0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Бжрк нового поколения «молодец» и «баргузин»: история, описание и характеристики ттх

Унифицированный «Ярс» и целесообразность «Баргузина»

В 2017-2018 гг. стало известно, что российская оборонная промышленность прекратила работы по созданию перспективного боевого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК) «Баргузин» для ракетных войск стратегического назначения. Тем не менее, тема ракетных поездов по-прежнему вызывает интерес и привлекает внимание. В последние недели она вновь стала актуальной в связи с любопытными сообщениями, опубликованными РИА Новости.

Унифицированная ракета

На протяжении всего периода разработки БЖРК «Баргузин» его технические особенности оставались неизвестными. В конце 2014 г. отечественные СМИ сообщили, что комплекс железнодорожного базирования строят на основе уже существующей ракеты РС-24 «Ярс». Однако официальные лица эту информацию так и не подтвердили.

14 ноября РИА Новости опубликовало любопытное заявление генерального конструктора Московского института теплотехники (МИТ), осуществлявшего разработку «Баргузина». Академик РАН Юрий Соломонов рассказал, что его организация создала унифицированный комплекс «Ярс» с широкими возможностями по базированию.

Единая баллистическая ракета такого типа может применяться с шахтной пусковой установкой (ШПУ), на подвижном грунтовом комплексе (ПГРК) или в составе БЖРК. Кроме того, по отдельным решениям и компонентам такой вариант «Ярса» унифицирован с комплексом подводных лодок «Булава».

Эту информацию можно считать косвенным подтверждением сообщений о разработке «Баргузина» на базе комплекса «Ярс». Впрочем, на данный момент такая информация уже не имеет особого значения. Разработка нового БЖРК была приостановлена в пользу проектов с более высоким приоритетом. В силу различных факторов будущее ракет «Ярс» в контексте ракетных поездов стало туманным.

Вопрос целесообразности

Заявление Ю. Соломонова стало поводом для возобновления споров на тему необходимости БЖРК в арсеналах российских РВСН. Мнения по этому поводу высказываются на разных уровнях. Так, 5 декабря РИА Новости опубликовало заявления руководителя Центра международной безопасности ИМЭМО РАН академика Алексея Арбатова.

Академик видит в заявлениях Ю. Соломонова сигнал о возможном возобновлении разработки «Баргузина». В то же время, необходимость создания нового БЖРК остается под вопросом. А. Арбатов напомнил, что такая техника имеет как плюсы, так и минусы, и это нужно учитывать при принятии решений.

Положительной особенностью БЖРК академик назвал улучшенные возможности маскировки. Поезд с ракетами на борту почти не отличается от товарного состава. С другой стороны, поезд привязан к маршрутам патрулирования – «по железным дорогам видно, что куда пойдет». Пункты базирования поездов крайне уязвимы, и вывод комплексов из-под удара может быть связан с трудностями. Также не исключается возможность диверсии на таких объектах.

В контексте мобильности, как считает А. Арбатов, БЖРК уступают ПГРК на колесных шасси. Последние не нуждаются в железных дорогах или мостах. Их маршруты патрулирования практически непредсказуемы.

Также академик обратил внимание на вопрос экономической целесообразности. Унифицированный РС-24 «Ярс» имеет три варианта базирования – но хватит ли денег для реализации всех этих возможностей?

В контексте разработки новых российских вооружений А. Арбатов обратил внимание на зарубежный опыт. Так, в составе СЯС США имеется только одна ракетная система наземного базирования, использующая ШПУ. Для ее замены создается другой схожий образец. Расширение номенклатуры ракетных комплексов, наблюдаемое у нас, в США не используется.

Не повод для споров

До 2017-18 гг., когда стало известно о приостановке работ по «Баргузину», тема создания нового БЖРК пользовалась особой популярностью и вокруг нее велись активные споры. Новости о заморозке проекта привели к сокращению подобной активности. Заявления Ю. Соломонова о существовании унифицированного «Ярса» и принципиальной возможности создания ракетного поезда вновь привели к известным результатам.

Тема обсуждается на всех уровнях, вплоть до генеральных конструкторов и академиков. Впрочем, такие обсуждения, по всей видимости, пока являются преждевременными. Военное и политическое руководство России еще два года назад распорядилось остановить работы по БЖРК «Баргузин» в пользу других проектов с более высоким приоритетом.

Первые сообщения о закрытии проекта «Баргузин» упоминали экономические причины такого решения. Позже появились подробности. Разработку БЖРК и нового ПГРК остановили с целью высвобождения ресурсов для создания комплекса «Авангард», имеющего особое значение для РВСН и для обороноспособности.

В дальнейшем о «Баргузине» все еще вспоминали, но теперь он не рассматривался в качестве реального комплекса, который можно будет принять на вооружение в ближайшие годы. Внимание РВСН и Минобороны в целом сосредоточено на других ракетных комплексах.

На фоне этого последние заявления Ю. Соломонова выглядят простой констатацией факта. Развивая существующий проект и линейку МБР в целом, МИТ разработал унифицированный вариант ракеты «Ярс» для применения на разных платформах. Шахтное и мобильное исполнение комплекса уже активно используется войсками, тогда как от железнодорожного отказались. Возможно, уже окончательно.

Каким мог быть комплекс

По известным данным, МИТ начал разработку БЖРК «Баргузин» в 2012 г. и продолжал до 2017-го. В дальнейшем официальные лица раскрывали некоторую информацию, но большая часть данных поступала из анонимных источников СМИ. Все это позволяло составить общую картину, но насколько реальной она получалась – неизвестно.

Предполагалось, что по общей архитектуре новый «Баргузин» будет похож на более старый комплекс «Молодец». Его могли выполнить в виде состава из нескольких вагонов с пусковыми установками, средствами обеспечения, командным пунктом, жилыми помещениями и т.д. Тактико-технические характеристики до определенного времени оставались неясными.

В 2014 г. российская пресса сообщила, что в составе «Баргузина» будет использоваться МБР типа «Ярс» или ее модификация. Это позволило сделать ряд важных выводов. В первую очередь, речь шла об унификации нескольких ракетных комплексов РВСН по ключевому элементу. К тому времени РС-24 уже стояли на дежурстве в ШПУ и на ПГРК. В перспективе их должны были дополнить МБР на поездах.

Длина ракеты «Ярс» не превышает 22-23 м, стартовая масса – менее 50 т. Современная ракета в два с лишним раза легче изделия РТ-23 УТТХ комплекса «Молодец», что давало серьезные преимущества. Пусковая установка под ракету с такими параметрами укладывается в ограничения подвижного состава. В частности, пропадает необходимость в создании специального вагона с увеличенным числом колесных пар. Также снижаются требования к пути, что увеличивает доступные районы патрулирования.

БЖРК на основе «Ярса» мог бы выгодно отличаться от «Молодца» более высокими эксплуатационными характеристиками и большей скрытностью. Такой комплекс мог бы стать хорошим и удобным дополнением для других средств РВСН.

Осенью 2016 г. сообщалось, что на полигоне Плесецк проведены бросковые испытания ракеты для БЖРК «Баргузин». В течение следующих месяцев новости такого рода не поступали, а в декабре 2017-го пресса сообщила о прекращении работ. Позже стали известны причины закрытия проекта.

Будущее без поездов

Общие планы Минобороны и командования РВСН по развитию стратегических вооружений хорошо известны. Основной МБР войск постепенно становится РС-24 «Ярс» в двух вариантах исполнения – для шахт и для подвижных грунтовых комплексов. В ближайшем будущем появится новая тяжелая ракета шахтного базирования РС-28 «Сармат». Наличие двух современных образцов позволит провести серьезную модернизацию РВСН и повысить их потенциал.

В существующих планах нет места для разработки и постановки на дежурство ракетных комплексов на базе поездов. Ранее такие системы считали необходимыми, что в свое время привело к запуску проекта «Баргузин». Позже от него отказались в пользу более актуальных разработок. Возвращаться к созданию БЖРК, насколько известно, не планируется.

Впрочем, по результатам незавершенных работ по теме «Баргузин» у МИТ и других предприятий появился некоторый опыт в создании современного БЖРК под ракету последней модели. При необходимости этот опыт может быть реализован в новом проекте, если командование решит возобновить работы.

Этот «Баргузин» легко дойдет до Вашингтона

Ассиметричный российский ответ на американскую программу «Быстрого глобального удара»

Генеральный конструктор Московского института теплотехники Юрий Соломонов сообщает о том, что бросковые испытания боевого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК) «Баргузин» предполагается провести в четвертом квартале этого года. По их результатам будет принято решение о переходе к этапу развертывания полномасштабных работ по комплексу, включая передачу технологии заводу-изготовителю. Поступление первых «Баргузинов» в части РВСН ожидается в 2019 или в 2020 году.

Создание этого уникального комплекса развивается стремительно. Решение о создании БЖРК было принято в 2012 году. И вот уже на подходе бросковые испытания, на которых проверяется способность всех систем комплекса осуществлять выпуск ракеты из транспортно-пускового контейнера. То есть осуществлять минометный старт при помощи твердотопливного ускорителя. Запуска маршевого двигателя ракеты при этом не происходит.

Читать еще:  Карабин мр-142 к: отзывы, цена, технические характеристики, обзор

Столь повышенная «производительность» конструкторов объясняется тем, что БЖРК «Баргузин» создается не с чистого листа. В середине 70-х годов в КБ «Южное» начались разработки БЖРК РТ-23 УТТХ «Молодец». В нем использовались твердотопливные МБР 15Ж61 с разделяющимися боеголовками. В 1989 году первый поезд, оснащенный тремя межконтинентальными баллистическими ракетами, заступил на боевое дежурство, то есть начал перемещаться по железнодорожной сети страны. В 1991 году количество таких составов было доведено до двенадцати.

БЖРК представлял собой состав, закамуфлированный под обычный гражданский технический поезд. Три вагона были замаскированы под купейные вагоны, 14 — под рефрижераторы. Имелась цистерна с ГСМ. А также три тепловоза, тащившие три ракеты по 100 тонн каждая. БЖРК мог автономно перемещаться по железнодорожным сетям 28 дней. В боевой расчет поезда входило более 70-и военнослужащих.

На запуск ракеты с момента получения приказа из Генштаба были отведены 3 минуты. Процедура осуществлялась следующим образом. Состав останавливался. Специальное устройство отводило в сторону и заземляло контактный провод. Пусковой контейнер занимал вертикальное положение. После чего осуществлялся минометный старт ракеты — с выключенным двигателем она «выпихивалась» газами из контейнера на 20 метров в высоту. Далее ракета уводилась в сторону от поезда с помощью порохового ускорителя. И уже после этого включался маршевый двигатель — во избежание повреждения факелом двигателя пусковой установки и железнодорожного пути.

Такое базирование имело ряд существенных преимуществ. Обеспечивалась повышенная скрытность местонахождения ракетного комплекса. Из скрытности проистекала надежность охраны стратегического оружия.

«Молодец» также имел громадную устойчивость к ударной волне, возникающей при ядерном взрыве. В 1991 году на полигоне Плесецк был проведен уникальный эксперимент по имитации ядерного взрыва. Неподалеку от ракетного поезда (точная дистанция не разглашается) была выложена пирамида высотой в 20 метров, образованная вывезенными из Восточной Германии противотанковыми минами. Мощность взрыва составила 1000 тонн тротила. Образовалась воронка диаметром 80 метров и глубиной 10 метров. Уровень акустического давления в обитаемых отсеках поезда достигал 150 дБ. Непосредственно после взрыва пусковая установка отработала штатным образом.

При создании железнодорожного комплекса конструкторам пришлось решать множество специфических задач, с которыми они не сталкивались при проектировании «стандартных» МБР. Одна из наиболее серьезных проблем заключалась в том, что при пуске ракеты даже минометного типа нагрузка на железнодорожное полотно достигает такого уровня, при котором могут деформироваться пути. Для предотвращения разрушения насыпи и шпал было использовано сложное демпфирование, в котором принимали участие соседние с пусковой установкой вагоны.

Вполне понятно, что все эти сложные технические моменты автоматом переносятся и на новый БЖРК «Баргузин». Именно поэтому его разработка ведется ускоренными темпами.

А «Молодцу» история отпустила короткий срок. И это было предопределено тем, что победившие в холодной войне США в 1991 году начали навязывать Кремлю свои правила игры — в одни ворота. При этом инициативы назывались «снижением мировой ядерной угрозы», а, по сути, были разоружением России. «Молодец» представлял для Америки одну из наиболее серьезных угроз. Поэтому Вашингтон в 1991 году настоял на том, чтобы лишь половина ракетных поездов одновременно находилась на маршрутах боевого дежурства. Вскоре и это право было урезано — поездам разрешили удаляться не далее чем на 20 км от мест их постоянного базирования.

В конце концов, по договору СНВ-2, подписанному в 1993 году, Россия была обязана уничтожить ракеты РТ-23 УТТХ. Как шахтного, так и железнодорожного базирования. Соответственно, были пущены «под нож» и сами уникальные поезда. 10 из них были утилизированы на Брянском ремонтном заводе. Два — переданы в музеи.

Он возвращается

Несмотря на то, что Госдеп беспрерывно повторяет, что Соединенные Штаты вынуждены наращивать мощь своей армии, дабы сдерживать «агрессивные устремления России», причинно-следственная связь тут абсолютно противоположная. Россия просто вынуждена отвечать на американские «инициативы». К которым относятся и выход из договора по ПРО, и развертывание системы противоракетной обороны в Европе, и придвижение войск НАТО к границам России.

Одна из таких «инициатив» — концепция «Быстрого глобального удара» (Prompt Global Strike, PGS). Она предполагает нанесение массированного глобального удара неядерными силами по любой стране в течение одного часа. Такой удар назван «разоружающим». Это типичный рейганизм, но якобы «с человеческим лицом». На самом деле «разоружение» — это разрушение не только военной структуры, но и промышленных, и административных центров. То есть в значительной степени это удар по гражданскому населению, что эквивалентно применению ядерного оружия. За примерами далеко ходить не надо. В частности, во время Второй мировой войны во время американских бомбардировок Токио было больше жертв, чем в Хиросиме и Нагасаки.

Так вот, БЖРК «Баргузин» — это ответ на PGS.

Головным разработчиком проекта является Московский институт теплотехники. Разумеется, «Баргузин» отличается от «Молодца». Иначе и быть не может, поскольку временное расстояние между двумя комплексами около 30 лет. За это время технологии ушли вперед.

При этом разработчики жестко ограничены требованиями железнодорожных стандартов. То есть они должны вписаться в типоразмеры современных подвижных составов, чтобы ракетный поезд по внешнему виду не отличался от обычного. Так, ракета с пусковым контейнером должна размещаться в стандартном рефрижераторном вагоне, который имеет длину 24 метра.

Разумеется, главный компонент БЖРК — ракета. В «Баргузине» будет использована трехступенчатая твердотопливная МБР РС-24 «Ярс», стоящая на вооружении РВСН с 2009 года.

На поверхностный взгляд — это шаг назад, в сторону ослабления боевой мощи комплекса. Поскольку суммарный ядерный заряд у РТ-23 УТТХ больше. Однако эффективность РС-24 существенно выше. Потому что ракета «Ярс» с большей вероятностью способна преодолевать ПРО противника. Это достигается целым комплексом мер. Ракета имеет короткую активную фазу полета, когда работает маршевый двигатель. Полет происходит по настильной траектории. Разделяющиеся боеголовки оснащены современными средствами радиоэлектронной борьбы, а также имеют повышенную защиту от электромагнитных воздействий. И точность наведения у «Ярса» выше.

ТТХ МБР комплексов «Молодец» и «Баргузин»
Дальность, км: 10100 — 11000
Количество ступеней: 3 — 3
Длина, м: 23,3 — 23
Диаметр, м: 2,4 — меньше 2
Масса, т: 104,5 — 49
Забрасываемая масса ГЧ, кг: 4050 — н/д
Количество БЧ — 10 — 4
Мощность одной БЧ, кт: 430 — 300
Круговое вероятное отклонение, м: 500 — н/д

Боевой железнодорожный ракетный комплекс «Баргузин»

БЖРК, или боевой железнодорожный ракетный комплекс «Баргузин» — это новое поколение поездов, вооруженных баллистическими ракетами. Разрабатывается в Российской Федерации. В 2020 году планируется принят на вооружение.

Что представляет собой ядерный поезд? Каким было первое поколение ракетных поездов СССР? Почему у США так и не получилось создать поезд-призрак? На эти и многие другие вопросы вы получите ответы в данной статье.

Что такое «БЖРК»?

БЖРК (или поезд-призрак) – боевой железнодорожный ракетный комплекс стратегического назначения. Комплекс располагается на базе железнодорожного состава, состоящего из тепловоза и грузовых вагонов. Снаружи ничем не отличается от обычных товарных поездов, которые тысячами курсируют по России. Однако, имеет совсем непростую начинку. Внутри размещаются межконтинентальные ракеты, командные пункты, технические системы обслуживания, технологические модули, обеспечивающие функционирование комплекса и жизнедеятельность личного состава. При этом поезд автономен.

БЖРК создавался в первую очередь как основная ударная мощь для нанесения ответного ядерного удара по потенциальному противнику, поэтому обладал качествами мобильность и живучесть. По замыслам командования должен был уцелеть после нанесения по нему удара межконтинентальной баллистической ракетой потенциальным противником.

БЖРК «Скальпель» — предыдущие поколение ядерных поездов

Впервые разработки ядерных поездов начали проводиться в 60-х годах двадцатого века. Работы велись в СССР и США примерно параллельно.

При чем идею создания, по легенде, подбросили, именно, американцы. После неудачных попыток Соединенных Штатов по созданию комплекса было решение пустить дезинформацию о том, что такие поезда активно создаются и скоро выйдут на рельсы. Цель ложной информации была одна — заставить Советский Союз вкладывать огромные средства в нереализуемую задумку. В итоге — результат превзошел все ожидания.

13 января 1969 года был подписан Приказ Главнокомандующего «О создании подвижного боевого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК) с ракетой РТ-23», во исполнение которого к 1980-м годам в СССР впервые в мире был запущен в производство и испытан в условиях, приближенных к боевым, ракетоносец на железнодорожной платформе, аналогов которому не было и нет во всем мире. Как говорили специалисты, на планете не существует более грозного и мобильного орудия, чем подвижный железнодорожный боевой состав с континентальной ракетой на борту.

Над созданием комплекса работал коллектив Российской Академии Наук во главе с братьями Алексеем и Владимиром Уткиными. В ходе создания перед конструкторами стояло несколько серьезных трудностей.

  • Во-первых, масса поезда — огромный вес мог деформировать железнодорожное полотно. Вес самой маленькой МБР (Межконтинентальная баллистическая ракета) составлял 100 тонн.
  • Во-вторых, прямое пламя при запуске ракеты расплавляло поезд и рельсы, на которых он стоял.
  • В-третьих, контактная сеть над вагоном, естественно, была препятствием для запуска ракеты. И это далеко не весь список проблем, с которыми столкнулись советские специалисты.
Читать еще:  Предок патрона для «токарева» . 7,63х25 mm Mauser

В БЖРК были использованы ракеты РТ-23У (по классификации НАТО СС-24 «Скальпель»). Для состава были изготовлены специальные ракеты, обладающие выдвижными соплом и обтекателем. Одна ракета несет разделяющуюся головную часть типа «MIRV» с 10 боеголовками мощностью 500 килотонн каждая.

Для распределения нагрузки на пути было принято оригинальное решение. Три вагона были соединены жесткой сцепкой, что обеспечило распределение веса ракеты на более длинный участок железнодорожного полотна. В боевом состоянии выдвигались специальные гидравлические лапы.

Для отведения контактной подвески сети, мешающей запуску было придумано специальное устройство, которое аккуратно убирало провода из зоны работы комплекса. Сеть перед запуском обесточивалась.

Для запуска ракеты было придумано также гениальное решение — минометный пуск. Пороховой заряд выбрасывал ракету на 20 метров над землей, после этого еще один заряд корректировал наклон сопла ракеты в сторону от поезда и уже после этого включался двигатель первой ступени. Таким образом столб пламени огромной температуры не наносил повреждений вагонам и путям, а был направлен в нужную сторону.

Автономность ракетного поезда составляла более 20 суток.

20 октября 1987 года, после проведенных на Семипалатинском полигоне испытаний, ракетный полк РТ-23УТТХ «Молодец» заступил на боевое дежурство. А уже к 1989 году на территории СССР были развернуты 3 дивизии БЖРК, рассредоточенные на расстоянии многих тысяч километров: в Костромской области, в Пермском и Красноярском краях.

Устройство БЖРК включает в себя железнодорожные модули различных назначений, а именно: 3 пусковых модуля МБР РТ-23УТТХ, 7 вагонов в составе командного модуля, модуль с запасами ГСМ в железнодорожной цистерне и 2 тепловоза модификации ДМ-62. Работа над усовершенствованием оборудования не прекращалась и после поступления в войска, и его боевой потенциал неуклонно рос.

БЖРК «Молодец» были кошмаром для американцев. На отслеживание поездов-призраков выделялись огромные средства. Спутники-разведчики искали 12 поездов-призраков по всей стране и никак не могли отличить боевой комплекс от состава с рефрижераторами (вагонами-холодильниками), везущими продукты питания.

После развала Советского Союза, уже в России все изменилось. 3 января 1993 года в Москве подписывается договор СНВ-2, согласно которому РФ должна уничтожить часть своего ракетного потенциала, в том числе и ракеты РТ-23У, поэтому к 2005 году, по официально версии, все БЖРК снимаются с боевого дежурства и уничтожаются, а несколько уцелевших отправляются на хранение для дальнейшей утилизации.

Комплекс официально стоял на боевом дежурстве в Советском Союзе в течение примерно 20 лет, до 2005 года.

Попытки США создать поезд-призрак

США также предпринимали попытки по созданию ракетных комплексов на железнодорожной платформе. Начало их разработок пришлось на 1960-е годы, так как примерно в это же время ученые Пентагона впервые создали баллистическую ракету «Минитмен» на твердом топливе, которая по своим техническим параметрам могла запускаться с малых площадок и в условиях железнодорожной тряски. Разработке дали название «Minitman Rail Garrison».

Изначально планировалось, что поезд-призрак начиненный ракетами будет курсировать по заранее определенным позициям, для чего на указанных местах дислокации будет проводиться работа по созданию условий с целью упрощения запуска и подстройки навигационной системы ракеты под указанные точки запуска.

Первые мобильные ракеты «Минитмен» на железнодорожной платформе должны были поступить в армию США уже к середине 1962 года. Но американская администрация не выделила необходимой суммы для подготовки инфраструктуры и запуска производства прототипов, а программа была отброшена в долгий ящик. И созданные транспортировочные вагоны использовались для доставки «Minitman» в место боевой дислокации – пусковые шахты.

Однако после успехов Советского Союза в разработке аналогичных проектов, США вспомнили о пылившейся с 60-х годов технологии и в 1986 году создали новый проект с использованием старых наработок. Для прототипа была выбрана уже существующая тогда ракета LGM-118A «Peacekeeper». Планировалось, что ее тягу будут обеспечивать четырехосные тепловозы, а каждый состав будет обеспечен двумя вагонами охраны. 2 вагона будет выделяться на пусковую установку с уже заряженной ракетой в пусковом контейнере, в еще одном будет расположен пункт управления, и остальные вагоны займут топливо и детали для проведения текущего ремонта.

Но «Peacekeeper Rail Garrison» так и не суждено было встать на рельсы. После официального окончания Холодной войны власти США отказались от разработок ракетных комплексов на железнодорожной платформе и перенаправили денежные потоки на другие проекты военной индустрии.

В США ракетный комплекс железнодорожного базирования так и не был введен в эксплуатацию – его история закончилась после неудачных испытаний в 1989 году.

Новый железнодорожный ракетный комплекс РФ

В настоящее время по разным причинам на вооружении ни одной из армий мира не стоят железнодорожные пусковые установки. Российская Федерация единственная, кто с 2012 года ведет работы по созданию указанного вида вооружения, и к настоящему времени разработала предварительные проекты железнодорожной пусковой установки, отвечающей всем современным требованиям, предъявляемым к стратегическому вооружению.

Известно, что проектное название нового БЖРК — «Баргузин». Проектная документация свидетельствует о том, что «Баргузин» будет собран из двух основных частей: железнодорожной пусковой установки и боевой ракеты.

Железнодорожная пусковая установка будет располагаться на железнодорожной платформе, к которой присоединена специальная балка с подъемной стрелой и механизмом управления. На железнодорожную стрелу крепится подъемная рама с возможностью продольного перемещения. ТПК (торпедный корпусный перфоратор) с ракетой будет держаться за счет опор, которые крепятся на опорных плитах и снабжены поворотными тягами.

Ракета приводится на старт из ТПК, команды на который подаются из специального вагона в составе БЖРК с выведенными к нему системами управления. При пуске ракеты крыша вагона раскрывается (откидывается), за счет чего образуется необходимое для производства запуска расстояние.

Боевой железнодорожный ракетный комплекс от «Молодца» до «Баргузина»

Данная статья составляет золотой фонд нашего сайта. Она пользуется неизменно высокой популярностью у посетителей из всех когда-либо опубликованных у нас статей.

История создания

Эта история относится к далеким 60-м годам. В этот период, две могущественные враждебные друг другу державы, США и СССР загоняли друг друга в пучину гонки вооружения. Американцы пытались, нарушив паритет, создать оружие, способное поставить СССР на колени. Советское руководства не желало с этим мирится и задумывалось над тем, как этого можно избежать и гарантировать своей стране возможность гарантированного ракетного удара ядерным арсеналом по стране потенциального врага.

Первый и самый очевидный вариант обеспечения ответного удара был связан с усилением защищенности ядерных пусковых установок, что обеспечивало возможность нанести ответный удар, в случае ядерной атаки агрессивного блока НАТО, как тогда его называли (и, надо признать, это было наиболее точное его описание, содержащее суть этой организации).

Но, вскоре стало ясно, что координаты наших пусковых установок хорошо известны Соединенным штатам. В 1961 году СССР в своем сообщении потрясло весь мир о том, что на Новой Земле было произведено испытание нового супероружия Водородная бомба, мощность 50 миллионов тонн тратила. Советское руководство прекрасно понимало, что подобное супероружие вскоре появится и в США. Один удар подобной бомбы в месте расположения пусковых шахт РВСН (Ракетные Войска Стратегического Назначения), не оставляло не единого шанса на ответный удар.

Кроме того, у Соединенных Штатов было на вооружении ракеты типа «Трайдент-2», способные глубоко проникнуть в грунт и разрушить инфраструктуру заземленного ракетного комплекса. А, размещенные в Европе ракетные комплексы, оснащенные ракетами «Першинг-2», при запуске, долетали до нас за 6-8 минут. Этого времени хватало, чтобы развернуть пусковую установку и открыть люк шахты. Но, не более того.

Таким образом, Советский Союз был лишен возможности нанести гарантированный ответный ракетно-ядерный удар по странам агрессоров. Всем стало ясно, что паритет нужно восстановить и, как можно скорее. Но, если нельзя надежно укрыть пусковые установки, то можно их сделать не уловимыми. Так родилась идея сделать их мобильными.

13 января 1969 года был подписан приказ «О создании подвижного боевого железнодорожного ракетного комплекса (БЖРК) с ракетой РТ-23». Головным разработчиком было назначено конструкторское бюро «Южное». По замыслу разработчиков, БЖРК должен был составлять основу группировки ответного удара, поскольку обладал повышенной живучестью и с большой вероятностью мог уцелеть после нанесения противником первого удара.

Надо отметить, что данный комплекс был составляющим звеном гарантированного ответного удара Советского Союза, на ряду с мобильным ракетным комплексом 15П696 с ракетой РТ-15, он же объект 815 от 1965 года. И, БРПЛ «Р-11ФМ» созданная на базе наземной, оперативно-тактической ракеты «Р-11».

Читать еще:  Eurofighter typhoon: европейский истребитель четвертого поколения

Так дали жизнь одной из могущественный и неуловимых военных ядерных пусковых установок на ЖД-платформе.

Его создали коллективы, руководимые братьями академиком РАН Владимиром Федоровичем Уткиным и академиком РАН Алексеем Федоровичем Уткиным.

В Кремле понимали: нужны принципиально новые технические решении. В 1979 году министр общего машиностроения СССР Сергей Александрович Афанасьев поставил перед конструкторами Уткиными фантастическую задачу. Вот что сказал незадолго до смерти Владимир Федорович Уткин: «Задача, которую поставило перед нами советское правительство, поражала своей грандиозностью. В отечественной и мировой практике никто никогда не сталкивался с таким количеством проблем. Мы должны были разместить межконтинентальную баллистическую ракету в железнодорожном вагоне, а ведь ракета с пусковой установкой весит более 150 тонн. Как это сделать? Ведь железнодорожный состав с таким огромным грузом должен ходить по общегосударственным путям Министерства путей сообщения. Как вообще перевозить стратегическую ракету с ядерной боеголовкой, как обеспечить абсолютную безопасность в пути, ведь нам была задана расчетная скорость состава до 120 км/ч. Выдержат ли мосты, не разрушится ли полотно, да и сам старт, как передать нагрузку на железнодорожное полотно при старте ракеты, устоит ли поезд на рельсах во время старта, как максимально быстро после остановки поезда поднять ракету в вертикальное положение?»

Да, вопросов было много, но решать их было необходимо. Алексей Уткин взял на себя стартовый поезд, а старший Уткин – саму ракету и ракетный комплекс в целом. Возвращаясь в Днепропетровск, он мучительно думал: «А выполнима ли эта задача? Вес до 150 тонн, почти мгновенный запуск, 10 ядерных зарядов в головной части, система преодоления противоракетной обороны, как вписаться габариты обычного вагона, а в каждом поезде три ракеты?!» Но как часто бывает, сложные задачи всегда находят гениальных исполнителей. Так в конце 70-х Владимир и Алексей Уткины оказались в самом эпицентре «холодной войны», и не просто оказались, а стали ее главнокомандующими. В Днепропетровске, в КБ «Южное» Владимир Уткин заставил себя забыть о сомнениях: такую ракету можно и нужно построить!

Устройство БЖРК «Молодец»

В состав БЖРК входят: три тепловоза ДМ62, командный пункт в составе 7 вагонов, вагон-цистерна с запасами горюче-смазочных материалов и три пусковые установки (ПУ) с ракетами. Подвижной состав для БЖРК собирался на Калининском вагоностроительном заводе.

БЖРК выглядит как обычный состав из рефрижераторных, почтово-багажных и пассажирских вагонов. Четырнадцать вагонов имеют по восемь колёсных пар, а три — по четыре. Три вагона имеют маскировку под вагоны пассажирского парка, остальные, восьмиосные — «рефрижераторы». Благодаря имеющимся запасам на борту комплекс мог работать автономно до 28 суток.

Вагон-пусковая установка оборудован открывающейся крышей и устройством для отвода контактной сети. Вес ракеты составлял около 104 тонн, с пусковым контейнером — 126 т. Дальность стрельбы — 10100 км, длина ракеты — 23,0 м, длина пускового контейнера — 21 м, максимальный диаметр корпуса ракеты — 2,4 м. Для решения проблемы перегруза пускового вагона использованы специальные разгрузочные устройства, перераспределяющие часть веса на соседние вагоны.

Ракета имеет оригинальный раскладной обтекатель головной части. Такое решение применено для уменьшения длины ракеты и её размещения в вагоне. Длина ракеты составляет 22,6 метра.

Пуск ракет мог осуществляться из любой точки маршрута. Алгоритм запуска следующий: состав останавливается, специальное устройство отводит в сторону и закорачивает на землю контактную сеть, пусковой контейнер принимает вертикальное положение. После этого может быть осуществлён миномётный старт ракеты. Уже в воздухе ракета отклоняется с помощью порохового ускорителя и только после этого запускается маршевый двигатель. Отклонение ракеты позволяло отвести струю маршевого двигателя от пускового комплекса и железнодорожного пути, избежав их повреждений. Время на все эти операции от получения команды из Генштаба до пуска ракеты составляло до трёх минут.

Себестоимость одной ракеты РТ-23 УТТХ «Молодец» в ценах 1985 года составляла около 22 млн руб. Всего на Павлоградском механическом заводе было произведено около 100 изделий.

На вооружение комплекс был принят 28 ноября 1989 года. Всего было развёрнуто 56 ракет этого типа в позиционных районах на территории УССР и РСФСР. Однако в связи с изменением оборонной доктрины СССР и политико-экономическими трудностями дальнейшее развёртывание ракет было прекращено. После развала СССР ракеты, находившиеся на территории Украины, были сняты с боевого дежурства и утилизированы (в том числе задел из не менее 8 ракет) в период 1993—2002 годов. Пусковые установки были взорваны. В России ракеты были сняты с дежурства и отправлены на утилизацию по истечении гарантийного срока хранения в 2001 году. Пусковые установки были модернизированы для применения ракет РТ-2ПМ2 «Тополь-М».

Ракета 15Ж61 выставлена в филиале Центрального музея РВСН в Учебном центре Военной академии РВСН им. Петра Великого в Балабаново Калужской области.

Новый поезд-«призрак»

Российское военно-политическое руководство тоже не осталось равнодушным к идее ракетного поезда. Обсуждать вопрос о необходимости создания на замену утилизированному и отправленному в музеи «Молодцу» стали едва ли не с того дня, как последний БЖРК сняли с боевого дежурства.

Разработка нового комплекса, получившего название «Баргузин», была начата в России в 2012 году, хотя еще в июне 2010 года был обнародован патент, выданный ФГУП «Центральное конструкторское бюро «Титан» на изобретение, обозначенное как «Пусковая установка для транспортирования и пуска ракеты из размещенного в железнодорожном вагоне или на платформе транспортно-пускового контейнера». Головным исполнителем нового БЖРК стал Московский институт теплотехники – создатель «Тополя», «Ярса» и «Булавы».

В декабре 2015 года командующий РВСН генерал-полковник Сергей Каракаев сообщил, что «в настоящее время завершено эскизное проектирование, ведется разработка рабочей конструкторской документации на агрегаты и системы комплекса». «Безусловно, при возрождении БЖРК будут учитываться все новейшие разработки в области боевой ракетной тематики, – подчеркивал Сергей Каракаев. – Комплекс «Баргузин» будет значительно превосходить своего предшественника по точности, дальности полета ракеты и другим характеристикам, что позволит на долгие годы, как минимум до 2040 года, данному комплексу находиться в боевом составе РВСН».

«Таким образом, в РВСН будет воссоздана группировка на основе ракетных комплексов трех видов базирования: шахтного, подвижного грунтового и железнодорожного, которая в советские годы доказала свою высокую эффективность», – цитировало тогда командующего РВСН агентство «Интерфакс».

В ноябре следующего, 2016-го года успешно прошли первые бросковые испытания МБР для перспективного ракетного поезда. «Первые бросковые испытания состоялись на космодроме Плесецк две недели назад. Они признаны полностью успешными, что открывает путь для начала летно-конструкторских испытаний», – цитировало слова собеседника агентство Интерфакс. Представители Минобороны и оборонно-промышленного комплекса РФ были настроены весьма оптимистично, сообщали, что на 2017 год запланированы доклад президенту РФ Владимиру Путину о перспективах развертывания комплекса «Баргузин» и начало летно-конструкторских испытаний ракеты, предназначенной для него.

Миф или реальность?

Не так давно появилась информация о приостановке дальнейших испытаний БЖРК «Баргузин». В чем же дело? В банальной нехватке средств или в чем-то еще? Давайте разберемся.

Изначально, при создании «Молодца» ставка делалась на неуловимость и повышенную живучесть объекта. По замыслу, он должен быть не отличим от составов общехозяйственного назначения. Но, так ли он был не заметен? Стоящий на запасных путях состав БЖРК, мог не отличить от общехозяйственных составов разве только обыватель. Любой специалист мог легко установить его принадлежность к РВСН. Это и повышенное количество колесных пар, и строенный локомотив, применяемый только в горной местности или при транспортировке БЖРК. В общем, отличий было достаточно, и любой специалист мог их легко заметить.

Новый «Баргузин», несмотря на его максимальную замаскированность, тоже имел свои отличительные черты. Поэтому, говорить о неуловимости этих составов очень сложно. В данный момент, появилась информация о новейших разработках ВПК, способных преодолевать ПВО и ПРО противника и, гарантировать доставку боевой части к месту назначения. А их скорость не дает противнику шансов на их перехват. Современная военная доктрина России базируется на качественно иных принципах. Подобные разработки, превосходящие по скорости ракеты-перехватчик ПВО и ПРО противника и их относительная независимость при преодолении ПВО и ПРО, дает качественно новые возможности не только для нанесения ответного удара, но и для перманентного подавления возможности первичного удара потенциального врага.

Может в будущем Российские ВПК еще вернуться к этому вопросу, имея за плечами массу современнейших военных разработок. И, вопрос о возрождении проекта «Баргузин» будет решен на качественно ином научно техническом уровне.

В данный момент, современные военные разработки способны охладить даже самые горячие головы агрессивного блока НАТО. Им придется много раз подумать прежде чем ввязаться в новую военную авантюру против нашей страны. Современные военные разработки России, способны нивелировать любую агрессию против нашей страны и гарантирую наш спокойный и сладкий сон.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector