0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Битва за москву: провал гитлеровского блицкрига

Битва за Москву: провал гитлеровского блицкрига , разгром немецкой армии под Москвой

Статья укорочена! полная версия на видео в 24 минуты ! ниже.

В 1939-1941 годах Третьему Рейху удалось овладеть обширными территориями. Немецкой армии, или вермахту, удалось покорить около половины европейских держав, а другую половину – сделать своими союзниками и сателлитами. Кампании этих двух лет были молниеносными, а мощь германского оружия – впечатляющей. Однако победоносное шествие вермахта продолжалось недолго и после поражений 1942-1943 годов практически сошло на нет. Первым крупным поражением гитлеровской армии стала битва под Москвой.

22 июня 1941 года немецкие войска вторглись в Советский Союз. С первых же дней чётко обозначилось германское оперативное превосходство. Создавая на отдельных участках численное превосходство в силах, вермахту уже в первые недели удалось нанести серьёзное поражение армии, примерно равной по численности ему. Также советскому руководству, ввиду катастрофы июня 1941-го, не удалось реализовать и свой технический перевес.

В конце июня – начале июля 1941 года Западный фронт Красной Армии был почти полностью разгромлен. По сути в это время дорога на Москву для вермахта была открыта, но большое расстояние до советской столицы делало её взятие летом 41-го невозможным. Однако ситуация оставалась тяжёлой.
Продвижение немецких войск было настолько быстрым, что уже десятым числам июля им удалось подойти к Смоленску. Таким образом, примерно 700 километров из 1000 от границы до Москвы было уже преодолено. Но в то же время и вермахт, пройдя столь огромное расстояние за сравнительно короткое время, несколько выдохся. 2-я немецкая танковая группа под командованием генерала Гудериана, прорвавшись за Днепр, серьёзно оторвалась от основных сил и была вынуждена остановить наступление.

Моя колоризация

О попытках переписать историю

Что говорили немецкие военачальники о советских танках

К началу кампании против Советского Союза немецкие военные имели смутные представления о советских бронетанковых войсках. В высших кругах Третьего рейха считалось, что немецкие танки в качественном отношении стоят выше советских. Гейнц Вильгельм Гудериан в своих «Воспоминаниях» писал: «К началу войны против России мы думали, что можем рассчитывать на техническое превосходство наших танков над известными нам в то время типами русских танков, что могло бы до некоторой степени сократить известное нам значительное численное превосходство русских».

Другой известный немецкий танкист Герман Гот так оценивал советские бронетанковые силы перед началом Великой Отечественной войны: «Русские бронетанковые войска были сведены в механизированные бригады и несколько танковых дивизий. Танковых корпусов еще не было. Только некоторым стрелковым дивизиям были приданы устаревшие танки. Отсюда вывод, что Россия еще не усвоила опыта оперативного использования крупных танковых соединений. Превосходила ли наша танковая пушка по пробивной способности и дальности стрельбы орудия русских танков — на этот вопрос нельзя было ответить определенно, но мы на это надеялись»

И все-таки одно обстоятельство заставило немцев задуматься о том, что РККА может обладать более совершенными конструкциями танков, чем образцы, находящиеся на вооружении вермахта. Дело в том, что весной 1941 года Гитлер разрешил советской военной комиссии осмотреть немецкие танковые училища и танковые заводы, приказав все показать русским. Известно, что, осматривая немецкий танк Т-IV, наши спецы упорно не хотели верить, что у немцев нет более тяжелых танков. Настойчивость комиссии была столь велика, что немцы серьезно задумались и пришли к выводу о наличии у СССР более тяжелых и совершенных танков. Однако эйфория от легких побед в Польше и на Западе заглушила одиночные голоса некоторых специалистов, указывавших на то, что боевой потенциал Советской армии, в том числе и ее бронетанковых войск, сильно недооценен.

Танки Гудериана впервые столкнулись с Т-34 2 июля 1941 года. В своих «Воспоминаниях» генерал писал: «18-я танковая дивизия получила полное представление о силе русских, ибо они впервые применили свои танки Т-34, против которых наши пушки в то время были слишком слабы». Впрочем, тогда Т-34 и КВ применялись большей частью разрозненно, без поддержки пехоты и авиации, поэтому их отдельные успехи терялись на общем фоне печального положения советских войск в первые месяцы войны.

Т-34 и КВ начали массово использоваться лишь в начале октября 1941 года в битве за Москву. 6 октября бронетанковая бригада Катукова, оснащенная Т-34 и КВ, нанесла удар по 4-й немецкой танковой дивизии, входившей в состав 2-й танковой армии Гудериана, заставив ее пережить «несколько скверных часов» и причинив ей «чувствительные потери». Не развивая первоначального успеха, Катуков отступил, благоразумно решив, что сохранение бригады важнее, чем ее героическая гибель в борьбе против целой танковой армии противника. Гудериан так описал это событие: «Впервые проявилось в резкой форме превосходство русских танков Т-34. Дивизия понесла значительные потери. Намеченное быстрое наступление на Тулу пришлось отложить». Следующее упоминание о Т-34 Гудериан делает уже через два дня. Его строки полны пессимизма: «Особенно неутешительными были полученные нами донесения о действиях русских танков, а главное, об их новой тактике. Наши противотанковые средства того времени могли успешно действовать против танков Т-34 только при особо благоприятных условиях. Например, наш танк Т-IV со своей короткоствольной 75-мм пушкой имел возможность уничтожить танк Т-34 с тыльной стороны, поражая его мотор через жалюзи. Для этого требовалось большое искусство».

Другой довольно известный немецкий танкист Отто Кариус в своей монографии «Тигры в грязи. Воспоминания немецкого танкиста» также не скупился на комплименты Т-34: «Еще одно событие ударило по нам, как тонна кирпичей: впервые появились русские танки Т-34! Изумление было полным. Как могло получиться, что там, наверху, не знали о существовании этого превосходного танка? Т-34 с его хорошей броней, идеальной формой и великолепным 76,2-мм длинноствольным орудием всех приводил в трепет, и его побаивались все немецкие танки вплоть до конца войны. Что нам было делать с этими чудовищами, во множестве брошенными против нас? В то время 37-мм пушка все еще была нашим сильнейшим противотанковым оружием. Если повезет, мы могли попасть в погон башни Т-34 и заклинить его. Если еще больше повезет, танк после этого не сможет эффективно действовать в бою. Конечно, не очень-то обнадеживающая ситуация! Единственный выход оставляло 88-мм зенитное орудие. С его помощью можно было эффективно действовать даже против этого нового русского танка. Поэтому мы стали с высочайшим уважением относиться к зенитчикам, которым до этого от нас доставались лишь снисходительные улыбки».

Еще более выразительно описывает преимущество Т-34 над немецкими танками инженер и генерал-лейтенант Эрих Шнейдер в своей статье «Техника и развитие оружия в войне»: «Танк Т-34 произвел сенсацию. Этот 26-тонный танк был вооружен 76,2-мм пушкой, снаряды которой пробивали броню немецких танков с 1,5−2 тысяч метров, тогда как немецкие танки могли поражать русские с расстояния не более 500 м, да и то лишь в том случае, если снаряды попадали в бортовую и кормовую части танка Т-34. Толщина лобовой брони немецких танков равнялась 40 мм, бортовой — 14 мм. Русский танк Т-34 нес лобовую броню 70 мм и бортовую 45 мм, причем эффективность прямых попаданий в него снижалась еще за счет сильного наклона его броневых плит».

Не укрылись от немцев и некоторые недостатки знаменитого советского танка: «И все же новый русский танк имел один крупный недостаток, — писал Шнейдер. — Его экипаж был крайне стеснен внутри танка и имел плохой обзор, особенно сбоку и сзади. Эта слабость была вскоре обнаружена при осмотре первых подбитых в бою танков и быстро учтена в тактике наших танковых войск». Приходится признать, что в определенной мере немцы оказались правы. Чтобы достичь высоких тактико-технических показателей Т-34, приходилось чем-то жертвовать. Действительно, башня Т-34 была тесной и некомфортной. Однако теснота внутри танка окупалась его боевыми качествами, а значит, и спасенными жизнями членов его экипажа.

О том, какое впечатление на немецкую пехоту произвел Т-34, свидетельствуют следующие слова генерала Гюнтера Блюментрита: «…И вдруг на нас обрушилась новая, не менее неприятная неожиданность. Во время сражения за Вязьму появились первые русские танки Т-34. В 1941 году эти танки были самыми мощными из всех существовавших тогда танков. С ними могли бороться только танки и артиллерия. 37- и 50-мм противотанковые орудия, которые тогда состояли на вооружении нашей пехоты, были беспомощны против танков Т-34. Эти орудия могли поражать лишь русские танки старых образцов. Таким образом, пехотные дивизии были поставлены перед серьезной проблемой. В результате появления у русских этого нового танка пехотинцы оказались совершенно беззащитными». Эти слова он подтверждает конкретным примером: «В районе Вереи танки Т-34 как ни в чем не бывало прошли через боевые порядки 7-й пехотной дивизии, достигли артиллерийских позиций и буквально раздавили находившиеся там орудия. Понятно, какое влияние оказал этот факт на моральное состояние пехотинцев. Началась так называемая танкобоязнь».

О советских тяжелых танках КВ, ИС немецкие генералы и офицеры писали гораздо меньше, чем о Т-34. Вероятно, это было связано с тем, что их выпущено было куда меньше, чем «тридцатьчетверок».

1-я танковая дивизия, входившая в группу армий «Север», столкнулась с КВ через три дня после начала войны. Вот что говорится в журнале боевых действий этой дивизии: «Наши танковые роты открыли огонь с расстояния в 700 м, но он оказался неэффективным. Мы сблизились с противником, который со своей стороны невозмутимо двигался прямо на нас. Вскоре нас разделяло расстояние в 50−100 м. Началась фантастическая артиллерийская дуэль, в которой немецкие танки не могли добиться никакого видимого успеха. Русские танки продолжали наступать, и все наши бронебойные снаряды просто отскакивали от их брони. Возникла опасная ситуация прорыва советских танков через боевые порядки нашего танкового полка к позициям немецкой пехоты в тыл наших войск… В ходе сражения нам удалось повредить несколько советских танков, используя специальные противотанковые снаряды с расстояния от 30 до 50 м».

Читать еще:  B-52: самолёт boeing stratofortress, стратегический бомбардировщик б-52, технические характеристики (ттх)

На начальном этапе войны средний танк PzKpfw IV (или просто Pz Iv) оставался самым тяжелым немецким танком. Его 75-мм пушка с длиной ствола в 24 калибра имела низкую начальную скорость снаряда и, соответственно, меньшую пробиваемость брони, чем пушка аналогичного калибра, установленная на Т-34.

Франц Гальдер в своем «военном дневнике» от 25 июня 1941 года сделал любопытную запись: «Получены некоторые данные о новом типе русского тяжелого танка: вес — 52 т, лобовая броня — 37 см (?), бортовая броня — 8 см. Вооружение — 152-мм пушка и три пулемета. Экипаж — пять человек. Скорость движения — 30 км/ч. Радиус действия — 100 км. Бронепробиваемость — 50 мм, противотанковая пушка пробивает броню только под орудийной башней. 88-мм зенитная пушка, видимо, пробивает также бортовую броню (точно еще неизвестно). Получены сведения о появлении еще одного нового танка, вооруженного 75-мм пушкой и тремя пулеметами». Так немцам представлялись наши тяжелые танки КВ-1 и КВ-2. Явно завышенные данные по бронированию танков КВ в немецких источниках свидетельствуют о том, что немецкие противотанковые пушки оказались бессильными против них и не справились со своей основной обязанностью. Вместе с тем, в записи от 1 июля 1941 года Франц Гальдер отметил, что «во время боев последних дней на стороне русских участвовали, наряду с новейшими, машины совершенно устаревших типов». Какие именно типы советских танков имелись в виду, к сожалению, автор не пояснял.

Позднее Гальдер, описывая средства борьбы против наших КВ, писал следующее: «Большинство самых тяжелых танков противника было подбито 105-мм пушками, меньше подбито 88-мм зенитными пушками. Имеется также случай, когда легкая полевая гаубица подбила бронебойной гранатой 50-тонный танк противника с дистанции 40 м». Любопытно, что ни 37-мм, ни 50-мм противотанковые немецкие пушки вообще не упоминаются как средство борьбы против КВ. Отсюда следует вывод, что они оказались беспомощны против советских тяжелых танков, за что немецкие солдаты прозвали свои противотанковые пушки «армейскими хлопушками»!

Гейнц Вильгельм Гудериан — знаменитый танковый полководец вермахта и военный теоретик — был весьма впечатлен боевыми качествами советских танков. Видя недостатки немецкой техники, он плотно курировал промышленность и самолично вносил изменения в конструкцию танков.

Появление осенью-зимой 1942−1943 годов на советско-германском фронте первых новых немецких тяжелых танков «Тигр» заставило советских конструкторов спешно начать работу по созданию новых типов тяжелых танков с более мощным артиллерийским вооружением. В результате спешно началась разработка танков, получивших название ИС. Тяжелый танк ИС-1 с 85-мм пушкой Д-5Т (он же ИС-85, или «Объект 237») был создан летом 1943 года. Но вскоре стало ясно, что для тяжелого танка эта пушка недостаточно сильна. В октябре 1943 года была осуществлена проработка варианта танка ИС с более мощной танковой пушкой Д-25 калибра 122 мм. Танк был отправлен на испытательный полигон под Москвой, где из его пушки с расстояния 1500 м был произведен обстрел немецкого танка «Пантера». Первый же снаряд пробил лобовую броню «Пантеры» и, не утратив своей энергии, прошил все внутренности, ударил в кормовой лист корпуса, оторвал его и отбросил на несколько метров. В результате под маркой ИС-2 в октябре 1943 года танк был принят в серийное производство, которое развернулось в начале 1944 года.

Танки ИС-2 поступали на вооружение отдельных тяжелых танковых полков. В начале 1945 года были сформированы несколько отдельных гвардейских тяжелых танковых бригад, включавших по три тяжелых танковых полка каждая. Части, вооруженные боевыми машинами ИС, получали гвардейское звание сразу при формировании.

В сравнительном анализе боевых качеств «Тигра» и ИС-2 мнения немецких военных разделились. Одни (например, генерал Фридрих Вильгельм фон Меллентин) называли «Тигры» самыми лучшими танками Второй мировой, другие считали советский тяжелый танк по крайней мере равным «Тигру». Ко второй группе немецких военных относился и Отто Кариус, который командовал ротой «Тигров» на Восточном фронте. В своих воспоминаниях он отмечал: «Танк «Иосиф Сталин», с которым мы познакомились в 1944 году, как минимум был равен «Тигру». Он значительно выигрывал с точки зрения формы (так же как и Т-34)».

Провалившийся блицкриг

Когда в 1941 году отборные немецкие дивизии вторглись в Советский Союз, победа гитлеровских нацистов казалась неизбежной. На подступах к Москве немецкие войска были остановлены. Так был развеян миф о непобедимости Третьего рейха.

В августе 1939 года Германия завершила под-готовку войны в Европе. Не желая воевать на два фронта, Гитлер предложил Сталину подписать договор о ненападении, который обещал Советскому Союзу не только мир, но и расширение границ за счет присоединения Эстонии, Латвии, Правобережной Польши и Молдавии (позднее и Литвы). До этого СССР вел переговоры с Англией и Францией о создании антигитлеровской коалиции. Внезапно эти переговоры были прерваны, а 23 августа 1939 года в Москву прибыл министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп. В этот же день был подписан Договор о ненападении. Через девять дней, 1 сентября, немцы вторглись в Польшу. Так началась Вторая мировая война. 17 октября Красная Армия перешла границу и заняла Правобережную Польшу. В сентябре — октябре Советский Союз заключил с Литвой, Латвией и Эстонией «договоры о взаимопомощи». В Прибалтику вошли части Красной Армии. В ходе войны в Западной Европе весной и летом 1940 года немцы захватили Данию, Норвегию, Нидерланды и большую часть Бельгии и Франции. В этих условиях советское руководство стремилось не дать Германии ни малейшего повода к началу военных действий: СССР даже продолжал поставки в Германию зерна и таких важнейших видов сырья, как нефть и железная руда. Завоевав Францию и все крепче держа в руках почти всю Европу, Гитлер натолкнулся на сопротивление Великобритании. Стало очевидно, что запланированное на 1940 год вторжение на Британские острова не состоится, так как у немцев явно не хватает сил и средств для проведения стратегической десантной операции. В связи с этим главные силы вермахта начали планировать войну с Советским Союзом. Уже 31 июля 1940 года Гитлер заявил на одном из совещаний, что сопротивление Англии опирается на существование СССР. «Если Россия будет разбита, — подчеркивал он, — у Англии исчезнет последняя надежда». 18 декабря 1940 года Гитлер приказал начать подготовку к намеченному на следующее лето блицкригу («молниеносной войне») против Советского Союза. Осуществление плана «Барбаросса», названного по имени императора Священной Римской империи Фридриха I Барбароссы, который в средние века покорил Восток, должно было занять не больше трех месяцев. Для этого требовалось по крайней мере 3 миллиона солдат, 3400 танков и около 3000 самолетов — такой крупной военной кампании на суше история еще не знала. В июне 1941 года многое указывало на то, что Германия развернула подготовку к войне против Советского Союза. И Сталин, пытаясь оттянуть ее начало, приказал не поддаваться на провокации и соблюдать условия Договора о ненападении. Около двух часов пополуночи 22 июня 1941 года товарный состав, груженный советским зерном, пересек границу, направляясь в Германию. Через час 15 минут, не утруждая себя официальным объявлением войны, Гитлер приказал своим войскам перейти границу и форсированным маршем двигаться к Москве. Пакт о ненападении был нарушен. Он продержался 22 месяца.

Нацисты презирали русских, называли их «унтерменш» — «недочеловеки». Гитлер считал коммунизм выдумкой еврейских интеллигентов и хотел уничтожить «класс большевиков и евреев». Взяв на вооружение тактику неслыханной жестокости, Гитлер объявил своим генералам, что в России можно не соблюдать общепринятые правила ведения войны, поскольку Советы не подписали Женевскую конвенцию. Террор стал главным орудием войны против народа. Нацистская партия и СС немедленно взяли на себя управление на захваченных территориях. Всех советских комиссаров и евреев было приказано расстреливать на месте. Над Советским Союзом нависла смертельная опасность. 3 июля Сталин, впервые за долгие годы своего правления прямо обратившись к народу, призвал людей защищать Родину. Против СССР выступили также союзники Германии — Румыния, Венгрия, Италия, Финляндия. Наиболее сильная группировка действовала на направлении Минск -Москва (группа армий «Центр»). К 3 июля немецкие войска продвинулись в глубь советской территории более чем на 500 км и находились на полпути к Москве. «По существу, -отметил Гитлер на следующий день, — можно считать, что противник эту кампанию проиграл». Через две недели немцы овладели естественным коридором, ведущим к Москве, до советской столицы было 320 км. Казалось, до решающей победы оставались считанные дни. Чтобы не допустить усиления группировки русских на Московском направлении и снабдить экономику Германии сырьем, а войска продовольствием, Гитлер направил свои армии на север, к Ленинграду, и в богатые промышленные, угольные и нефтяные районы на юге. Он считал, что взятие Ленинграда станет огромной психологической победой, а доступ к сырьевым ресурсам имел важнейшее значение для успеха его грандиозных стратегических планов. Он надеялся достичь всех трех целей до наступления зимы. Поначалу, несмотря на опасения его военных советников, все шло по плану. К 8 сентября 1941 года Ленинград был окончательно блокирован с суши на севере финскими войсками, а на западе и юге — немецкими. Немцы даже не сочли нужным брать город с ходу, полагая, что изматывающая осада, постоянные бомбежки, холод и голод сломят волю окруженных ленинградцев. На юге к 20 сентября немцы овладели Киевом, и 700 000 пленных были отправлены в лагеря. За два месяца войны Гитлер потерял 409 998 человек, в том числе 87 489 убитыми. Более половины из так необходимых ему танков было выведено из строя. Наступившая осень заставила немецко-фашистское командование торопиться, чтобы реализовать цели, поставленные в плане «Барбаросса». Направление главного удара оставалось прежним — на Москву. Для осуществления решающей операции «Тайфун» гитлеровским командованием в составе группы армий «Центр» было сосредоточено 1,8 миллиона человек, свыше 14 000 орудий и минометов, 1700 танков и около 1390 самолетов. Советская группировка войск на этом направлении насчитывала около 1,2 миллиона человек, 7600 орудий и минометов, 990 танков, 677 самолетов. Таким образом, советские войска в 1,5-2 раза уступали немецким как в личном составе, так и в военной технике.

Читать еще:  Блокада ленинграда — линия обороны и карта окружения 1941 года

К 30 сентября началось очередное немецкое наступление. Малочисленная Красная Армия несла потери. Две армии попали «в мешок» окружения под Брянском и четыре — под Вязьмой. В плену оказались еще около 660 000 человек. Дорога на Москву была почти свободна. Однако в октябре пошли дожди и темп наступления немецких войск значительно замедлился и составлял в среднем 2-3 км за сутки, тысячи машин увязли в грязи. К тому времени русские сумели укрепить оборону столицы, перебросив туда 30 сибирских дивизий. Кроме того, советские войска получили новые танки «Т-34» и ракетные установки «катюши». До 100 000 москвичей, в основном женщины, рыли противотанковые рвы, строили оборонительные сооружения, устанавливали проволочные заграждения. Около 2 миллионов жителей столицы эвакуировались на восток. Наконец первый зимний мороз сковал грязь, и 15-16 ноября группировка немцев возобновила наступление на Москву. На полях Подмосковья вновь развернулись кровопролитные сражения. На некоторых участках немцам удалось приблизиться к Москве на 25-30 км. Усилившиеся морозы буквально терзали немцев: двигатели автомобилей, танки и автоматы отказывались работать, так как использовалась летняя смазка. В начале декабря температура упала до минус 40°С, и начали сдавать люди: 14 000 гитлеровцев пришлось ампутировать конечности. Советские же войска, несмотря на тысячные потери и морозы, контратаковали, не давая немцам продвигаться к Москве. С каждым днем становилось все очевиднее, что натиск немецко-фашистских войск ослабевает. В битве за Москву у немецкого командования не было значительных резервов, поэтому наступление приостановилось.

— Представление о том, что силы противника, противостоящие группе армий «Центр», выдохнутся, -это иллюзия, — докладывал 1 декабря один немецкий генерал. Через два дня началось мощное контрнаступление советских войск, разработанное маршалом Георгием Жуковым, и немцы стали отступать. До конца этой необычайно суровой зимы гитлеровцам не удалось перехватить инициативу. Они были всего в 43,5 км от Москвы, но взять ее так и не смогли. Ленинград тоже оставался непокоренным. Немцы продолжали удерживать Украину — основную житницу страны — и значительную часть месторождений угля и железной руды, но советские войска не пустили противника в жизненно важные нефтяные районы Кавказа. Как и Наполеону, Гитлеру не удалось завоевать Россию. Укрепляя решимость своих запаниковавших генералов, он делал все, чтобы армия продолжала сражаться. Простые солдаты исполняли волю фюрера, даже когда были вынуждены питаться мясом павших лошадей. Но мир уже увидел, что армию нацистской Германии можно победить, и это оказало сильнейшее психологическое воздействие на США и Великобританию. С одной стороны, за шесть месяцев ведения войны в 1941 году безвозвратные потери Красной Армии составили 3 137 700 человек. С другой, около четверти немецкой армии — 830 903 человека -были убиты, ранены, взяты в плен или пропали без вести, что опровергало заявления Гитлера о том, что Красная Армия «не умеет воевать». Фюрер не замедлил свалить вину на «стрелочников». Были сурово наказаны армейские офицеры, включая 35 командиров корпусов и дивизий, а Гитлер получил еще больший контроль над выработкой военной стратегии. Однако его серьезные ошибки уже нельзя было скрыть. Он недооценил силу сопротивления противоборствующей стороны, ее моральный дух, волю к победе, экономические и оборонные возможности, а также условия ведения войны (отсутствие дорог, распутица, необычайные морозы), что сделало нереальными все планы военной кампании. Неудачное наступление на Москву стало поворотным пунктом в ходе Второй мировой войны. Победа советских войск под Москвой развенчала легенду о непобедимости вермахта, ускорила оформление, а затем и укрепление антигитлеровской коалиции. К концу 1941 года определилась «тройка» главных союзников в войне против Германии и ее сателлитов: СССР, Англия и США. В начале 1942 года в антифашистскую коалицию входило уже 26 государств. На советско-германском фронте в ходе прошедших сражений подверглись разгрому крупнейшие группировки немецко-фашистских войск, что снизило наступательные возможности вермахта. Поэтому, готовя новое наступление летом 1942 года, Гитлер планировал удар на одном южном участке фронта, чтобы выйти к Волге в районе Сталинграда, а затем захватить нефтеносные районы Кавказа.

Пользуясь отсутствием второго фронта, немецкое командование перебросило на восток еще несколько дивизий и 28 июня развернуло наступление на Донбасс и Сталинград. К 17 июля немецкие войска стояли у стен города. Войска Гитлера превосходили силы русских в личном составе в 1,7 раза, в самолетах в два раза. Советские воины героически отразили натиск врага и затормозили его движение, хотя за это пришлось заплатить тысячами жизней солдат и офицеров. Русские потеряли под Сталинградом: 643 800 человек, в их числе 323 800 были убиты и попали в плен, 320 000 — ранены и контужены; 1426 танков, 12 137 орудий и минометов, 2063 самолета. Потери немцев составили около 700 000 убитых и раненых, свыше 2000 орудий и минометов, более тысячи танков и свыше 1400 самолетов. Это было самое крупное сражение Второй мировой войны. Попытки немцев захватить город на Волге требовали от гитлеровского командования все новых пополнений и штурмов. Каждый месяц битвы сюда направлялось около 250 000 человек и основная масса военной техники. Но все это сгорало в огне боев у стен города. В сражениях на подступах и в самом Сталинграде ударная группировка понесла самые большие потери, но цели так и не достигла. В ходе контрнаступления, начатого 19 ноября, советские войска окружили в районе Сталинграда гитлеровскую 6-ю армию. Как и в 1941 году, свирепствовал мороз, и непривычные к нему немецкие солдаты страдали от обморожений, болезней и голода. Гитлер поклялся, что блокада окруженной группировки будет прорвана, но 31 января 1943 года остатки 300-тысячной армии были вынуждены сдаться. А за все время Сталинградской битвы войска вермахта потеряли около 1,5 миллиона человек. Контрнаступление трех фронтов под Сталинградом стало исходным пунктом для нанесения по врагу последующих ударов и переросло в начале 1943 года в стратегическое наступление советских войск почти на всем советско-германском фронте. Измотав и обескровив противника на начальном этапе, советские войска создали условия для разгрома немецких войск под Сталинградом, овладения стратегической инициативой и осуществления коренного перелома в ходе войны. Времена, когда головы немцам кружил успех и Красная площадь в Москве чуть было не стала одним из военных трофеев, отошли в область преданий. Потерпевшему сокрушительное поражение фюреру оставалось лишь жаловаться: «Бог войны отвернулся от нас».

Битва за Москву: провал гитлеровского блицкрига

В 1939-1941 годах Третьему Рейху удалось овладеть обширными территориями. Немецкой армии, или вермахту, удалось покорить около половины европейских держав, а другую половину – сделать своими союзниками и сателлитами. Кампании этих двух лет были молниеносными, а мощь германского оружия – впечатляющей. Однако победоносное шествие вермахта продолжалось недолго и после поражений 1942-1943 годов практически сошло на нет. Первым крупным поражением гитлеровской армии стала битва под Москвой.

Предыстория и предпосылки битвы за Москву

22 июня 1941 года немецкие войска вторглись в Советский Союз. С первых же дней чётко обозначилось германское оперативное превосходство. Создавая на отдельных участках численное превосходство в силах, вермахту уже в первые недели удалось нанести серьёзное поражение армии, примерно равной по численности ему. Также советскому руководству, ввиду катастрофы июня 1941-го, не удалось реализовать и свой технический перевес.

В конце июня – начале июля 1941 года Западный фронт Красной Армии был почти полностью разгромлен. По сути в это время дорога на Москву для вермахта была открыта, но большое расстояние до советской столицы делало её взятие летом 41-го невозможным. Однако ситуация оставалась тяжёлой.

Продвижение немецких войск было настолько быстрым, что уже десятым числам июля им удалось подойти к Смоленску. Таким образом, примерно 700 километров из 1000 от границы до Москвы было уже преодолено. Но в то же время и вермахт, пройдя столь огромное расстояние за сравнительно короткое время, несколько выдохся. 2-я немецкая танковая группа под командованием генерала Гудериана, прорвавшись за Днепр, серьёзно оторвалась от основных сил и была вынуждена остановить наступление.

В период с 10 июля по 10 сентября 1941 года Красная Армия провела целый комплекс оборонительных и наступательных действий, вошедших в историю как Смоленское сражение. Здесь советские войска сумели на целых два месяца задержать гитлеровские войска, рвавшиеся к Москве, нанести им серьёзные потери и существенно снизить их наступательный порыв.

16 июля вермахт овладел Смоленском. При этом советским руководством решено было не сообщать об оставлении столь значимого города по радио до особого распоряжения правительства. В районе Смоленска была окружена 16-я советская армия, которая с тяжёлыми боями всё же сумела вырваться из кольца.

Бои под Смоленском

29 июля вермахту удалось овладеть городом Ельня, образовав тем самым выступ на восток. Именно с этим выступом и связана отдельная страница в истории Великой Отечественной войны. В течение полутора месяцев Красная Армия предприняла ряд попыток срезать выступ и лишить вермахт оперативно выгодного плацдарма в районе Ельни. Лишь к началу сентября советской 24-й армии удалось овладеть городом. Однако в боях советские части понесли весьма крупные потери, в связи с чем Резервный фронт был существенно обескровлен. Кроме того, уже с конца августа ельнинский плацдарм потерял всякую практическую ценность в связи с отводом из него основных частей вермахта, а также наступлением немецких войск на других участках фронта. Кроме того, последующие события показали, что операция по контрудару в районе Ельни практически не имела смысла. Однако, в то же время, это была одна из первых серьёзных советских побед.

В середине сентября вермахт снизил активность на центральном участке советско-германского фронта и провёл ряд операций на севере (блокада Ленинграда) и на юге (окружение Юго-Западного фронта и Киева, вторжение в Крым), благодаря чему были созданы благоприятные условия для начала наступления на Москву. Тем не менее, окружённые советские части продолжали оказывать отчаянное и упорное сопротивление, сбивая тем самым наступление немецких войск. К концу сентября, одержав оперативные победы на юге и на севере, вермахт начал сосредоточение резервов на центральном направлении. Стало ясно, где развернутся решающие бои.

Силы и планы сторон

В конце сентября на московском направлении вермахту удалось сосредоточить весьма серьёзные силы, в которые входили три армии (2-я, 4-я и 9-я) и три танковые группы (2-я, 3-я и 4-я). Эти войска входили в состав группы армий «Центр», которой командовал генерал Ф. фон Бок. С воздуха немецкие войска поддерживал 2-й воздушный флот под командованием А. Кессельринга. Общая численность немецкой группировки составляла 78 дивизий, или почти два миллиона человек, около 2000 танков и 1300 самолётов.

Читать еще:  Цру: история и нынешнее положение

Вермахту противостояли три фронта Красной Армии: Западный (16-я, 19-я, 20-я, 22-я, 29-я и 30-я армии) под командованием генерал-полковника И. С. Конева, Резервный (24-я, 31-я, 32-я, 33-я, 43-я и 49-я армии) под командованием маршала С. М. Будённого и Брянский (3-я, 13-я и 50-я армии, а также отдельная оперативная группа) под командованием генерал-полковника А. И. Ерёменко. Общая численность советских войск составляла примерно 96 дивизий, или 1 миллион 200 тысяч человек, около 1000 танков и примерно 550 самолётов. Таким образом, общее преимущество было на стороне немцев.

План германского командования, получивший название «Тайфун», заключался в прорыве обороны советских войск на ряде участков, окружение основных группировок Брянского и Западного фронтов и наступление на практически неприкрытую Москву. При этом планировалось не просто взять столицу Советского Союза, а окружить её. Гитлер мечтал, чтобы ни один житель Москвы не смог покинуть город.

Планы Красной Армии были диаметрально противоположными. Предполагалось упорно оборонять территорию, нанося контрудары и всё больше изматывая вермахт. Затем планировалось провести контрнаступление с помощью свежих сил, уже накапливавшихся в районе столицы за счёт резервов Верховного Главнокомандования и дивизий, прибывавших с Дальнего Востока и Сибири.

Начало битвы (30 сентября — 11 октября 1941)

Наступление на Москву 1941

Период распутицы завершился 4 ноября с наступлением морозов. Германские генералы ждали морозов как облегчения, способного избавить войска от трудностей распутицы. Но на деле самое ужасное для них только начиналось. Морозы почти моментально ударили по частям вермахта, не подготовленным к сложным погодным условиям.

Тем не менее, немецкое наступление продолжилось. В 20-х числах октября немецкие войска начали двигаться к Туле и 29 числа вышли к городу. Обороняла Тулу 50-я армия. Ей, опираясь на укреплённую линию, созданную при широком участии жителей города, удалось задержать противника и не дать ему прорваться сходу. После краха планов по быстрому взятию Тулы части немецкой 2-й танковой группы группы начали движение восточнее города, с целью хватить советскую 50-ю армию и пробиться к Москве с юга. Но и здесь к концу ноября противника ожидала неудача: советские войска, непрерывно контратакуя, сумели полностью остановить продвижение немцев.

Парад 7 ноября 1941

7 ноября 1941 года на Красной площади прошёл традиционный парад советских войск. Перед войсками, часть из которых после парада сразу отправилась на фронт, выступил И.В. Сталин. В своей речи он напомнил советским воинам, что на их долю выпала «великая миссия по освобождению народов Европы, порабощённых фашизмом». Это выступление и парад в целом имели мощный эффект, вызвавший подъём боевого духа войск и народа. Стало ясно, что Москва сдана не будет.

На центральном (клинском и солнечногорском) направлении бои развивались также драматично. Немцы планировали превратить Клин в укреплённый пункт и заставить советские войска понести огромные потери в попытках взять город. Однако уже к 13 декабря частям Красной Армии удалось полуокружить части вермахта, так что немецкому командованию пришлось отводить войска на запад. В результате, Клин был взят уже 16 декабря. 20 декабря был освобождён Волоколамск. Юго-западнее Москвы в конце декабря – начале января были освобождены города Наро-Фоминск и Боровск.

В районе Тулы советские войска нанесли удар по растянутым порядкам 2-й немецкой танковой группы. Части вермахта, пытаясь сохранить свою боеспособность и предотвратить катастрофу, начали отход на запад и юго-запад. В результате ожесточённых боёв советским войскам удалось ликвидировать угрозу для Тулы и создать предпосылки для освобождения Калуги, что и произошло 30 декабря.

8 января контрнаступление советских войск под Москвой завершилось.

Продолжение советского контрнаступления (9 января – 20 апреля 1942)

В результате советского контрнаступления для Красной Армии открылись весьма радужные перспективы. Учитывая то, что войска не потеряли боеспособности и наступательного порыва, советское руководство приняло решение начать наступление с целью выбить немцев из Ржева и уничтожить немцев в Демянском «котле». Однако эти действия советских войск оказались весьма неудачными. Во многом это объясняется тем, что войска всё же понесли существенные потери в ходе предыдущих операций, а также очень трудными погодными условиями.

В районе Ржева немецкие войска выстроили весьма мощную оборону, которая была гибкой. Имея резервы позади линии фронта, немцам, хоть и с большим трудом, удалось не только удержать Ржев и Демянск, но и восстановить сухопутную связь с Демянском.

На центральном направлении советские войска в конце января предприняли попытку окружить группу армий «Центр», для чего в районе Рогачёва был высажен массированный воздушный десант в составе 4-й воздушно-десантной бригады. Также навстречу десантникам была выдвинута 33-я армия под командованием генерал-лейтенанта М. Г. Ефремова. Однако немецкие войска, сумев организоваться после длительного отступления, нанесли удар по тылам армии, которые не были прикрыты. В результате 33-я армия попала в окружение, в котором находилась весьма продолжительное время и из которого смогла выйти лишь часть её личного состава. Сам генерал-лейтенант Ефремов застрелился.

В результате боёв января-апреля 1942 года, на западном направлении инициатива начала ускользать из рук Красной Армии. Советские войска понесли ощутимые потери и к маю были вынуждены перейти к обороне.

Потери сторон и итоги битвы за Москву

В ходе Московской битвы советские войска понесли огромные потери. Около 930 тысяч человек было убито, умерло от ран либо попало в плен. Примерно 880 тысяч человек составили потери Красной Армии ранеными. Также было потеряно более 4000 танков и около тысячи самолётов.

Немецкие потери составили примерно 460 тысяч человек убитыми и умершими от ран. Потери в боевой технике составили около 1600 танков и 800 самолётов.

Результаты битвы за Москву весьма противоречивы и до сих пор являются одной из тем оживлённых споров военных историков. При этом нужно оценивать не только территориальные результаты сражения, но и потери, а также изменения в стратегической и оперативной обстановке для обеих сторон.

В ходе Московской битвы Красная Армия понесла громадные потери (особенно на её начальном этапе), но затем сумела нанести ряд поражений немецким войскам, освободив часть потерянной в октябре-декабре территории. Однако в то же время советское командование упустило реальную возможность полного разгрома самой мощной немецкой группировки – группы армий «Центр» – и добиться победы над Третьим Рейхом уже в 1942-1943 годах. Тем не менее, наступательные операции были также проведены и на других участках фронта, что поставило немецкие войска в очень сложное положение. Тем не менее, уже в конце апреля 1942 года ситуация для советских войск начала ухудшаться, и вскоре инициатива вновь перешла к вермахту.

Немецким войскам удалось в начале сражения продвинуться практически вплотную к Москве, но затем, понеся серьёзные потери, и отступить на 150-300 километров на запад. Кроме того, некоторые части вермахта оказались в крайне невыгодном оперативном положении, ввиду чего им пришлось летом-осенью 1942 года проводить ряд частных операций по ликвидации угроз. В то же время немцам так и не удалось овладеть Москвой, и уже летом 1942 года вермахт вновь был вынужден начинать изнурительное наступление вглубь Советского Союза. Германия оказалась втянута в затяжную войну, победного конца которой не было видно. Тем не менее, командованию вермахта удалось спасти Восточный фронт от краха зимой 1941-1942 года и сохранить боеспособность войск.

Для Гитлера советское контрнаступление под Москвой стало весьма неприятным «сюрпризом», вину за который он возложил на целый ряд немецких военачальников. Так, в декабре-январе со своих должностей были смещены: главнокомандующий сухопутными силами Германии В. фон Браухич (его место занял сам Гитлер), командующий группой армий «Центр» Ф. фон Бок, а также командующий 2-й танковой группой Г. Гудериан. Эти перестановки стали своеобразным признаком истерии, царившей в кругах германского командования перед лицом возможной катастрофы.

Для союзных СССР держав битва под Москвой стала своеобразным «открытием» – стало ясно, что немцев можно бить и побеждать. С целью лично убедиться в успехах советского оружия, под Москвой побывал ряд официальных лиц из Великобритании и США. Масштабы победы над вермахтом поразили их.

Для советского народа победа под Москвой также стала первой радостной вестью за долгие месяцы страданий и потерь. Стало ясно, что победа над нацизмом неминуема.

Учитывая все факты, можно с уверенностью сказать, что битва под Москвой, хоть и была по сути ничьей в военно-оперативном отношении, но стратегически она однозначно стала победой как для Советского Союза, так и для его союзников.

Битва за Москву: провал гитлеровского блицкрига , разгром немецкой армии под Москвой

Для просмотра онлайн кликните на видео ⤵

Великая победа: как удалось остановить немцев в битве под Москвой Подробнее

Битва за Москву: «Тайфун». Серия 1 (военный, реж. Юрий Озеров, 1985 г.) Подробнее

Битва за Москву. Сражение за Москву. Оборона Москвы с 30 сентября 1941 года до 30 марта 1942 года. Подробнее

Разгром немецких войск под Москвой (1942) документальный фильм Подробнее

Ни шагу назад. Битва за Москву Подробнее

Под Москвой мы испугались не холода, мы не ожидали такого . Архивы Вермахта. Военные истории Подробнее

Освобождение. Фильм 1-й. Огненная дуга (военный, реж. Юрий Озеров, 1968 г.) Подробнее

Война (На западном направлении) (1990). 4 серия. Сквозь дым и горечь неудач | Золотая коллекция Подробнее

Великая Война. 1 Серия. Барбаросса. StarMedia. Babich-Design Подробнее

Освобождение. Фильм 3-й. Направление главного удара (военный, реж. Юрий Озеров, 1970 г.) Подробнее

Сталинград. Серия 1 (военный, реж. Юрий Озеров, 1989 г.) Подробнее

Освобождение. Фильм 4-й. Битва за Берлин (военный, реж. Юрий Озеров, 1971 г.) Подробнее

Герои Великой степи Панфиловцы в битве за Москву Подробнее

Освобождение. Фильм 2-й. Прорыв (военный, реж. Юрий Озеров, 1968 г.) Подробнее

Война (На западном направлении) (1990). 1 серия. Взорванный мир | Золотая коллекция Подробнее

Алексей Исаев о битве за Москву. Часть 1. Подробнее

Вторая Мировая. Битва за Москву Подробнее

Битва за Москву: «Тайфун». Серия 2 (военный, реж. Юрий Озеров, 1985 г.) Подробнее

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector