Донбасс в 2014-м поехал, чтобы проявить себя. Думал, выберусь из своей дыры – человеком себя почувствую. Да и в Сирию, по большому счету, за тем же ехал. Когда домой возвращался, премиальные ждать, один сайт упомянул меня среди тех, кто был в ЧВК Вагнера. А я родным говорил, что водителем в строительную фирму еду. В общем, скандал был. Журналисты еще с месяц звонили».

Из родного города Алексей отправился в Усть-Коксу. Через несколько месяцев, уже в этом году, снова оказался в Сирии. На этот раз его хватило на два месяца.

«Больше не выдержал. Среди личного состава заметно прибавилось, прямо скажем, сомнительных людей – с низким уровнем боевой подготовки, хилых, пьющих, криминальных персонажей. Мне предлагали двинуть в Венесуэлу, Ливию, но я на Алтай поехал. Оклематься. Эти два месяца были как два года. «

О том, почему его тянет в горячие точки, говорит неохотно: «Сложно сказать. Да, война это вовсе не то, о чем пацаном читал в книжках. Особенно война сегодня. Но ты будто привыкаешь к ней. Конечно, есть очень много тех, кто мечтает заработать какие-то деньги и вернуться домой. Но среди них попадаются такие, кто, уехав на родину, потом возвращался. Спрашиваешь, почему снова приехал, отвечает: «Дома тоскливо как-то». Хотя не у всех так, думаю».

«Было два пути – в криминал и за границу»

Игорь Коваль – бывший боевой офицер Советской Армии, полковник, автор книги «Приватизация войны. Русский взгляд» об истории ЧВК и наемничества. Участвовал в боевых действиях в Афганистане, Средней Азии, позже добавились и другие. После распада СССР выбрал путь hire Guns и работал в зарубежных ЧВК в Юго-Восточной Азии, Африке, на Ближнем Востоке.

«Развал Советского Союза застал меня и моих товарищей в Узбекистане, там размещалась бригада и, соответственно, наш полк. Работы было много. Ведь все помнят, что происходило под конец СССР. Средняя Азия хапнула по полной. Исламский радикализм через национализм и бандитизм полез со всех щелей. Советские военнослужащие – единственная сила, которая могла остановить продвижение вакханалии на север. Президент Каримов понимал это и много сделал в противовес этим силам. У нас был полный карт-бланш, и он также создавал свою армию, и мы вроде как нужны были, как специалисты.

Но потом там все большую роль стал играть национализм. Мне и моим товарищам было предложено принять присягу Узбекистана, я отказался и был уволен, хотя карьерный рост был неплохой. Но присягу принимают один раз в жизни и той страны, где родился: так мне отец говорил в детстве.

Мы стали разъезжаться. Тогда два пути было: или в криминал, или за границу. Многие выбрали второй путь. А поскольку мы, бывшие военные, поддерживали связь друг с другом, то узнавали о возможностях поработать за границей. Происходило это примерно так: кто-то находил работу, скажем, в Африке, Юго-Восточной Азии или еще где, связывался с другими и сообщал: нужны такие-то специалисты. И мы ехали, потому что в криминал идти не хотелось».

О частных военных компаниях мой собеседник говорит так: «В мире ЧВК преобладают западные страны – прежде всего США и Великобритания».

На вопрос, как оказался в военных компаниях стран, еще недавно воспринимавшихся врагами, вспоминает:

«Какого-то дискомфорта не было. Тогда у нас шел такой развал, что военные думали, как выжить. Было важно ощущение нужности, востребованности. И многие отправились воевать в Югославию на стороне сербов. Это были 1992-1994 годы.

Для некоторых было вообще неприемлемо воевать на территории бывшего Союза: хоть в Чечне, хоть в Приднестровье или еще где-то. Потому что в тех войнах и конфликтах нередко друг другу противостояли вчерашние военнослужащие Советской Армии. Конечно, в англосаксонских компаниях есть элемент дискриминации представителей славянских народов в плане оплаты и занятия командных должностей, но разница в оплате у них и тем, что люди могли заработать дома, была так велика, что подобные вещи воспринимались как незначительные трудности».

Видит Игорь Коваль и разницу в работе официальных западных ЧВК и «неформальных» российских (действующих на законных основаниях частных военных компаний в России сегодня нет):

«В западных ЧВК, да простят меня патриоты, несмотря на элемент дискриминации, все же ценят человеческую жизнь и стараются все привести к правовым нормам, к военной этике. Ты знаешь, что никто тебя, образно говоря, за три копейки разменивать не будет. Нет обмана там и с деньгами. При мне был случай, когда один парень подорвался на мине и погиб. Так командир структуры лично приезжал к вдове и выдал всю страховочную сумму, плюс какие-то премии там полагались. И еще долгое время поддерживал. По-моему, они до сих пор общаются. «

Мотивы, по которым люди сегодня идут в «неформальные» российские ЧВК, Игорь Коваль оценивает однозначно: «Это прежде всего неустроенность, огромные сложности для нормального здорового мужика найти работу на родине. И многие оказываются в горячих точках. Скажу, что второй раз оказаться там почти никто не хочет. Но по возвращении домой нередко люди вкладывают деньги куда-то, прогорают и снова оказываются там. Вторая командировка, третья – и потом возвращаются домой уже в виде «груза 200».

«В Донбассе и Сирии работали не ЧВК»

Тему возможной легализации профессии сотрудника ЧВК в России я неоднократно обсуждал с Олегом Валецким – известным писателем, публицистом, участником войны в бывшей Югославии, работавшим в некоторых зарубежных частных военных компаниях.

«Вопрос придания ЧВК и их работникам официального статуса тесно связан с социально-политическим устройством России, ее историей и общественной психологией, – убежден Валецкий. – На Западе этими компаниями руководят лица, понимающие, что данные структуры должны приносить экономическую выгоду, а в России ЧВК пытаются создать по типу армейского подразделения. Причем если в России появится рынок частных военных компаний, то он возникнет не путем трудоустройства бывших военнослужащих за границей, а путем широкомасштабной работы подобных ЧВК по заказам больших государственных корпораций в самой России.

Здесь единственный, на мой взгляд, возможный путь – это придание прав самостоятельных экономических и юридических субъектов службам безопасности больших госкорпораций. Чем-то подобным в настоящее время обладает предприятие «Луком» нефтяного концерна «Лукойл». Вопрос же работы на подрядной основе с подобными предприятиями каких-либо частных ЧВК для работы как в Российской Федерации, так и вне ее, зависит от политиков РФ, в чем немаловажную роль играет сама внутриэкономическая ситуация в России и, соответственно, возможность входа сюда иностранных инвесторов. А что касается операций, проводившихся различными российскими структурами в Донбассе, в Сирии или еще где – то это не имеет никакого отношения к работе ЧВК».

Уже в процессе подготовки материала я пытался дозвониться до Алексея. Несколько попыток не принесли результата. Как во время его предыдущих командировок в Сирию.

Частные военные компании (ЧВК) – коммерческие структуры, созданные для выполнения специализированных задач, связанных с охраной, защитой, консультированием, разведкой, логистикой, стратегическим планированием и пр. Деятельность ЧВК в мире определяется документом Монтре (Россия не подписала его). Чаще всего сотрудники ЧВК используются в качестве военных советников, инструкторов для подготовки полицейских и вооруженных сил. Формально упомянутый документ Монтре запрещает участие сотрудникам ЧВК непосредственно в боевых действиях, однако на протяжении последних 30 лет регулярно всплывали факты, нарушающие этот запрет.

Самые известные в мире ЧВК – Academi (ранее называлась Blackwater), MPRI, DynCorp (все из США), G4S, Erinys International (обе – Великобритания) и др.

В России частные военные компании не имеют законодательной базы – попытки принять закон о ЧВК предпринимались в 2012, 2014 и 2018 годах, но ни разу подготовленные в Госдуме законопроекты не доходили до обсуждения. С 2014 года в Донбассе, Сирии, Ливии, Венесуэле и некоторых странах Азии и Африки действовала незарегистрированная ЧВК Вагнера. Российские компании «РСБ-групп», «Редут Антитеррор», Moran Security Group, называющие себя ЧВК, чаще всего зарегистрированы в офшорных зонах.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector